ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оказалось, что это вовсе не фокус с огнем. Я с изумлением увидел, как со старой жрицы свалились одежды, а на месте ее дряхлого тела появилась прекрасная юная девушка лет шестнадцати; вернее, то была сама, каким-то чудодейственным способом помолодевшая, Аджра. Она оказалась столь прекрасна, что у меня от изумления и восторга перехватило дыхание.

– Я могу навечно даровать тебе несравненную красоту, какой ты, Аджра, никогда не отличалась. А какими молодыми красавцами ты сможешь окружить себя! Помнится, ты в свое время отказалась от мужчин во имя служения Нантерии. Соглашайся служить мне, и я сохраню твою красоту.

Не отвечая на коварные посулы Гетерис, Аджра продолжала свой монотонный напев, и вскоре рядом с огнем вырос огромный черный силуэт. Это была Нантерия. Она обвила руки вокруг старой жрицы и заговорила, обращаясь к огню:

– Это моя дочь, Гетерис. Ты не можешь забрать ее с собой.

– Тогда отдай ребенка, – донеслось из огня, – мне нужен только ребенок.

– Только Аджра может отдать тебе ребенка.

Огненный силуэт сделался еще больше.

– Ты только взгляни на себя! – со злобой воскликнула Гетерис. Ее огненно-красный силуэт мгновенно превратился в огромное раскаленное зеркало, в котором отразился дивный образ юной обнаженной Аджры. – Видишь, что я готова сделать для тебя? Вместо больного и усталого старческого тела ты получила от меня в подарок молодость и красоту. Я отогнала смерть, которая уже дышит тебе в затылок. Я подарила тебе возможность еще целых восемьдесят лет беззаботно срывать цветы удовольствий и наслаждаться жизнью, не задумываясь о будущем.

Огненно-красный силуэт сделался темно-алым.

– Отдай мне ребенка, Аджра!

По нежным розовым щекам юной Аджры заструились слезы. Указав пальцем на огонь, она произнесла:

– Возвращайся к себе, Гетерис! Я – дочь Нантерии и уже прожила отпущенный мне век, прожила его достойно и честно. Возвращайся в огонь! Ступай!

Темноту ночи пронзил жуткий крик. Мне показалось, будто огонь заслонил все вокруг. Неожиданно исполинский огненный монстр протянул ко мне свои пышущие жаром руки и схватил Олассарову шкатулку. Я тут же вскочил и выхватил ее у чудовища.

– Нет! Не смей! Это мое!

Раздался еще один жуткий крик, и в следующее мгновение меня накрыло волной огня. Не прошло и доли секунды, как я почувствовал, что сижу, весь мокрый до последней нитки, на земле, крепко сжимая в руках волшебную шкатулку. Когда меня убедили в том, что мои брови целы и ничуть не пострадали от огня, я осмелился открыть глаза. Огонь полностью угас, и только угли еще теплились на темном кострище. Аджра стояла уже одетая и морщинистая, какой я видел ее раньше, а безликий карлик сидел, застыв все в той же позе, не шелохнувшись и ни на йоту не сдвинувшись с места.

Внимательно разглядывая меня, надо мной склонилась Синдия. Когда я снова увидел ее лицо, оно озарилось улыбкой.

– Вы кое-где слегка обгорели, но серьезных ожогов нет.

Синдия открыла один из ящичков шкатулки и извлекла оттуда крошечную чашечку, доверху наполненную какой-то неприятно пахнущей мазью.

– Это снадобье поможет вам вылечить ожоги.

С этими словами жрица принялась втирать содержимое чашечки мне в лицо. При этом, как мне показалось, благодаря ее нежным прикосновениям мазь пахла уже не так мерзко.

Несмотря на ожоги, я чувствовал, что существует еще нечто такое, что переполняет меня тревогой и беспокойством.

– Скажите, Синдия, такого следует ожидать всякий раз, когда мы будем разводить костер?

– Любое место и любое время, Корвас, это место и время богов. Но, думаю, что нам удастся какое-то время отдохнуть. Гетерис этой ночью потерпела унизительное, как ей кажется, поражение – даже два унизительных поражения. Аджра бросила ее обратно в огонь, а вы высказали ей открытое неповиновение. Скорее всего она лишилась остатков сил.

