ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Крав-мага. Система израильского рукопашного боя
Свой, чужой, родной
Новые правила деловой переписки
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Диссонанс
Тайна зимнего сада

20 мая 198… г.

Цено Колбаков лежал на спине, и ему снился сон.

Не буду говорить, что точно ему снилось. Гораздо важнее в данном случае то, что объект его сердечных волнений представлялся ему в синем купальном костюме. Небесно-синего цвета, очень откровенном, можно сказать, что нижняя часть купальника выполняла чисто декоративную функцию, на руке объекта красовался золотой браслет.

Спокойно! Цено Колбакову снилась персона, не входившая в круг его знакомых. То был сон из области фантастики. Несомый на крыльях Морфея, Цено устремился к образу, созданному кинематографом-далекому, недостижимому, как фата моргана, но…

Стоп! Цено Колбаков проснулся. «Разумеется, все это блажь! — сказал он себе. — Хотя, в общем и целом, весьма приятная блажь. Но дело не в этом. Лето на носу, Цено, повеяло морским ветерком, а ты посапываешь на диване и видишь во сне всяких там киноартисток…»

Цено Колбаков не без основания критиковал себя. Потому что приближалось лето, а это означало, что на Цено сваливались насущные проблемы:

— регулировка переднего моста «мерчо», как он любовно величал свой «мерседес»;

— бронирование мест на курорте Солнечный берег;

— туалеты для Дуни;

— подбор соответствующей компании (Манчевы и Дрянговы должны быть приглашены непременно, чтобы изошли от зависти и полюбовались на то, как следует ездить на курорт);

— и еще много других важных и сложных вопросов, причем не на последнее место следует поставить тему веса, поскольку Цено Колбаков — мужчина, притом еще интересный, а это вызывает необходимость избавиться от лишних килограммов.

И тут началось. Сначала вроде бы в шутку — сон, переполох, а потом, глядишь, и всерьез. Цено Колбакова действительно занялся своей внешностью.

— Научно-популярные журналы только тем и занимаются, что морочат людям головы, — сказал Цено, прочитав, что употреблять высококалорийную телячью печень в его возрасте не рекомендуется, лучше заменить ее нежирной телятиной, сочетая приятное с полезным: ешь, сколько влезет, и худей себе на здоровье. — А я все равно возьму и умну порцию печенки, а потом залью ее пивком… подумаешь, калории…

И все же на ужин он заказал себе не печенку, а мясное ассорти без гарнира. Потому что…

— Боже, — пожаловалась как-то Дуня Колбакова Мане Дрянговой, хотя заведомо знала, что та была злостной сплетницей и мгновенно разносила по городу все услышанное. — Наверняка у Цено завелась новая любовница! Он перестал есть хлеб, а по утрам делает зарядку.

— А может, это под воздействием движения «Бегайте на здоровье»? — предположила Маня Дрянгова. Она была женщиной очень культурной, выписывала массу периодических изданий, в том числе и два физкультурных. — Может, он стал приверженцем девиза: «В здоровом теле — здоровый дух»…

— Знаю я его девизы! — продолжала причитать Дуня. — Раз не ест хлеба и по утрам корячится на ковре, значит, подыскал себе новый девиз. Прошлой весной связался с какой-то вертихвосткой из Павликен, отиравшейся возле начальства якобы по каким-то там вопросам, а на самом деле, чтобы разбивать семьи. А сейчас бог знает откуда…

Разумеется, это был чистой воды поклеп. Цено думал единственно о лете, у него просто не было времени на новые авантюры, так как вполне хватало забот с прошлогодним открытием. А то было воистину открытие — вроде золотой жилы или нового континента. Полная тайна, ничтожные материальные расходы, отдельное жилье. Эх, вздохнул Цено Колбаков, подумать только, сколько тяжких лет он провел со всякими разбитными, но скандальными бабенками…

— Я не собираюсь, как некоторые, закатывать истерику по этому поводу, — промолвила Дуня Колбакова, утирая слезы платочком. — В конце концов Цено — мужчина, да к тому же видный, было бы просто смешно, если бы мужчина с его положением и местом в обществе держался за юбку своей жены. Не имей он любовницы, его перестали бы считать мужчиной. Вот если он начнет менять их слишком часто, тогда уж…

— Сейчас и это очень модно, — компетентно заявила Маня Дрянгова, много читавшая и много знавшая. — Не будь любовных авантюр женатых мужчин и женских измен, всемирная литература сошла бы на нет, потому что, какой роман ни откроешь, обязательно узнаешь хотя об одном прелюбодеянии. В конце концов семейные узы…

И Маня грустно вздохнула, потому что ей так хотелось попасть во всемирную литературу, но все не предоставлялось подходящего случая.

— Да, сейчас это очень модно, — продолжила свою мысль Маня. — Возьми, к примеру, Манчо (она имела в виду главу дружественного семейства Манчевых). Он меняет их, как перчатки, а его благоверная Цецка совершенно спокойна, пусть меняются, она-то сама будет ему женой до гроба. Однако, как бы тебе сказать, недавно я читала…

Что она там недавно читала, мы так и не узнали, потому что в гостиную вошел Цено Колбаков. Взопревший, нервный, злой.

— Я этому Джамбо, — сказал он, плюхаясь на канапе, — оторву его ослиные уши. Утащил мои кроссовки, а теперь мне не в чем пойти на теннис. То-то он у меня недавно спрашивал, где кроссовки…

Женщины переглянулись. Дуня подмигнула.

— А с каких пор ты стал увлекаться теннисом, Цено? — поинтересовалась она и снова подмигнула Мане Дрянговой, так как было очевидно, что Цено сменил-таки девиз. — Ты же с такой охотой ходил на плавание, даже достал абонемент.

Есть вещи, которых Цено Колбаков не любит. Есть вещи, которых Цено терпеть не может. Но чтобы ему задавали такие вопросы, причем явно с провокационной целью, — этого Цено органически не переваривает. Дуня в роли Шерлока Холмса или Агаты Кристы! Этого только еще не хватало!

— Да, — произносит он веско и с растяжкой, — я бросил плавание. Слишком много народу стало барахтаться в воде. Все кому не лень — бул-тых! — и в воду. А я терпеть не могу таких собраний. В то время как теннис…

Тут в разговор встревает Флорентина, секунду назад возникшая в гостиной.

— Я же со своей стороны скажу тебе, папа, — растягивая слова, говорит она, — что теннис уже «демоде». Сейчас в моде яхты. В «Неккермане» поместили и новые костюмы для яхтсменов. А теннисом сейчас стали баловаться и продавцы овощных магазинов.

9
{"b":"1801","o":1}