ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это тебе только так кажется, — произнес Белл. — Там не все так просто. Власти Расалхага окончательно деморализованы. Народ — тот действительно хочет продолжать войну с кланами, но правительство этого уже не желает. Похоже, они никак в себя прийти не могут с того момента, как их драгоценный принц Рагнар отказался от освобождения. Поразительно, но он предпочел остаться в плену у клановцев.

— Но они могут предложить нам контракт с повышенной степенью риска, — настаивала Эсмеральда.

— Не кипятитесь, — вмешался Роуз. — Вы оба правы. Работу мы там найти, несомненно, сможем, но это будет совсем не та работа, которую мы ищем. Прежде всего хочу заметить, что контракт с повышенной степенью риска не так уж высоко оплачивается. Наш будущий работодатель должен удовлетворять двум основным условиям: он, как и мы, не побоится столкновений с кланами, но не только — он должен быть еще и кредитоспособен.

— А такими могут быть либо федералы, либо Дом Куриты, — закончил мысль Хог. — Только они хотят продолжать войну с кланами и имеют для этого необходимые средства. — Хог прицелился и дважды выстрелил. Первый выстрел закрыл собой попадание Белла, второй — пробил отверстие в левом глазу мишени.

— Ты Думаешь, что мы сумеем продлить контракт, предложив свои услуги одному из этих Великих Домов? — спросила Эсмеральда. — А тебе не приходило в голову, что они могут отказать? Нет, нам следует подумать о том, что придется заключать еще один, местный, контракт — такой же, как сейчас.

— Эсмеральда права, — вставил Роуз. — Нужно учитывать все. Да, мы неплохо сработались, и у нас отличные роботы, но мы не единственные в своем роде. Согласен, что работа на Федеративное Содружество или Дом Куриты предпочтительна, но и не идеальна. Хотя лично мне больше импонирует Курита, но это, повторяю, дело вкуса.

— С какой стати ты вдруг, полюбил этих змееедов? Или все еще не можешь забыть, что федералы сделали с твоей семьей? — В голосе Белла звучали обида и недовольство тем, что Роуз отверг Федеративное Содружество, Белл раньше служил в Вооруженных Силах ФС и до сих пор с гордостью вспоминал то время.

Роуз наклонил голову и искоса посмотрел на Белла. Эсмеральда знала, что тот готовит Беллу ответ, тщательно обдумывая каждое слово. Джереми Роуз был старшим сыном воина — водителя боевого робота, служившего в элитарном подразделении наемников Горцы Северного Ветра. Когда в 3039 году разразилась война. Горцы, сражаясь на стороне принца Хэнса Дэвиона, совершили ряд сокрушительных рейдов вдоль границ Федеративного Содружества и Синдиката Драконов. В тяжелых и кровопролитных битвах они завоевали часть миров, принадлежащих Дому Куриты. Но Теодор Курита нанес ответный удар и вернул себе часть потерянных земель. В кошмаре этой войны, жестокой и разрушительной, Роуз потерял свою мать, она была убита в одном из боев. По сей день Джереми Роуз считал, что в смерти его матери виновен только Дэвион, и никто другой. Это убеждение внесло раскол в его отношения с отцом. После неоднократных ссор молодой Роуз покинул Горцев и перешел на службу в Ком-Гвардию.

— Нет, Белл, — парировал Роуз, — моими решениями руководят не эмоции, а знание политической ситуации. — Казалось, что Белл не слушает, но Роуз тем не менее продолжал: — Послушай, именно в этом самом месте Внутренней Сфере грозит наибольшая опасность. Подобной напряженности здесь не было с того времени, когда на Федеративное Содружество обрушился Стивен Амарис. Сейчас Федеративное Содружество решает важнейший для себя вопрос — быть ли ему единой большой и счастливой семейкой или нет. И все эти таинственные новые мальчики — самое лучшее подтверждение моих слов.

Эсмеральда понимала, что Роуз имеет в виду Серый Легион Смерти Грейсона Карлайла. Вряд ли этим наемникам, прозванным «бешеными», понравилось бы, как их называет Роуз, но Эсмеральда чувствовала, куда он клонит, и мысленно была с ним совершенно согласна.

