ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ах, дорогой, как же мне это может не нравиться. Это лучший подарок, какой мне когда-либо дарили. – Ей захотелось притянуть мальчика к себе, но она не осмелилась. Смахнула ему с лица волосы, но они тут же снова упали на лоб.

И тогда дрожащими руками она подняла самодельную звезду. Звезда была укреплена на покрытом фольгой рулоне туалетной бумаги. С обеих сторон были наклеены осколки ирландского хрусталя, переливающиеся всеми цветами радуги.

– Я нашел осколки в ящике, где лежит угощение Клетиса. Ничего? – На лице Оливера отразилось беспокойство.

– Это больше, чем ничего. Это... ах, Оливер, не могу поверить, что ты придумал такое. – У нее по лицу снова потекли слезы, и Джо крепче прижал ее к себе. Она снова растроганно пригладила назад волосы Оливера. – Джо, поднеси Оливера к елке. Чтобы он смог надеть звезду О’Ши.

Все еще дрожащими руками Габриэль протянула мальчику звезду.

Джо поднял сына, и тот осторожно укрепил звезду на верхушке елки.

Потом Майло сфотографировал их всех троих около елки. Габриэль приподняла платье, чтобы на фотографии были видны ее украшенные снежинками чулки.

– Совсем забыл, – рассмеялся Джо. – Моя рождественская невеста и ее рождественские носочки.

– Чулки, Джо, – поправила она жеманно. – Носки стоят дешевле. А эти, – она выставила в его сторону ногу, – очень дорогие.

– Они выглядят на эту цену. – Он зажал ее щиколотку указательным и большим пальцами. – Мне начинают нравиться праздничные носки.

Они с Джо и Оливером свернулись на диване, собираясь смотреть, как горят на елке огоньки, пока Майло отвезет домой Нетти.

Желая, чтобы Оливер не пропустил ни одного мгновения Рождества, Габриэль и Джо решили оставить его у Майло, а сами собрались в дом к Джо, чтобы провести там свою брачную ночь. Однако, утомленные бурными событиями дня, разомлевшие от вина, они все втроем заснули на диване прямо посреди гостиной...

Габриэль проснулась от яркого солнечного света. Ночью кто-то заботливо накрыл их одеялом. Она зевнула, потянулась и посмотрела на Джо и Оливера. Оба Карпентера спали, слегка приоткрыв рот. При этом Оливер чуть посапывал.

Она наклонилась и поцеловала Джо.

– Веселого-веселого Рождества, Джо. Хочешь остаться здесь или поехать домой и переодеться? Рождественский обед будет гораздо позже. Чего хочешь?

Она вылезла из-под одеяла. Джо зашевелился и повернулся к ней.

– Я хочу свою брачную ночь, Душистый Горошек. – Он провел ладонью по ее животу, накрыл грудь. – Мне приснилось, что я женился. Но я не помню, чтобы занимался любовью со своей женой. И я хочу ее, а не еды.

Она быстро взглянула на спящего ребенка, зарделась и строго проговорила:

– Позже. Сегодня вечером. Если тебе повезет. – Я обычно сам организую свое везение, – отозвался Джо, насмешливо глядя на нее, отчего кровь у нее по жилам побежала быстрее. – И тебе тоже счастливого Рождества. – Джо быстро и легко поцеловал ее. – Будь, – он снова чмокнул, – удачлива. – И опять поцеловал долгим поцелуем, от которого у нее подогнулись колени и ей захотелось, чтобы день Рождества уже закончился.

Потом Джо с сыном поехали к себе принять душ и переодеться.

Думая об индейке, которую она поливала, Габриэль старалась отогнать мысли о приближающейся ночи. У нее учащенно билось и стучало сердце всякий раз, когда она представляла себя и Джо впервые одних в большой кровати, которую он заказал для своей... нет, для их спальни.

А что, если она разочарует Джо? Что, если ее неопытность надоест ему? Что, если она не сможет...

– Проклятье! – Габриэль вытерла подливку с пола и стала мыть руки, подставив их под холодную струю, чтобы немного остыть. Будь что будет. Она это переживет. И Джо тоже.

Может быть, как любит говорить Оливер, мрачно подумала она и закрыла кран.

Когда Джо и Оливер вернулись и стали разворачивать подарки, Габриэль была уже на грани нервного срыва. Она надела платье из тафты в зеленую и бордовую клетку и покраснела, когда Джо окинул ее взглядом, будто прошелся по ней руками.

