ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первый шаг к мечте
Вместе быстрее
Ключ от тёмной комнаты
Все, что мы оставили позади
Страсть – не оправдание
Трамп и эпоха постправды
Культ предков. Сила нашей крови
Любовь яд
Беглая принцесса и прочие неприятности. Военно-магическое училище

Глаза у него блестели. Габриэль помедлила... и осталась где была. Этот блеск означал настоящую неприятность, в чистом виде.

– Часто отправляешь свои вещи в химчистку, да, Джо?

– Холостяки это делают. Если только у них нет времени стирать самим.

– А у тебя его нет? – Сохраняя дистанцию, она собиралась с духом, чтобы сделать очередной бросок навстречу огню. – Время есть у тебя? – Язык у нее вдруг стал заплетаться – она наткнулась на его острый удивленный взгляд. – Я хочу сказать, на работе ты очень занят?

– Майло задал мне тот же вопрос. – У него в голосе послышалось легкое раздражение. – Как я зарабатываю на жизнь.

– И что же ты ответил?

– Что моя работа занимает много времени, что я взял небольшой отпуск, чтобы побыть с Оливером. – Он наклонился и взял ее за подбородок. – И, Душистый Горошек, если тебя это интересует, я работаю сам на себя.

– Вот как. Это... хорошо. – Она никогда не думала, что подбородок относится к эрогенным зонам. – А что это за работа, Джо?

– У меня компьютерная хакерская компания.

– Но ведь хакерство противозаконно. Разве не так? Неожиданно у него на лице появилась легкая враждебность.

– Ты тоже наводишь справки, Габби? Как Майло?

– Что ты хочешь сказать? – Похоже, она разбередила старую рану, о которой ничего не знала. – Ты подумал, что папа интересуется твоей деятельностью?

– Майло задавал вопросы, связанные с законом. Я ответил на них.

– И ты решил, что это допрос? Отец – юрист. Задавать вопросы для него так же естественно, как... дышать. Это же не личные вопросы. Бога ради, это не допрос.

– Но ведь именно этого ожидали бы в Байю-Бенде? Что я буду замешан в чем-нибудь незаконном? В чем-то подозрительном? Разве не это предрекали хулигану – сыну Хэнка Карпентера?

Он сжал губы, нагнувшись, чтобы лучше видеть Оливера.

– Так ты даешь советы компаниям, как обезопасить их от хакеров?

– Точно, Душистый Горошек. Попала в самую точку.

– Но почему же ты не сказал так с самого начала? И когда же ты основал эту компанию?

Он сдержанно пожал плечами.

– Боюсь, что бы я ни сказал, большинство все равно считало бы, что я взламываю компьютерные программы. А вообще я начал свой бизнес шесть лет назад, и он был успешным. Есть еще вопросы?

Габриэль схватила Джо за рубашку, зажав в кулаке гладкую ткань.

– Послушай, Карпентер. Я тебе и раньше говорила, но ты не слушал. Или не слышал. Что бы ты ни думал обо мне, я не наивная. И не глупая.

– Никто и не говорил, что ты глупая, – ответил он, растягивая слова и по одному разжимая ей пальцы. – Никогда я не считал тебя такой.

– Но ты вбил себе в голову, что я вижу все только в розовом свете, так ведь? Ты ведь через это самоутверждаешься. Тебе надо представить меня чуть ли не падающей в обморок от кошмаров этого мира. Ведь так, тертый калач? – Она как следует тряхнула его. Ради принципа.

– Габби, послушай, ты не жила в моем мире. В моей жизни. Ты выросла в хорошем городе, у хороших родителей, и ничего плохого тайно не хранилось в твоем шкафу в спальне.

– Да, мне повезло, не буду этого отрицать. Если бы у меня не было такой семьи, я, наверно, смотрела бы на жизнь другими глазами. А может, и нет. Потому что жизнь дает нам выбор. – Она крепче сжала его рубашку и дернула за нее. – Никому не верить, искать подвоха, быть всегда настороже, ты так хочешь жить? Таким хочешь видеть мир вокруг себя? И хочешь, чтобы Оливер позаимствовал у тебя твой взгляд?

Джо сжал губы, но не прервал ее.

– Хочешь, чтобы твой сын видел в каждом врага? Ты таким видишь мир? – повторила она, сильно тряхнув его с досады. – А я вижу его другим.

– Я знаю, Габриэль. Хорошую речь ты произнесла. Может, тебе попробовать себя в качестве проповедника? – Голос у него стал почти нежным, когда он заправил ей прядь волос за ухо.

