ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Завоевание Тирлинга
Самый одинокий человек
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Время – убийца
Тобол. Мало избранных
Двенадцать ключей Рождества (сборник)
История моего брата
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Свой, чужой, родной
A
A

— Лейтенант, капитан Дэйнс закончил ремонт и переоборудование корабля? — спросил ее Роуз.

— Так точно, капитан, — отрапортовала Мето. — Еще вчера вечером.

— Хорошо, — сказал Роуз. — Кажется, лейтенант, что вы все-таки полетите с нами вместе со своим «Великим Драконом». — Мето поклонилась. Роузу показалось, что слишком низкий поклон был не случаен: Мето просто решила скрыть мелькнувшую на ее губах улыбку.

Дело в том, что «Черные щипы» состояли из двенадцати боевых роботов и полностью занимали грузовой отсек корабля класса «Юнион». Когда Роуз сказал Мето, что она полетит без своего боевого робота, девушка тут же выступила с контрпредложением.

Поскольку робот «Бросок», принадлежащий Юрию, и Лизин «Меркурий» весили меньше, чем обычный тяжелый робот, то они могли занять одно отделение грузового отсека, и тогда в корабль можно было взять и «Великого Дракона».

«Теоретически, — думал Роуз, — это возможно, но на практике осуществить такое нельзя, потребуется длительная и кропотливая подготовка грузового отсека, на которую не каждый капитан корабля решится. Кроме того, дополнительный боевой робот — это перегрузка корабля, и если на переделку отсека еще кто-то и согласится, то лететь на перегруженном корабле не отважится даже смельчак». Однако после неоднократных разговоров и настойчивых просьб Роуз согласился с Мето при условии, что ей удастся уговорить Дэйнса. Неизвестно, как проходил ее разговор с капитаном «Трэйси», но очень скоро Мето поразила Роуза своим сообщением о том, что капитан Дэйнс, по ее словам, «с нескрываемой радостью воспринял предполагаемые изменения грузового отсека своего корабля». То обстоятельство, что Мето летела вместе с «Черными шипами», Роуза не только не расстраивало, а даже наоборот, подбадривало: лишний боевой робот в битве никогда не может быть помехой.

— Вы знали что-нибудь об изменении даты отправки? — спросил Роуз лейтенанта.

— Нет. — Мето энергично замотала головой. — Я связывалась со своим начальством не один раз, но о возможном перенесении полета мне никто ничего не сообщал. Впервые я узнала об этом только сейчас, когда вы нас разбудили.

Роуз попытался проанализировать ответ Мето. «Вполне допустимо, что она говорит правду, однако трудно поверить в то, что она не знала о готовящемся переносе. Но если бы Мето действительно знала об этом, то тогда команду о готовности должна была отдатб именно она, а не ждать сообщения Роуза. Но возможно, что она хитра до такой степени, что, прекрасно зная обо всем, предпочла не раскрывать себя, а ждать. Ну и задача!»

— У меня есть к вам один вопрос, довольно сложный. Вы можете не отвечать на него, я к такому повороту событий готов, но если вы согласитесь ответить, то тогда вам придется сказать правду. Ваш ответ очень важен для меня. Согласны?

Мето посмотрела на Роуза холодным пристальным взглядом. «Просчитывает варианты», — глядя на нее, подумал Роуз.

— Согласна, задавайте ваш вопрос, — решительно сказала Мето.

— Мне нужно знать только одно, — начал Роуз. — Что вы здесь делаете? Как вам удалось получить свое назначение и каковы ваши настоящие функции? Хотя должность офицера связи не очень популярна, все равно ее нужно заслужить. Учитывая ваш возраст, особых заслуг у вас быть не может, значит, вы получили эту должность по блату. Но если у вас есть связи, тогда почему вы тянете лямку в этой Богом забытой дыре, где и находиться-то опасно?

Мето ответила не сразу. Роуз терпеливо ждал, когда она все обдумает. Наконец она заговорила:

— Вы задали мне очень сложный вопрос, я давно его ожидала и готова на него ответить, но только при одном условии.

— Что это за условие? — удивился Роуз.

— Вы обещаете мне, что ничего из того, что я вам сейчас сообщу, не выйдет за пределы этой комнаты. Я Скажу правду, но мне не хотелось бы, чтобы ваши люди знали ее. — Она замолкла, ожидая реакции Роуза.

