ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цена удачи
Прощай, немытая Европа
Треть жизни мы спим
Злые обезьяны
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Поступки во имя любви
Дама сердца
Колдун Его Величества

Наметанным глазом она охватила зал – платья, веера, туфельки, сюртуки – и на мгновение растерялась: все как одна женщины здесь были одеты в платья, модные во времена битвы при Ватерлоо, то есть пять лет назад. В своем красиво сшитом по самой что ни на есть последней моде платье, пусть оно и было темного цвета, Сюзанна выглядела весьма необычно.

В настоящий момент большая часть присутствующих была занята исполнением фигур кадрили, остальным грозило завтра проснуться с растяжением шеи, так усиленно они делали вид, что не смотрят на Сюзанну, особенно молодые люди. А Сюзанна стояла рядом с тетей Франсис и улыбалась привычной чарующей улыбкой, которая в свое время снискала ей множество новых знакомств.

Но как ни странно, Сюзанна могла поклясться, что каждый из присутствующих в зале, казалось, шарахался от этой улыбки.

Тетя Франсис ободряюще сжала ей руку.

– Сюда идет миссис Тальбот, – прошептала она. – Тебе она вряд ли понравится.

И тетя приветливо улыбнулась женщине в ярко-красном платье и таком же тюрбане.

Когда процедура знакомства завершилась, миссис Тальбот доверительно понизила голос:

– Я узнала из надежного источника, что сегодня здесь будет виконт Грантем. Он пользуется весьма дурной репутацией, мисс Мейкпис. Несколько лет назад он тайком покинул Барнстабл. Отправился на поиски удачи и нажил себе состояние, занимаясь контрабандой. Ума не приложу, кто его сюда пригласил, но поскольку он принадлежит к местной знати, то его, разумеется, примут. Может быть, он захочет потанцевать с моей дочерью. Она у меня красавица, знаете ли. – Миссис Тальбот смерила Сюзанну неодобрительным тревожным взглядом, после чего раскрыла веер и отгородилась им, словно воин щитом. – Очень рада знакомству, мисс Мейкпис, – заключила она с таким выражением, словно хотела сказать совсем противоположное, и удалилась, грозно покачивая тюрбаном.

– Она всего лишь одна такая, – виновато прошептала тетя. – Она просто отчаялась выдать дочь замуж и в каждой девушке видит соперницу своей дочери. Уверяю тебя, виконт вовсе не такой, как... Ты посмотри-ка, здесь Мередит и Бесс Карстерс!

Сюзанна вслед за тетей улыбнулась сестрам Карстерс, хорошеньким брюнеткам с почти идеально круглыми лицами, черты были расположены так же аккуратно и симметрично, как розы на фарфоровых тарелках.

– Будьте осторожны с виконтом Грантемом, мисс Мейкпис, – проговорила сестра по имени Бесс драматическим шепотом. – Сегодня он будет здесь. В его прошлом есть ужасное пятно, о котором не принято говорить. Я слышала, власти разыскивают его зато, что он занимался пиратством.

– Не может быть! – просияла Сюзанна, счастливая тем, что ее посвятили в сплетню. Сестры Карстерс слегка попятились, как если бы она ткнула в них фонариком. Их симпатичные лица внезапно приняли встревоженное выражение, словно они заподозрили, что Сюзанна принадлежит к какому-то иному биологическому виду и приняла человеческий облик, чтобы пробраться сюда. После обмена любезностями они вежливо извинились и отправились искать своих кавалеров для следующего танца – шотландского рила. Сюзанна проводила их озадаченным взглядом.

– Дай им время получше узнать тебя, Сюзанна, – успокаивающе сказала тетя. – Для них непривычен твой лоск. Не сомневаюсь, со временем вы крепко подружитесь.

Сюзанна не разделяла этой уверенности. Она снова окинула взглядом зал с дощатым полом, улыбающихся танцоров, выстроившихся в ряд для рила в безнадежно устаревших нарядах, и позавидовала тому, что им так легко друг с другом. Бодро, хотя и несколько вразнобой, оркестр заиграл первые такие знакомые такты рила. Танцоры поклонились, присели, сошлись, потом разошлись...

И тут она увидела его.

