ЛитМир - Электронная Библиотека

– Оллстон, – договорила она. – По-прежнему Оллстон. – Траурное платье женщина никак не прокомментировала.

– Здравствуйте, Каролина. Позвольте представить вам мою невесту, мисс Сюзанну Мейкпис.

Он хозяйским движением взял Сюзанну под локоть. Но она словно окоченела, ее рука не хотела гнуться. Он посмотрел на нее, желая развеять все ее опасения, но она избегала встречаться с ним глазами, продолжая смотреть на Каролину, словно под ее взглядом Каролина могла испариться, будто мираж.

Каролина в свою очередь смотрела на Сюзанну.

– Поздравляю с помолвкой. – Каролина умудрилась произнести эту фразу с иронией.

– Мы вам благодарны. Сколько же лет прошло? – Он старался говорить непринужденно. И все-таки не знал, как следует вести себя с бывшей любовницей, которую теперь подозревают в предательстве.

– Семнадцать, – ответила Каролина. – А все было будто вчера.

Слово «вчера» она произнесла с явным подтекстом. Словно все, что было между ними, случилось на самом деле только вчера. Как все это похоже на нее. То же самое она проделывала еще в те времена, роняла намеки в присутствии Джона Карра и смотрела, как два друга вскипают, как наскакивают друг на друга, точно петушки. Неужели за семнадцать лет она нисколько не изменилась? Или было в нем что-то такое, что заставляло ее снова играть в прежние игры?

– Чем я обязан удовольствию видеть вас, Каролина? – Теперь, когда он успокоился, его голос стал, несомненно, прохладнее. Она слегка поморщилась, и он увидел в ней прежнюю девочку, которая много лет назад пыталась быть храброй и которая умела защитить себя только одним способом. И Кит вдруг испытал желание сделать для нее то, чего не сумел сделать тогда.

– Я... у меня неприятности. Кит. И мне не к кому обратиться за помощью. А ты... вы всегда старались мне помочь.

Слово «старались» запало ему в душу. Он именно старался. Он все время старался ей помочь. Старался, но не сумел.

Она, должно быть, заметила, как его лицо смягчилось, – ее голос окреп, зазвучал с достоинством:

– Мне надо с вами поговорить, Кит. Простите меня, мисс Мейкпис, – мягко добавила она, – за то, что приходится нарушить ваше счастливое уединение. Нет слов, чтобы выразить, как я сожалею.

Кит взглянул на Сюзанну. Она улыбалась. Но ее улыбка скорее напоминала оскал. Она снова сделала попытку высвободить руку. Но Кит крепко прижал ее локтем. «Ты никуда не уйдешь, Сюзанна!» Она была для него сейчас все равно, что талисман.

Кит не знал, можно ли верить Каролине. Казалось, она искренне взволнована и огорчена. И это пробудило в нем желание помочь. Так же, как много лет назад. Но за ним крылось и весьма прозаическое любопытство: Киту хотелось послушать, что она скажет. Она была частью тайны, которую он стремился раскрыть. Почему-то ее появление здесь показалось ему естественным.

Он немного смягчил тон:

– Вы можете сказать мне то, что хотите, в присутствии моей невесты.

– Кит! – Каролина, кажется, пришла в отчаяние. – Вы сами... не захотите, чтобы мисс Мейкпис слышала то, что я скажу. Я забочусь только о... ее безопасности.

Все хуже и хуже. Но в этом Каролина, несомненно, права. Кит не хотел, чтобы Сюзанна общалась с возможной государственной изменницей. Интересно, не наблюдает ли в данный момент за ними Джон Карр из какого-нибудь укромного места? Или Каролина сумела пройти сюда незамеченной? Этот траурный наряд, вуаль, черное платье... наверняка маскарад!

Ему на мгновение пришла в голову дикая мысль, что Джон Карр нашел Каролину и подослал ее к нему. И сейчас королевские солдаты ворвутся в «Розы», чтобы арестовать Кита за то, что тот якшается с изменницей.

В глубине души он, конечно, в это не верил, но в миг безумия понял, что Каролина оставила после себя глубокий след. Тогда, много лет назад, она увидела что-то простое и хорошее – его дружбу с Джоном – и вознамерилась разрушить ее потому лишь, что это было в ее власти. Власть эту давала ей ее красота. И возможно, вся ее сила только в этой красоте и заключалась.

– Кит, он пытается меня убить, – проговорила она едва слышно. – Морли.

Ага, вот оно – магическое слово: Морли. Кит молча ждал.

