ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да.

Том не без любопытства смотрел на девушку.

– И вы из…

– Парижа.

– И приехали в Лондон, потому что…

– Потому что мечтала его увидеть. – Сильвия не хотела, чтобы его красивое лицо стало таким же насмешливо-презрительным, как у возницы или дворецкого, когда она представилась им сестрой леди Грэнтем.

Том засмеялся.

– О, вы просто преуспели в честности, мисс Шапо! В таком случае позвольте мне задать вам вопрос: от кого вы убегали?

– Я ни от кого не убегаю. – Ей потребовалось некоторое усилие, чтобы говорить как можно спокойнее.

– Тогда к кому вы бежите? – Том иначе поставил вопрос.

– Я полагаю, мы обсуждаем проблему компенсации ваших затрат, мистер Шонесси, а не причину моего путешествия. – Сильвия с трудом сдерживала раздражение.

– А вы, мисс Шапо, исключаете, что мне необходима информация о вас в счет оплаты вашего долга?

Сильвия молчала, но чувствовала, как закипает. Безусловно, этот господин имел право знать, с кем имеет дело в своем доме. Но задавать подобные вопросы – не по-джентльменски.

– Ваш английский стал лучше. – Казалось, Том оставил свои расспросы.

– Может быть, потому, что я больше не… – «Не нервничаю», – подумала Сильвия, но решила, что не слишком разумно в этом признаваться.

– Не убегаете ни от кого? – попытался прийти ей на помощь Том.

Сильвия повернулась и сделала вид, что собирается уйти, хотя и не надеялась, что Том ее остановит – он не мог знать, что ей некуда идти в этом городе.

– Вы правы, – поспешил остановить ее Том, хотя в его голосе чувствовалась ирония. – Приношу извинения за свое любопытство, мисс Шапо. Очень хорошо, я спрошу иначе, если позволите. Как долго вы намерены оставаться в нашем благословенном городе?

Сильвия колебалась.

– Я не знаю.

– А вообще у вас есть деньги? Она снова выдержала паузу.

– Это очень простой вопрос, мисс Шапо. – Похоже, он начинал терять терпение. Нужно ответить «да» или «нет». – Вы оказались здесь, в «Белой лилии», потому, что у вас нет денег, или потому, что нашли меня неотразимым и…

– Нет! – Этот вопрос Сильвия не оставила без ответа.

Он усмехнулся, этот чертов мужчина. Он, можно сказать, вынудил Сильвию признаться в том, что сейчас в ее кармане нет ни единого пенни. У месье Шонесси привлекательная внешность, открытая улыбка, броский наряд и этот вызывающий театр. И пожалуй, не стоит считать, что она умнее его. К тому же этот господин в дружеских отношениях с возницами наемных экипажей и разбойниками с большой дороги. И бог весть с кем еще…

– У вас нет денег. – Том прямо смотрел на Сильвию. Его взгляд был открыт и, можно сказать, неестественно ясен, поэтому Сильвия затруднялась предположить, какие мысли на самом деле блуждают в его голове.

У этого мужчины удивительно широкие плечи, рассеянно отметила она про себя.

– Вам нужно место, где вы могли бы остановиться? Поколебавшись, Сильвия кивнула головой.

– Мисс Шапо, вы умеете танцевать?

– Разумеется. – Девушку нисколько не удивил этот вопрос.

– Я имею в виду не вальс.

– Я тоже.

Том на мгновение замолчал, и Сильвии показалось, что тень сожаления промелькнула на его лице.

– К счастью для вас, я – владелец этого театра и могу вас нанять и предоставить вам жилье. Вы появились в удивительно благоприятный момент. Идемте со мной.

Том Шонесси направился за кулисы театра. Сильвия оглянулась на дверь, через которую она вошла в «Белую лилию». Снаружи лился солнечный свет и шумел незнакомый Лондон.

Том Шонесси стремительно удалялся от нее. Понимая, что ныряет в какую-то бездну, собравшись с духом, Сильвия последовала за ним.

Том остановился перед дверью и постучал. За дверью слышались хихиканье и шорох платьев – звуки, хорошо знакомые Сильвии. Эти звуки были естественны, если в комнате женщины.

Дверь распахнулась, и на пороге показалась удивительно миловидная особа.

– Добрый день, мистер Шонесси. – Она сделала книксен.