Повернувшись, я увидел, что старая жрица сдерживает беззвучные рыдания. Обстановка начала принимать довольно опасный характер.

– Мы можем чем-то помочь Аджре? – поинтересовался я.

– Нет, – отрицательно покачала головой Синдия, – но вы можете кое-то сделать для меня.

– Исполню все, что только пожелаете.

Снадобья больше не осталось, и чашечка, которую Синдия держала в руках, удивительным образом исчезла, буквально испарилась в воздухе.

– Объясните, почему вы вступили в схватку с Гетерис? Она олицетворение Зла, Коварства, она мать Лжи. Любой окаменел бы от страха при одном ее виде. А вы осмелились сразиться с ней!

– Ваша огненная богиня хотела отобрать у меня мою шкатулку!

– И что? – допытывалась Синдия.

– Это ведь моя шкатулка! Как может эта ваша Гетерис гореть таким ярким пламенем, если не понимает этого? Мне мало что известно о вашем мире. Честно говоря – а мне кажется, что я просто обязан быть честным, – свой собственный мир я знаю ничуть не лучше. Но одно мне известно доподлинно – эта шкатулка принадлежит Корвасу!

Закутанный в вуаль карлик обошел костер и встал рядом со мной.

– Помните! – предостерегла меня Синдия. – Вы должны воздерживаться от всяких разговоров!

– М-м-м, – пробормотал я. Загадочное создание село рядом со мной и прижалось к моему плечу. Я, в свою очередь, обнял его за плечи. Судя по его дыханию, оно вскоре погрузилось в сон. Я удивленно поднял брови, но жрица предостерегающе прижала палец к губам. Немного погодя я шепнул ей:

– Синдия, одежда на мне вся мокрая. Как вам это удалось?

Синдия кивком указала на старую жрицу. Аджра встала и подошла ко мне и моему загадочному соседу. Она прошептала слова молитвы, которые наверняка предназначались сидящему рядом со мной созданию, и мне показалось, будто по лицу старухи скользнула загадочная улыбка. Закончив молитву, старая жрица щелкнула пальцами, и в тот же миг моя одежда стала совершенно сухой. Странное ощущение. Аджра улыбнулась мне, погладила по плечу таинственного незнакомца и старческой ковыляющей походкой удалилась куда-то в ночную мглу, куда не долетали отблески углей.

– Куда это она? – шепотом поинтересовался я.

– Аджра отправилась на встречу с собственной смертью, – отозвалась Синдия и, усевшись на камень, принялась смотреть на тлеющие угли.

ГЛАВА 7

Ночь обернулась нескончаемой чередой жутких кошмаров. Мне показалось, что именно крошечное существо, спавшее рядом со мной, направляло их прямиком в мою голову. Разумнее было бы бодрствовать, а не спать, ведь всякий раз, как я погружался в сон, меня посещал очередной кошмар.

Чаще всего призраки, навещавшие меня во сне, являлись в облике двух играющих детей. Вид их почему-то наполнял мою душу безотчетной грустью, и каждый раз я пробуждался с мокрыми от слез щеками. Когда наконец в лесу настало утро, я проснулся, чувствуя себя совершенно разбитым.

Однако, как я и предполагал, мои беды этим не ограничились. Оказалось, что ночью сбежали все наши слуги. Исчезли также и четверо охранников, отправившихся на их поиски. Таким образом, остались лишь Синдия, безымянный карлик, Руутер, четверо стражников и ваш покорный слуга.

Пока Меру, командир отряда стражников, нес дозор, двое его подчиненных свернули палатки и погрузили их на лошадей. Четвертый их товарищ тем временем приготовил завтрак – поджаренные лесные грибы и травяной чай. Синдия съела все, что ей подали. Таинственный карлик также взял предложенную порцию и скрылся под покрывалом, так и не показав своего лица. Возможно, завтрак был вполне съедобным, но я с усмешкой подумал про себя, что в кои-то веки мне не грозит опасность поднабрать лишнего веса. Эта проблема разрешилась сама собой, когда я принялся разглядывать мой новый рацион – хлеб из опилок и сомнительные дары леса.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

14
{"b":"18014","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охота
Большая книга «ленивой мамы»
Авернское озеро
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Три минуты до судного дня
Сила воли. Как развить и укрепить
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
Венец демона
Хищная птица