— Договорились, — не отводя вопрошающего взгляда от лейтенанта, согласился Роуз.

— Дело в том, что я родственница Теодора Куриты.

Такого сообщения Роуз не ожидал, и для того чтобы сдержать возглас изумления, Джереми потребовалось все его самообладание. Крепился он еще и потому, что любое проявление удивления будет воспринято Мето как сомнение или недоверие ее словам, а это для жителя Синдиката Драконов, тем более родственницы Куриты, считалось оскорбительным. Мето помолчала, давая ошарашенному Роузу время прийти в себя.

— Будучи родственницей Куриты, — продолжила Мето, — я занимала особое положение в обществе с самого момента своего рождения. Это положение да и мой пол делали для меня неосуществимой мечту стать водителем боевого робота. Тому было много препятствий, и мне пришлось так или иначе преодолевать их все, но даже в этом случае максимум, чего я смогла достичь, — чин лейтенанта. Мое теперешнее назначение, должность офицера связи, самое лучшее из всего того набора дрянных должности-шек, которые мне в свое время предложили на выбор. Я просилась на передовую линию, но в этом мне категорически отказали. — Мето понурила голову, выражение ее лица было очень обиженным, даже страдальческим.

Только теперь в голове Роуза все сложилось в стройную логическую схему. Как одна из членов семьи Куриты, Мето имела определенные обязанности перед страной. В большинстве случаев это означало, что она должна была посвятить себя государственной службе, и, скорее всего, на гуманитарном поприще. Роль военного для девушки напрочь исключалась. Роуз хорошо представлял себе, через какие преграды пришлось ей пройти, прежде чем стать офицером. Родственники были, естественно, далеко не в восторге от ее выбора, поскольку Мето нарушала сложившиеся в Синдикате Драконов традиции. Несмотря на то что в стране постепенно ломался действующий стереотип женщины и многие девушки успешно служили в армии, это не распространялось на аристокрятию, тем более на членов правящего Дома.

— И как же вас угораздило попасть сюда? — Роуз не нашел лучшего вопроса.

— Я попала на Уолкотт, как и все остальные, добровольцем. Сначала мне хотели отказать и в этом, но потом нехотя разрешили. Здесь всегда ощущалась нехватка офицеров по связи с наемниками.

— А ваш «Великий Дракон»? Где вы научились обращаться с ним?

— Я получила его в качестве подарка от одного из моих покровителей, пожелавшего остаться неизвестным. Скорее всего, это кто-то из родственников.

— Вы получили его в подарок после окончания офицерского училища? — усмехнулся Роуз.

— Нет, — покачала головой Мето. — Мои отметки не позволяли мне надеяться на получение боевого робота. — Она продолжала сверлить взглядом пол у своих ботинок. — Я была средненькой ученицей, высшие баллы мне ставили только по истории. Честно говоря, это был единственный предмет, которым я увлекалась с детства и всегда занималась им серьезно.

— Да, дела, — вздохнул Роуз и поскреб себя по небритой щеке. Все, что рассказала ему Мето, было вполне похоже на правду. Постоянно наблюдая за ней, Роуз пришел к выводу, что это целеустремленная девушка и ею двигает страх оказаться хуже других. Немного суматошная и несобранная, она привлекала симпатии воинов своим желанием стать полноправным членом команды Роуза не за счет официального положения, а постоянно повышая свое мастерство. Она не требовала себе никаких поблажек и этим заслужила уважение остальных воинов «Черных шипов».

— Ну, ладно, лейтенант, спасибо за откровенность. Извините, что устроил вам этот допрос, но вы сами понимаете, что как командир я обязан знать о своих людях все. Наш разговор, конечно, останется строго между нами.

Мето оторвала взгляд от пола и посмотрела на Роуза.

— Я все прекрасно понимаю, капитан Роуз. — Она снова потупилась и тихо произнесла: — Я буду стараться и не подведу вас на задании.

— Я надеюсь, — сказал Роуз и вдруг, будто вспомнив что-то малозначительное, прибавил: — Да, лейтенант, совсем забыл сказать. Я хочу назначить вас в боевое подразделение. С вашей стороны нет возражений? — Мето энергично замотала головой. — Ну вот и прекрасно.

36
{"b":"18009","o":1}