ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я мечтал быть величайшим воином клана.

Трэйси еле сдержала смех. В подобной мечте не было ничего удивительного, об этом думал почти каждый элементал. Только те, у кого такая мечта была, выдерживали страшные, немыслимые нагрузки тренировок и доживали до настоящих битв. Считалось, что элементал обязан иметь подобную мечту. Трэйси посмотрела на полковника и увидела, что его эта мечта жгла сильнее, чем кого-нибудь, и не угасла даже сейчас.

— И что случилось с вашей мечтой? — спросила она.

Полковник вздохнул, и его могучие плечи поникли. Он весь как будто сгорбился.

— Я достиг ее, Трэйси, — ответил он и рассмеялся.

— На Токкайдо?

— Да, на Токкайдо. В течение недели я считался лучшим воином клана. Я один противостоял целой армии. Я сражался и убивал, я разрушал и упивался своей мощью. — Он сжал руки в кулаки и поднял их над головой. Трэйси восхищенно смотрела на полковника и видела, как он пытается вызвать к жизни свои былые ощущения.

Деверо опустил руки, разжал кулаки и печально произнес:

— И что я теперь? Командир второразрядного соединения, неспособного справиться с кучкой налетчиков?

Девушка молчала, слушая горестное признание своего командира. Все, что он говорил, было чистейшей правдой. Деверо стал великим воином клана, возможно даже величайшим. И таким его создал клан с помощью тщательно продуманной программы воспитания, основа которой состоит в том, что воинские качества только улучшатся в потомстве. Если воины, не важно кто, мужчина или женщина, показывали себя незаурядными бойцами, они знали, что будут жить вечно в своих будущих потомках. Им это гарантировало «взятие гена», священный ритуал клана, когда у великого бойца для использования в будущих поколениях брали его ген. Трэйси посмотрела в глаза Деверо, пытаясь увидеть в них страсть и огонь. Девушка хотела вновь увидеть того безжалостного и гордого воина, какого знала на Токкайдо, но бесцветные глаза полковника снова залила пустота. Перед Трэйси стоял только образ, оболочка, наполненная разочарованием и обидой.

— У вас есть какой-то план, — уверенно произнесла девушка. — Я это чувствую. — Она не могла поверить, чтобы ее герой не попытался вернуть хотя бы частицу тех качеств, которые он потерял.

— Да, у меня есть кое-какие соображения, — подтвердил полковник, — но все зависит от ремонта корабля куритян.

— Я предполагаю, что вы задумали. — Голос Трэйси задрожал. — Вы хотите улететь с Курчевала.

Денард удивленно посмотрел на нее. Девушке же хотелось в голос рассмеяться. Нужно быть очень наивным человеком, чтобы не догадаться, что именно замышляет полковник, а Трэйси не была наивной простушкой, она понимала Денарда и видела, что его поступками руководят одновременно гордость, жалость к себе и чувство уязвленного собственного достоинства.

— Не просто улететь, — запинаясь, произнес он, — а улететь с блеском.

— На захваченном корабле. — Трэйси покачала головой. — Да, это действительно впечатлит Хана.

Денард широко раскрытыми глазами смотрел на свою помощницу. Он поразился тому, как она разговаривает с ним. Он знал ее уже семь лет, и если бы не этот разговор, полковник никогда не подумал бы, что за ее мягкой улыбкой скрывается такой проницательный ум. Денард сознавал, что подобный тон в беседе со своим командиром недопустим, Трэйси сама обрубила бы первого, кто попытался бы так разговаривать с Деверо. Но странно, полковник не только не испытывал никакого недовольства, но и казался смущенным проницательностью девушки.

— Я расскажу тебе свой план, Трэйси. — Деверо подошел к ней. — И, пожалуйста, не выноси свое суждение преждевременно.

— Я и не стараюсь обсуждать ваши действия, звездный полковник, — не слишком энергично оправдывалась Трэйси. — Я только говорю то, что мне совершенно очевидно.

— Тогда просто слушай меня внимательно. Мы сядем в захваченный нами корабль и вернемся на «прыгун». Должен же он где-нибудь ждать их! Мы найдем его и пристыкуемся. Далее захватываем этот «прыгун» и возвращаемся на Уолкотт. — Денард остановил Трэйси: — Я знаю, что ты хочешь мне возразить, но прежде выслушай меня. Поскольку в «прыгун» уже будет введена программа полета, мы полетим на нем. Я думаю, что конечными пунктами может быть либо Пешт, либо Люсьен. В любом случае мы прилетаем и атакуем куритян на их территории.

