ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дастин засмеялся, и воины «Черных шипов» удивленно посмотрели на него.

— А вы что, собираетесь жить вечно? — спросил он сквозь сжатые зубы. Белл попытался улыбнуться в ответ, но улыбка получилась не слишком оптимистичной, ответ Дастина его явно не успокоил, и он нахмурился. Весело подмигнув, Кантрелл ткнула Белла в плечо и подняла кверху большой палец. Белл отсалютовал в ответ, и Кантрелл со своим спутником вышли из комнаты. Белл в сомнении оглядел комнату.

— Что-то не нравится мне это местечко, — мрачно произнес он. Некоторые бойцы отряда согласно закивали.

— Позже составим план действий, — предложил Роуз, на которого последнее сообщение, казалось, не произвело никакого эффекта. — А пока давайте устраиваться. Не думаю, что нам придется пробыть здесь долго, но советую получше запомнить все, что майор сказала о фонарях и оружии. Прошу вас поодиночке не выходить. — Джереми посмотрел на лица своих бойцов. — Поняли меня?

— Мне кажется, что у нас случилась беда, — пискнула Мето, стоявшая позади всех.

— Ну-ка, ну-ка, — повернулся к ней Белл. — Что там может быть еще хуже? — И он показал глазами на потолок.

— Может. — Голос Мето звучал очень тревожно. — Если Кантрелл сказала правду и наш корабль захвачен, клановцы получат доступ к информации в компьютерах.

— Ну и что? — Рианнон удивленно смотрела на Мето.

— А то, что в руках у них окажутся шифры управления и файлы шифрованных сообщений, — ответил Роуз.

Мето кивнула.

— И тогда... — Слабый от волнения голос Мето был еле слышен, — они могут вполне связаться с «прыгуном» и отправиться на «Трэйси» к нему вместо нас.

— «Трэйси» превратится в троянского коня, — подвела итог Эсмеральда.

— Они так и сделают, — шептала Мето. — А потом захватят «прыгун» и смогут полететь на нем не только к Уолкотту, но и куда угодно.

— Например, на Люсьен, — предположила Рианнон. Мето закрыла глаза и обхватила руками лицо.

— По сравнению с этим наши битвы на Курчевале — просто детские прогулки, — угрюмо заметила Эсмеральда. — Похоже, что мы отдали Кошкам ключи от главных ворот Люсьена.

— Это невозможно, — шептала Мето.

— Они могут сделать и не так, — вступил в разговор Юрий. — Они попробуют отрезать Уолкотт от снабжения, — предположил он, но остальные воины так посмотрели на него, что он сжался и залепетал: — Да нет, это я так, в качестве предположения.

— Ну вот, теперь все ясно, — подвел итог Роуз. — У нас есть задача, требующая немедленного разрешения, но думать над ней сейчас мы не в состоянии, поэтому давайте хотя бы отдохнем, нам еще понадобятся силы, и не раз. И не смотрите на меня так! — Джереми повысил голос. — Это приказ! Все, всем отдыхать! Рия, — обратился он к сестре, — нам с тобой необходимо сейчас же встретиться с командирами движения сопротивления. Мы отправляемся, остальным находиться здесь. Если удастся узнать еще что-нибудь, тогда и начнем детальную разработку операции.

— Хорошо, — ответила Рия.

Роуз посмотрел на свой хронометр.

— Тогда отправляемся.

— Постойте, капитан. — Роуз услышал грустный голос Киттен. — Наверное, нужно отслужить панихиду по Грете и Бадикусу. — Она опустила глаза.

— Конечно, конечно, — ответил Роуз. — Как только мы с Рией вернемся, сразу же и сделаем.

И снова Джереми почти физически ощутил постигшее «Черных шипов» горе. Так было, когда на Боргезе погиб Ангус. Небольшое соединение, «Черные шипы» всегда очень остро переживали потери. Даже время, зарубцовывающее раны, оказалось не в силах стереть из памяти бойцов лица погибших товарищей. Что мог Роуз сказать им? Никакие слова утешения не успокоят тех, кто испытал острое чувство потери воинов, с которыми они разделяли и горечь поражения, и радость побед.

— А теперь — спать, — произнес Роуз. — Ваше счастье, что вы не видите себя со стороны.