Он стоял в другом конце зала, заложив за спину руки, слегка прищурившись, точно желая лучше разглядеть намеченную цель – ее, Сюзанну! Никто не заговаривал с ним. Должно быть, он был персоной, чье присутствие заставляло уважительно, отчасти даже опасливо держать дистанцию. Его костюм сидел на нем так ловко, словно считал это своей основной привилегией, и, к полному одобрению Сюзанны, был сшит по последней моде. На расстоянии представлялось трудным судить, был ли он хорош собой. Впрочем, он бесспорно был высокого роста.

«Тот самый виконт со скверной репутацией», – подумала она с легким волнением.

Танцоры вновь сошлись в риле, и он скрылся из виду. Когда они разошлись, она увидела, что виконт остался стоять на месте. Ей вдруг пришло в голову, что он рассматривает ее так, словно явился на бал именно за этим.

Но... Гм... В нем вдруг мелькнуло что-то знакомое.

О нет. О нет, нет, нет!

Кит увидел ее почти сразу же, едва она появилась в зале с миссис Франсис Перриман. Для местной жительницы она была слишком хорошо одета. Ее черное траурное платье ей невероятно шло. Лицо казалось жемчужиной в нежном свете свечей. Манера держаться говорила о хорошем воспитании и привычке бывать в обществе, а также об уверенности в своей привлекательности. Еще в ней чувствовалось какое-то беспокойство, она слегка притопывала ногой. Интересно. Как же она решилась пойти на бал, будучи в трауре? Может быть, жители Барнстабла за время его отсутствия стали более терпимыми и дружелюбными?

Маловероятно.

Он наблюдал, как она беседует с сестрами Карстерс, которые едва скрывали свою неприязнь к ней. Но даже одетая вороной, она решительно затмевала их, и здесь, в глубинке, ее столичный лоск просто бил в глаза.

Ага, тут, конечно же, и мистер Эверс, владелец барнстаблской мельницы, господин, из которого обычно фонтаном били последние сплетни. Он собирался понезаметнее обойти Кита сторонкой, как кошка обходит дремлющую собаку. Видимо, направлялся к чаше с пуншем. Его мясистый багровый нос доказывал, что нынешним вечером этот его поход за пуншем далеко не первый.

– Эверс! – любезно воскликнул Кит и подавил желание рассмеяться, когда мистер Эверс виновато затоптался на месте и поспешно поклонился, отчего жидкая прядь волос на его голове упала ему на лицо. За семнадцать минувших лет репутация Кита нисколько не изменилась, напротив, окончательно обросла ужасными подробностями. По правде говоря, это его нисколько не волновало. Сомнительная репутация представляла собой род маскировки, отнюдь не лишней в настоящий момент.

– Здравствуйте, Грантем. Вы, как видно, оказались в наших краях?

Кит глядел на него дружески, но в полном молчании.

– Ну разумеется, – догадался Эверс. – И вот вы здесь.

– И вот я здесь, мистер Эверс, – бодро согласился Кит, понимая, что ведет себя не лучшим образом. Но сегодня он решил не давать никому спуску. – Как поживаете? Как супруга? Мельница? Все в добром здравии?

– Да, да, все хорошо, не жалуюсь.

И лицо Эверса выразило надежду, что разговор на этом закончился. Но Кит не собирался его отпускать.

– А как пунш сегодня, удался?

Эта тема была близка мистеру Эверсу.

– На редкость, Грантем, – признался он. – Может быть, захотите сами отведать, прежде чем я... прежде чем он кончится?

– Может быть, – не исключил такой возможности Кит и доверительно приобнял собеседника за плечи. – Мистер Эверс, не просветите ли вы меня насчет одного вопроса?

Эверс, кажется, почувствовал себя польщенным.

– Ну а как же, сделаю все, что смогу, сэр.

– Кто эта юная особа рядом с миссис Перриман?

Эверс явно оживился, и Киту стало ясно, что о его любопытстве станет в ближайший час известно каждому в зале. Но его это мало беспокоило. Легенды, ходившие о нем, лишь обогатятся.

– Ее зовут мисс Сюзанна Мейкпис, Грантем.

Едва эти слова слетели с губ Эверса, как время для Кита на миг остановилось, а волосы на затылке зашевелились.

– Судя по всему, ее отец недавно скончался – его звали Джеймс, он был родом отсюда, из Барнстабла, но едва ли вы его помните. Так она приехала сюда и поселилась у тетки, – продолжал Эверс. – Столичная штучка, правда? Наши дамы от нее в шоке. Хлопает глазами весь вечер, а сама ни к кому не подходит знакомиться.

16
{"b":"18010","o":1}