– Я знаю, что... сделала весьма опрометчивый шаг, – продолжала она, – но, клянусь, я никому не желала зла, и меньше всего вам. И я устала, устала скрываться, Кит. И мне так страшно.

Кит молчал. Какая-то часть его еще не верила, что Каролина Оллстон стоит сейчас в его саду. А другая часть, незрелая, наивная, которой он никак не мог гордиться, была рада – рада ее появлению.

– А мое письмо вы получили? – спросила она, не дождавшись ответа.

Он почувствовал, как напряглась стоявшая рядом Сюзанна. О каком письме говорит Каролина? О том, что перехватил Джон Карр, или о записке, написанной много лет назад: «Мне очень жаль». Он на всякий случай молча кивнул.

– Кит, ради нашего прошлого вы мне поможете?

Сюзанна стояла рядом, застыв в растерянности, неуверенности, и он чувствовал, что она оскорблена. Если бы перенести ее в такое место, где никакое прошлое – его или ее – их не затронет! Но это все равно ничего не решит: его прошлое, кажется, тесно переплелось с прошлым Сюзанны, и прежде чем они вместе отправятся навстречу будущему, ему придется распутать все нити.

– Сюзанна... – произнес он виновато и вместе с тем решительно.

– Я пойду сейчас домой, – быстро и слишком бодро сказала Сюзанна. – К тете Франсис. Предоставлю вам возможность возобновить знакомство.

– Нет, ты не уйдешь.

– Я вернусь к тете Франсис и...

– Нет, – твердо сказал он. – Ты этого не сделаешь. Ты останешься здесь, в доме. Теперь это и твой дом. Мы зайдем внутрь, и ты подождешь, пока я переговорю с мисс Оллстон наедине.

– Я хочу вернуться к тете Франсис. – Она сказала это спокойно, но щеки ее пылали. Кит посмотрел ей в лицо, однако она отвела глаза. Он взял ее руку и поднес к губам. Каролина наблюдала за ними.

– Все будет хорошо, – сказал он.

Но, судя по выражению лица Сюзанны, девушка в это не верила. Она не вырвала руку, но ей не хотелось, чтобы он сейчас к ней прикасался. Он с тем же успехом мог взять за руку статую Марка Аврелия.

– Конечно, все будет хорошо, – сказала она. – Ведь ты всегда такой правильный.

Ее ирония обрушилась на него, как лом, но сейчас у него не было ни времени, ни терпения, чтобы ее успокоить. Перед ними стояла потенциальная угроза в облике Каролины. Потенциальная разгадка тайны. Потенциальная истина.

– Спасибо, что все понимаешь, – сказал он Сюзанне. – Пойдемте в дом.

И Кит повел в дом двух красивых женщин – свое прошлое и свое будущее.

Стоило ему увидеть эту женщину, как он стал совершенно белым, словно листок в ее альбоме. Как в тот день, когда на него упала лошадь. И выпустил ее руку, словно не мог одновременно дотрагиваться до нее и смотреть на Каролину Оллстон.

Да, эта женщина была красива. Грозной, властной, пленительной красотой. Ее красота была сложной. И Сюзанна знала, что эта сложность нравилась Киту. «Ее трудно забыть?» Оставшись одна в гостиной, Сюзанна горько рассмеялась. «Ее трудно забыть» – слишком слабо сказано о Каролине Оллстон.

И Кит – мужчина, который заполнил сердце Сюзанны, заперся в библиотеке с Каролиной Оллстон. Сюзанне казалось, что у нее вырвали сердце и на его месте воет холодный ветер.

Она стояла в комнате, обставленной блестящей красивой мебелью, одна, наедине с огромным портретом семьи Уайтлоу. Хорошенькая мама Кита, его красивый отец, две девочки, по счастью, больше напоминающие мать, чем отца, милые и шаловливые. Лицо маленького Кита, выглядывающее из рифленого воротника, надутое и недовольное. Сюзанна невольно улыбнулась.

Она притронулась к его изображению и пожалела, что не знала его в те годы. Жаль, что не из-за нее он стрелял в лучшего друга и не ее имя вырезал на коре дерева. Жаль, что она не знала его в то время, когда он еще учился любить, чтобы нисколько не сомневаться теперь, что он любит только ее одну.

56
{"b":"18010","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сладкая горечь
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Большая книга «ленивой мамы»
Древний. Расплата
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Принц Дома Ночи
Страсть под турецким небом
Теряя Лею