Трэйси выслушала план полковника без особого восторга. Конечно, какое-то рациональное зерно во всей этой затее было, но вопросов набралось больше.

— Кто будет находиться в шаттле? — спросила она.

— Две звезды боевых роботов сорок шестого Рыцарского полка клана. Проведение полномасштабной агрессии на Уолкотте нам запрещено, но налет малыми силами вполне допустим.

— Все воины скорее всего погибнут, — заключила Трэйси.

— Конечно, — охотно согласился полковник. — Но не сразу. К тому же найти среди Рыцарей десяток воинов, готовых пойти на смерть, не представит труда. Кстати, — полковник задумался, — погибнуть могут далеко не все.

Вот уж в этом Трэйси очень сомневалась, но она знала и то, что успокаивать Рыцарей не придется, в сорок шестом найдется достаточно воинов, желающих умереть славной смертью.

— После того как мы прилетим на Люсьен, как же мы вернемся обратно в пространство клана? — спросила Трэйси.

И тут Деверо впервые за все время пребывания на Курчевале искренне и от всей души рассмеялся.

— На Люсьене мы будем чувствовать себя, как лиса в курятнике. Мы сотрем в порошок их станцию и улетим. Если же нас занесет в Пешт, просто разгромим все, что под руку попадется.

Трэйси заметила, что на лице полковника вновь появилась дежурная улыбка.

— Захват «прыгуна» не представляет для элементалов сколько-нибудь сложной задачи, — продолжал Деверо. Трэйси кивнула и подумала, что полковник даже не помышляет о том, что она не согласится участвовать в подобной авантюре. И она, конечно, согласится, но на условиях, о которых никогда не скажет Денарду.

— Но все же, полковник, — спросила Трэйси, — зачем вам все это нужно? — С лица Деверо мгновенно слетела его показная улыбка, и перед Трэйси снова появился все тот же опустошенный человек, которого она каждый день видела уже в течение целого года.

— Не знаю, — ответил Денард. — Может быть, только для того, чтобы доказать самому себе, что я еще могу что-либо сделать. И еще. — Он помолчал в нерешительности. — Мне хотелось бы, чтобы мои потомки когда-нибудь снова оказались на Терре, но уже в качестве победителей.

— Не понимаю вас. — Трэйси тряхнула головой. — Что вам еще нужно? У вас есть Кровное Имя, вы звездный полковник, участвовали в ритуале взятия гена. — Трэйси горячилась. — Вам этого недостаточно?

— Афф, звездный капитан, тысячу раз да! Если я еще раз не докажу свою храбрость, мои потомки появятся только через сто лет, а я не хочу ждать так долго. Мой сын или моя дочь должны превзойти меня, они достигнут таких высот, о которых я только начинаю мечтать!

Трэйси молча кивала. Полковник обратился к ней по званию, давая понять, что их откровенный разговор закончился. Они снова стали командиром и подчиненной. В последний раз девушка бросила быстрый проницательный взгляд на Деверо. Нет, в его глазах она не обнаружила прежних столь знакомых ей искр, они снова были пусты.

Капитан повернулась и направилась к двери. Ей было абсолютно ясно, что полковник и не планирует возвращаться на Курчевал, ему это не нужно. Его ген надежно хранится в генном банке, ожидая своего часа. Денарду требуется только одно — умереть в бою, погибнуть с блеском и славой. А ей? Нужно ли это Трэйси? Ну уж нет. И, выходя из комнаты, девушка дала себе клятву — что бы ни случилось и чего бы ей это ни стоило, но она вернется на Курчевал. Она обязана вернуться!

XXV

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

29 июля 3057 г.

По неровной, еле заметной дороге Джереми шел за аэрокарами. Он узнал этот класс, военные аэрокары «Хозяин Саванны». Впритык за Роузом в полном молчании двигались остальные члены отряда. Все переживали смерть О'Ши. Сам Роуз, долгое время знавший его, управлял роботом как во сне, неоднократно ему поступал сигнал о каком-либо препятствии, которое Джереми даже и не замечал.

52
{"b":"18009","o":1}