– Перестань смеяться надо мной. – Она сверкнула на него глазами. – Не имеешь права. Ты не был на моем месте.

– Ты чертовски легковерная, Габби. Ты хочешь, – его улыбка едва не разбила ей сердце, – верить в лучшее. Для тебя мир полон больших возможностей и счастливых завершений.

– Знаю, что жизнь не сказка.

– Неужели, Душистый Горошек? Она с такой силой кивнула, что ударилась лбом о его грудь.

– Вот видишь, это не так. – Как будто утешая, он продолжал гладить ей волосы, убирая выбившиеся пряди. – А для меня счастливый конец бывает только в кино и книжках. Жизнь научила меня этому. А я – хороший ученик.

– И ты будешь учить этому Оливера? – Она схватила его за запястья. – Какое грустное, безрадостное наследство оставляешь ты своему сыну. Потому что ему придется жить с этим наследством, когда тебя уже не будет.

Джо повернул голову к клетке с шариками и, прищурившись, смотрел, как Оливер подпрыгивает, плюхается под шарики, выпрыгивает из них. Совсем один. Он все прыгал и подпрыгивал, прыгал и подпрыгивал.

Один.

И снова острая боль пронзила Габриэль. А если и правда прошлое нельзя забыть? Нельзя простить?

Тогда может произойти настоящая трагедия.

Она смутно подозревала, что его трагедия может стать и ее.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Габриэль боялась, что после такого бурного выяснения отношений остальная часть дня будет испорчена.

Она забыла, что Джо не умеет долго существовать в атмосфере эмоционального напряжения. Ему это несвойственно.

Легко и добродушно, оставив в стороне глубокие чувства, он вновь надел на себя маску очарования.

Они прошлись по магазинам. Еще раз закусили. Опять прошлись по магазинам. Наконец, когда ей показалось, что она сейчас упадет и к черту все намерения ходить по магазинам до изнеможения, Оливер отвел ее в сторону и вполголоса попросил помочь выбрать подарок для Джо.

– А деньги тебе нужны? – прошептала она, наклонившись. – Могу одолжить. Ты отплатишь тем, что расчешешь и накормишь Клетиса.

– У меня есть пять долларов. – Он расстегнул молнию на кошельке, который висел на тесемке у него на шее. – Видишь?

Заглянув внутрь, она увидела долларовые бумажки, монетки и фотографию с оборванными краями.

– Этого достаточно. – Она похлопала по кошельку. – Закрой его и спрячь под рубашку. Хорошая фотография, – небрежно добавила она, поднимаясь.

Оливер осторожно посмотрел на Габриэль.

– Моя.

– Конечно, твоя, дорогой. Когда-нибудь покажешь? Мне интересно.

– Может быть. – Оливер застегнул пластиковую молнию.

Ей удалось заметить женщину со светлыми волосами, которая катила перед собой детскую прогулочную коляску. Если ребенком был Оливер, то женщиной, скорее всего, была Яна. Вряд ли Оливер помнил свою мать, но фотография явно много значила для него. Сокровище.

– Джо, – окликнула она, поворачиваясь. – Мы с Оливером отправляемся на разведку. У нас ответственное дело. Увидимся позже.

Джо присел на корточки перед сыном, что-то сказал ему и обнял мальчика.

– Точно?

– Да.

– Тогда ладно. Встретимся у выхода через час. – Джо подмигнул Оливеру. – Я тоже сделаю свои покупки.

Оливер вопросительно посмотрел на него, потом промолвил:

– Тебе не надо покупать мне подарки. В этом году мне все принесет Санта-Клаус.

Джо положил ладонь ему на голову и задержал ее.

– Это будет особый подарок тебе от меня, потому что это – особенное Рождество. Мы будем отмечать его вместе. Это надо отпраздновать. – Джо взглянул на Габриэль. – Говорят, это очень важно.

– Ладно. – Оливер подпрыгнул. – Подарок под елкой! Здорово'

Габриэль встала на цыпочки и поцеловала Джо в щеку.

– Ты необыкновенный, Джо Карпентер. Кожа на щеке у него была шероховатой. Прежде чем Габриэль успела отойти, он повернулся и быстро, всего на мгновение, приложил свои губы к ее губам. Рот у него был сухим и твердым, а у нее губы стали мягче и податливее, чем это требовалось для дружеского поцелуя.

Если бы это случилось в кино, она услышала бы колокольный звон и нарастающую музыку.

16
{"b":"18013","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чужое тело
Три товарища
Мир Карика. Доспехи бога
Сердце бури
Там, где цветет полынь
Войти в «Поток»
Величие мастера
Мег. Первобытные воды
Актеры затонувшего театра