XXVI

Курчевал

Зона оккупации Кланом Кошек сверхновой звезды

30 июля 3057 г.

В сопровождении Трэйси звездный полковник Денард быстрым шагом мерил пространство вдоль строя вытянувшихся в струнку элементалов. Подойдя к большим двустворчатым дверям, он, не сбавляя скорости, распахнул их и вошел в небольшую комнату. Шедшая за полковником Трэйси обернулась и закрыла двери. Денард пересек еще один зал и вошел в самую большую комнату номера. Остановившись у дверей, он осмотрел помещение. Деверо увидел несколько столов с компьютерами на них, возле каждого стола находилось удобное мягкое кресло или кушетка. Справа и слева от входа красивые высокие двери вели в спальни. Расположенное в противоположной стене, прямо перед глазами полковника внушительных размеров окно открывало великолепный вид на равнину. С высоты четвертого этажа, на котором располагался гостиничный номер, пейзаж равнины выглядел просто захватывающим.

В комнате находились три человека, двое из которых равнодушно смотрели на экраны компьютеров. Третий не отрываясь глядел в окно. Денард нисколько не сомневался, что все трое слышали, как он вошел, но, пытаясь сохранить остатки гордости, никто из них даже бровью не повел в сторону полковника. Все это Денарду давно было знакомо, неоднократно он уже наблюдал подобное поведение и в душе принимал его за плохо поставленный спектакль. По законам любого клана плененный воин не имел права ни на гордость, ни на чувство собственного достоинства, а сидящие перед Денардом люди считались пленными.

— Наконец-то мы встретились с вами, капитан Дэйнс. Я звездный полковник Денард Деверо, — произнес он и, протягивая на ходу руку, направился к капитану шаттла. Вообще-то рукопожатия в клане не были приняты, но советники полковника сказали ему, что сам акт рукопожатия помогает установить с человеком нужный душевный контакт, успокаивает его и даже может сделать пленника более сговорчивым. Полковник воспользовался данным советом. Он подошел к Дэйнсу и, широко улыбаясь, протянул ему свою могучую правую руку, но тут же внутренне обругал своих советников. Правая рука капитана, закованная в гипс, болталась на перевязи. Денард спокойно убрал руку и кивнул в сторону окна.

— Потрясающее зрелище, квиафф?

— Да, — согласился Дэйнс. — Вид действительно прекрасный.

Денард возвышался над Дэйнсом как башня, но капитан старался не замечать этой разницы.

— Надеюсь, вы довольны своим положением? — спросил полковник. Дэйнс молча кивнул. Двое других пленных переглянулись и тихо вышли. Теперь, кроме Дэйнса и Деверо, в комнате оставалась только Трэйси, она стояла поодаль, но не так далеко, чтобы не слышать разговора.

— Должен сказать вам, — нарушил молчание Дэйнс, — что меня удивляет ваше отношение к пленным, оно противоречит всему тому, что я слышал о кланах. Скажите, у вас что, изменилось настроение? Вы всех пленников содержите в таких шикарных условиях или только некоторых?

Деверо пригладил свои коротко стриженные волосы.

— Если честно, то, разумеется, не всех, — ответил он, ухмыляясь. — Но вас мы решили выделить ввиду вашего, я бы сказал уникального, статуса.

Дэйнс сразу понял ситуацию. Ему стало ясно, что он знает нечто такое, что очень интересует Клан Кошек сверхновой звезды, и пока он не выдаст интересующую клановцев информацию, обращаться с ним и командой будут вполне сносно. Что им от него нужно, пока догадаться было трудно, легче предположить, что с ним будет, если они не получат нужную информацию. В этом случае его ждет рабство или что-нибудь похуже.

— Как чувствует себя водитель боевого робота Поделл? — вдруг спросил Денард. Таким не относящимся к делу вопросом полковник рассчитывал сбить с толку Дэйнса, и это ему вполне удалось.

Дэйнс кивнул, по его лицу пробежала легкая улыбка.

— Ваши врачи заслуживают всяческих похвал. Я виделся с Поделл сегодня утром, ей уже лучше. Думаю, что она скоро совсем поправится.

— Это прекрасно, — произнес полковник. — Хороший воин стоит дорого, и относиться к нему следует соответственно.

55
{"b":"18009","o":1}