ЛитМир - Электронная Библиотека

– Меня несколько раз обвиняли в том, что я замешиваю скандалы.

. Медленно подняв голову, она тихо произнесла, так тихо, что ему пришлось наклониться к ней:

– Так вот чем ты сейчас занимаешься, Джо Карпентер: замешиваешь скандал?

Он повертел в пальцах ложку, разглядывая углубление в ней, наконец вздохнул и промолвил:

– Не знаю, Габби. Может быть, чуть-чуть флиртую с тобой.

– Флирт для тебя так же естествен, как дыхание. Но тут... – она помахала рукой перед ним, – что-то другое.

Не знаю, как... – она помолчала, – как реагировать. Из-за тебя я чувствую...

Снова помолчала. Джо увидел ее озабоченное лицо.

– Что же ты чувствуешь из-за меня, Габби? Она выпрямила плечи, оглядела кухню невидящим взглядом. Слова вылетели сами собой, она явно не собиралась их произносить:

– Чувствую себя женщиной. Не знаю, надо ли мне это.

Его ненадежная совесть, которая давно дремала, подняла голову, и он предложил:

– Хочешь, чтобы я ушел? Я уйду. – Джо аккуратно положил ложку на стол.

В воздухе стоял пряный запах джамбалайи, из холла и гостиной доносился приглушенный смех. Джо ждал, как осужденный приговора. До этого момента он не знал, как ему хочется остаться.

– Скажи только слово, и я уйду.

Выдохнув весь воздух, она ответила:

– Останься.

Слово повисло между ними.

– Почему? – Он уже готов был уйти и теперь боялся поверить.

– Хочу так.

– Но почему?

Она произносила слова медленно, словно отмеряла пипеткой:

– Не знаю.

Воздух с шумом ворвался ему в легкие. Он и не заметил, что не дышал. Закружилась голова.

– Тебе неловко из-за меня.

– Да. – Она резко кивнула, колокольчики звякнули, и одна прядь волос выбилась и упала на щеку. – Из-за тебя.

Он подхватил прядь, накрутил ее на палец и заправил ей за ухо.

– Я не хотел, чтобы тебе было неловко, Габриэль Мари.

Она порывисто засмеялась и обдала дыханием ему ладонь.

– Боюсь, не в твоей власти избавить меня от неловкости, Джо Карпентер.

Он сделал вид, что не понял.

– Между нами что-то происходит, да? Вспыхивают неподвластные нам электрические разряды? Она опустила подбородок и помолчала.

– Да, что-то есть. – Опять помолчала, пока сердце у него бешено стучало в груди. – Я плохо умею флиртовать, Джо.

Габби засунула руки в карманы передника, и зазвенели маленькие колокольчики.

– А ты умеешь.

Он заметил, что она пыталась уклониться от его вопроса.

– Я люблю женщин, Габби. Я люблю подразнить, пофлиртовать.

– Знаю. – Она чего-то недоговаривала.

– Флирт ничего не значит.

Он улыбнулся ей легкой улыбкой. Ему хотелось разрядить напряжение, превратить ситуацию в нечто обыденное, необязательное. Чтобы уменьшить тревогу у нее в глазах.

– Флирт – это ерунда. В нем нет ничего опасного. Это только игра, и все.

– Знаю.

Он коснулся ее подбородка и почувствовал нежность ее матовой кожи.

– Это все знают, Габби. Ты повторяешься. Душистый Горошек.

– Зна... – Она засмеялась, и тень у нее в глазах, которую он видел несколько секунд назад, исчезла. – Я едва опять не повторилась, да?

– Почти.

– Это нервы разыгрались из-за вечеринки.

– Ты так считаешь? – Ему захотелось схватить ее, пробиться сквозь эту броню, заставить ее признать... Что? Что ей нравится ощущать жар между ними?

– Джо, – она предостерегающе подняла руки, как будто отталкивала его, – мы с тобой разные люди. Тебе нужно заигрывать с теми, кто идет с тобой на одной скорости.

– А если я хочу заигрывать именно с Габриэль Мари? Что тогда?

Нет, он не даст ей улизнуть. Он заставит ее снова посмотреть на него так, будто он был особенным для нее.

Внезапно Габриэль отвернулась, и кусочек золотистой ткани, поблескивающий из-под красного передника, стал притягивать его, как золотистое пламя.

Джо согнулся над столом. Огонь полыхал у него перед глазами.

Когда она обернулась и посмотрела на него, взгляд у нее стал осторожным, а лицо побледнело.