— Тебя никогда не интересовало, почему это у Грейсона Карлайла Смертоносного такие тесные контакты с Таркадом и семьей Штайнер? — спросила она. — Да, формально и внешне они подчиняются Виктору Дэвиону. Он посылает им свои приказы, а Легион их добросовестно выполняет, но при этом легионеры остаются лояльными Штайнерам, а своей родиной считают Содружество Лиры. Там он создавался еще тогда, когда Федеративное Содружество не имело достаточного влияния. Нет, Легион крепко связан со своим прошлым.

— А Федеративному Содружеству еще далеко до единства. Подавляющее большинство простых людей, а значит, и военных не считают себя единой семьей. В душе они остаются верными кто — Дому Дэвиона, кто — Дому Штайнера. Сейчас они связаны одним общим делом — воюют против общего врага, но по многим очень важным понятиям у них нет и не может быть единства взглядов. Временами их расхождения очень велики.

— И ты можешь привести хотя бы один пример? — спросил Белл.

— Конечно, — ответил Роуз. — Например, война с кланами. Кто пострадал больше всех, кто пролил больше крови и потерял больше планет? Те, кто считает себя верными Штайнерам. Лиранцы не только удивляются, но и недовольны тем, что их союзники не помогают им вернуть потерянное, сами же дэвионовцы и не собираются этого делать.

— Да, все так запутано, — тихо сказал Роуз, поднял свой пистолет и нажал на спуск. — Политика, сплошная политика, но кто знает, к чему она нас приведет.

— Только не к Дому Куриты, — произнес Белл. — Пойми меня правильно, Антиох. Я не идеализирую Синдикат Драконов и не питаю к нему особой любви. Его правители ничем не лучше остальных политиканов, но у Синдиката есть определенные преимущества, которых нет у других. — Роуз не смотрел на друга, один за другим он посылал выстрелы из своего лазерного пистолета.

— Во-первых, — спокойно продолжил Роуз, — несмотря на многочисленные потери. Синдикат Драконов умудряется сохранять на своих границах некоторую стабильность. Далее. В отличие от других правителей, Теодор Курита хочет отвоевать потерянные миры и в этом пользуется полной поддержкой народа. Я абсолютно уверен, что наш воинственный Тедди направит всю свою энергию на борьбу с кланами, а не с Федеративным Содружеством. И не придется нам воевать с твоим разлюбезным Федеративным Содружеством, чего ты так опасаешься. Теперь, во-вторых, Теодор Курита — самый опытный и способный военачальник, какого я только знаю. Тедди отличается от самоуверенного Виктора Дэвиона или религиозного фанатика Марика тем, что он одновременно прекрасный воин и умный политик. Хочу сказать, что в наше время это большая редкость, и поэтому склоняюсь к тому, чтобы предложить свои услуги именно Теодору Курите.

— Но эти чертовы Змеи славятся своим отвратительным отношением к наемникам, — вставил Белл.

Роуз утвердительно кивнул и отвел глаза от мишени. За время разговора он изрешетил и изрезал ее вдоль и поперек. Джереми вытащил из пистолета разряженную батарейку, вставил новую и опустил лазер в кобуру.

— Тут ты прав, — ответил Роуз. — Но, как мне кажется, не совсем. По моим сведениям, отношение к наемникам в Синдикате Драконов начинает меняться к лучшему.

— Да что ты говоришь? — усмехнулся Хог. — Я говорю то, что знаю, — парировал Роуз. — Повторяю, отношение к наемникам меняется в лучшую сторону. И началось это с того времени, когда Волчьи Драгуны и Гончие Келла помогли спасти планету Люсьен от вторжения кланов. Именно с тех пор Курита начал охотно вербовать наемников, причем на вполне приличных условиях. Эта информация пришла ко мне из Зоны Недосягаемости.

При упоминании о Зоне Недосягаемости Эсмеральда поморщилась.

— Что-нибудь не так? — спросил ее Роуз. — С вашими спорами я совсем забыла, зачем пришла сюда, — ответила Эсмеральда. — Поступило сообщение от Аякса. — Она посмотрела на свой хронометр. — Рия прилетела в Зону Недосягаемости приблизительно тридцать шесть часов назад и зарегистрировала нас в журнале «Обозрение солдата удачи» и в Комиссии по связям с наемниками. Она пишет, что уже приступила к поискам приемлемых контрактов, и спрашивает, нет ли у нас каких-нибудь дополнительных замечаний или условий.

2
{"b":"18009","o":1}