– Добрый день, Лиззи. Могу я войти? Все одеты? – игриво осведомился Том.

– Разве это имеет значение, мистер Шонесси? – Девушка потупилась, глядя на него сквозь опущенные ресницы.

Он засмеялся. Сильвии этот смех показался скорее вежливым, нежели игривым. Немного помедлив, Том вошел в комнату. Сильвия последовала за ним.

В комнате не было окон, но несколько дюжин небольших ламп делали ее довольно светлой. Зеркала, туалетные столики и несколько потрепанных деревянных стульев; запах пудры, духов, мыла и румян – крепкий и провоцирующий запах женщин – Сильвии были знакомы подобные «девичьи гнездышки». Ей доводилось готовиться к спектаклям в комнатах, похожих на эту.

Она бросила взгляд на девушек. Черноволосая, с темными миндалевидными глазами, блондинка с серебристыми волосами и белой как мрамор кожей и третья, щеки которой напоминали персики. Каждая – неповторима, но всем им было присуще одно: округлость рук, грудей, бедер. Иначе говоря, всего того, что имело значение для мужчин. Сильвия легко представила себе мужчин, устремляющихся в театр каждый вечер ради созерцания, а может, и ухаживания – если для этого у них были деньги – за своей фавориткой.

Интересно, Том Шонесси уже отведал этих юных красоток, подобно тому, как норовят попробовать сладости из подарочной коробки?

Девушки с любопытством рассматривали Сильвию.

– Что это такое? – пробормотала себе под нос одна из девушек, глядя на Сильвию. Послышались приглушенные смешки.

Том либо не расслышал вопроса, либо сделал вид, что не слышит его. Сильвия готова была биться об заклад, что верно второе предположение.

– Добрый день, Молли, Роуз, Лиззи, Дженни, Салли…

Сильвия потеряла счет английским именам. Она с интересом разглядывала девушек. Они были на удивление хороши.

– Позвольте мне представить вам мисс Сильвию Шапо, дорогие леди. Она присоединится к вам на сцене. Пожалуйста, прошу любить и жаловать. Надеюсь, вы проявите к ней соответствующее гостеприимство? Да, Генерал очень ждет вас на репетицию. Я приношу извинения, что не могу здесь оставаться, мисс Шапо, и не помогу вам освоиться. У меня назначена весьма важная встреча.

Сильвия взглянула на Тома Шонесси. В его глазах поблескивали веселые искорки. Это тайное послание означало: посмотрим, помогут ли вам на сей раз вязальные спицы.

Том поклонился и оставил Сильвию на попечение девушек. И все эти хорошенькие глазки, карие, голубые и серые, воззрились на нее. Сильвия чувствовала, что в ледяных сосульках больше гостеприимства, чем в этих глазах.

– Это цыпленок, – произнесла задумчиво девушка по имени Молли. – Ощипанный. С большими вытаращенными глазами.

По комнате прокатились смешки, мелодичные, как звуки арфы, и недоброжелательные, как холера.

Гордо подняв голову, Сильвия проигнорировала смешки. Для нее ревность подруг была столь же обычна, как муравьи на пикнике, – небольшое неудобство, лишь подтверждающее значимость главного события.

Сильвия, разумеется, привыкла, что ее считали главным событием.

– Вам больно это слышать? – сочувственно сведя брови, спросила Молли, когда смешки стихли. Каштанового цвета локоны, опушенные густыми ресницами голубые глаза, пухлые розовые губы – такова была Молли.

Сильвия понимала, что ее заманивают в какую-то ловушку, однако у нее нет иного выбора, кроме как стараться быть вежливой.

– Простите меня, мадемуазель, но что именно должно причинять боль?

– Стержень в твоей заднице. Он причиняет сильную боль?

Новая волна смешков, как предвкушение развития событий.

– О, не такую сильную, как ревность, – парировала Сильвия. – Во всяком случае, мне так говорили.

Общее оцепенение и тишина.

– О-о-о! – выдохнула наконец одна из танцовщиц, то ли восхищенно, то ли в ужасе от непредсказуемой реакции Молли. Возможно, по той и другой причине одновременно.

Краска залила лицо Молли. Сильвия заметила, как она с силой вцепилась в завиток собственных волос.

9
{"b":"18011","o":1}