– Джо, мне нравится быть с тобой. Ты мне нравишься. Мне нравится Оливер.

– Он – крепкий орешек. Иногда его трудно любить. Да и меня тоже. По правде говоря, Габби, я не легкий человек.

– Нет, не легкий. – У нее покраснела кожа на шее. – И вообще, то, что происходит между нами, раздражает меня. Потому что я плохо играю в эти игры. – Улыбка замерла у нее на губах, но она не остановилась. Его тронула такая смелость. – Из-за тебя я теряю покой.

Габби взглянула на него потемневшими глазами, в которых он увидел собственное отражение.

– Я не знаю правил игры. Вот и все. – Она уронила руки: – И не знаю, что должна делать. В твоей игре.

– Ничего, Габби. И правил никаких нет. Он хотел дотронуться до нее, утешить.

– Я вернулся в этот город из-за сына. Мне нужно очень постараться создать ему такую жизнь, какой не было у меня.

– Конечно, нужно. Ты нужен ему. – Габриэль сосредоточенно смотрела ему в глаза.

– Ты не знаешь, как играть в игру мужчины и женщины, а я не знаю, как играть в отца. Я изо всех сил стараюсь разобраться в своей жизни. А тут встретилась ты у Тибо – блестящая, сверкающая, – и мне захотелось провести немного времени с тобой. Мне нравится быть с тобой. – Джо провел рукой по волосам и слегка присел, чтобы заглянуть ей в глаза. – Я не хотел делать тебе больно, это точно.

– Боишься, что я буду чего-то ждать от тебя, Джо? Ты это хочешь мне сказать?

– Мы действительно разные, Габби. Я всегда был чужим в этом городе, а ты нет. У тебя есть право ожидать... – Он нахмурился, увидев улыбку у нее на лице.

Она взглянула на него, будто ей пришла в голову неожиданная мысль.

– Хочешь быть благородным, да? Беспокоишься, что я приму флирт за что-нибудь еще? – Она подавила смех. – Ты ведь только хочешь поиграть со мной? Он невольно улыбнулся.

– Когда ты так говоришь, ты как будто обвиняешь меня в мошенничестве.

– Так ты и есть мошенник, Джо.

Она протянула руку ему за спину и взяла ложку со стола:

– Вот, на, помешивай джамбалайю, чтобы не приставал рис. Если нужно будет, добавь бульона из кувшина. Или томатного сока. Подойдет и то и другое.

Не отрывая от девушки взгляда, Джо опустил ложку в кастрюлю.

– Что происходит? По-моему, ты изменила инструкции в отношении меня.

– Разве? – Передник весело зазвенел, когда она подошла к кухонному столу за блюдом. Лицо у нее было спокойным и безмятежным.

– Да.

– Просто теперь мне все ясно. Если ты флиртуешь со мной, это лишь игра. Если я флиртую с тобой, ты ничего не ждешь от меня. – У нее на щеках появились ямочки. – Секса, например.

Жар ударил ему прямо в пах. Но не от самого слова, а от того, как она строго поджала губы, произнося его. Если бы он поцеловал ее, она точно так же сжала бы рот. По крайней мере при первом прикосновении...

– Секс? – повторил он потрясенно.

– Конечно. Я только хотела прямо поговорить обо всем, выложить карты на стол. Чтобы не было недомолвок. Теперь все ясно.

У нее на лице сверкнула, улыбка.

– Теперь мы можем флиртовать сколько душе угодно.

Секс? Секс? Джо механически двигал ложкой. Она упомянула секс, и с этого момента он уже ни о чем не мог думать, кроме золотистого платья и ясной линии икр под красной каймой.

– Стоп, Душистый Горошек. Кто говорил о сексе? Кто спрашивал? Кто предлагал?

Она протанцевала сквозь кухонную дверь, которая захлопнулась за нею.

– Будь я проклят. – Кусочки колбасы упали с ложки обратно в кастрюлю.

– И разрази тебя гром к тому же. – Мелкими шагами в дверь вошел Майло.

– Не будь грубым, Майло. – Потрясающе элегантная женщина примерно одного возраста с отцом Габби положила ему ладонь на согнутый локоть. Следом за ними появилась Габби, паруса ее передника сбились в сторону. Интересно, видела ли она, как Майло легонько нажал женщине на руку.

– Познакомься с Нетти Дру, Джо. – Светло-голубые глаза Майло под густыми бровями засияли, когда он снова взглянул на женщину.

8
{"b":"18013","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Разрушенный дворец
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Трамп и эпоха постправды
Не благодари за любовь
Охотник за тенью
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Богиня по выбору