Он вошел в дверь с неумело завернутым свертком в руках. Сняв бумагу, молча протянул ей какой-то предмет. Раскрашенные золотом макароны украшали картонную рамочку для фотографии. Из рамки на нее с улыбкой смотрело пухлое личико трехлетнего мальчика.

– Твоя идея, миссис Карпентер? Она бережно потрогала рамку.

– Я помогала. Оливер хотел подарить тебе что-нибудь особенное. Я сказала, что лучший подарок – это когда что-то сделаешь сам.

Она подняла глаза на Джо. У нее едва не разорвалось сердце от огромной любви к нему. И к его сыну.

– Ты хороший человек, Джо Карпентер. Твой сын любит тебя. – Снова потрогав рамочку, она проглотила ком в горле.

– Спасибо, Габриэль. – Он скользнул рукой по ее шее, близко притянул и горячо и нежно, проникая в самое сердце, поцеловал.

Оливер помог Клетису развернуть его подарки, рассказал Габриэль, что Санта-Клаус оставил ему велосипед, и стал ходить вокруг елки с полным ожидания взглядом. Правда, молча.

– Твой подарок за елкой, Оливер. В квадратном свертке. Видишь его? – Габриэль затаила дыхание, когда он вытащил его, уронил и снова поднял.

– Это мне?

– Тебе. От меня. – Она ждала, мысленно скрестив пальцы, пока он срывал обертку. Звезда была из ирландского хрусталя. Габриэль специально ездила в Тампу, чтобы успеть к Рождеству.

– Тебе не нравится звезда, которую я сделал для тебя?

– Ох, Оливер. – Она села на корточки и обняла его напряженное тельце. – Мне очень нравится твоя звезда. Она будет всегда украшать мою елку. А эта для тебя, для твоих детей, для твоих елок во все последующие года. Это звезда Карпентеров. Твоя навсегда.

– А-а. – Он осторожно потрогал края. – Моя. Потому что ты вышла замуж за моего папу и будешь жить в моем доме. – Он аккуратно положил звезду на диван. И заплакал. – Нет, мне не нужна твоя старая звезда. – Он обхватил ногу Джо. – Он – мой папа. Ему нужен я, а не ты.

– Конечно, нужен, – подхватила Габриэль. – Я подарила тебе звезду, потому что люблю тебя. Потому что твой папа любит тебя больше всего на свете. Ты его сын, и никто не может забрать его у тебя. Никто не может занять твое место. Ни я, ни кто-либо другой, – Она осторожно обняла его и почувствовала, как из маленького тельца уходит напряжение. – Понимаешь? Чтобы ты знал, какое ты сокровище, я и подарила тебе хрустальную звезду.

– Ладно, – ответил он, обняв ее за шею пухлой, потной ручкой. – Может быть, я и понимаю.

Он побыл еще немного с Джо, а потом вошел, подпрыгивая, Клетис, и Оливер бросился за ним. А Габриэль захотелось танцевать и петь рождественские гимны и «есть рождественское печенье, пока не лопну».

Потом, в доме у Джо, когда Оливер заснул, она развернула подарок Джо. Повсюду в комнате горели свечи, от которых шел запах Рождества.

На кровати стояла громоздкая коробка. Открыв ее, Габриэль задохнулась. Там лежал узкий деревянный шкафчик с двенадцатью маленькими ящичками.

– Открой ящички. Душистый Горошек. – Прислонившись к двери и внимательно глядя на нее, Джо ждал.

В каждом ящичке лежали аккуратно сложенные носки. Для Дня благодарения, дня Всех Святых, для Четвертого июля – носочки для каждого месяца года. И в каждом ящичке вместе с носочками лежала пара мужских носков со сдержанным праздничным рисунком.

– Джо!

– Я решил, что тоже буду устраивать себе праздники. Может быть, а может быть, и нет, – сказал он, подражая сыну. – Но я решил попробовать.

Она открыла последний ящичек. Там лежал завернутый в пару рождественских носков громоздкий предмет. Убрав носки, она охнула.

– Ах, Джо, – прошептала она, поднимая хрустальную звезду. – Ах, Джо. Ты и Оливер, вы вернули мне Рождество. Мои две звезды.

Он легонько коснулся звезды, прошелся пальцем по обнаженной руке Габби, к груди, где под шелковой ночной рубашкой неровно билось ее сердце. Положил ладонь ей на грудь и пристально посмотрел на нее.

– Нет, Габби, это ты подарила мне Рождество. Ты подарила мне...

23
{"b":"18013","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Смерть Ахиллеса
Дневная книга (сборник)
Morbus Dei. Зарождение
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Теряя Лею
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Мой учитель Лис
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания