ЛитМир - Электронная Библиотека

Хозяин пожал плечами:

– Я не вижу другого выхода, Рыбья Морда. Надеюсь, ты поймешь…

– Я ничего не желаю понимать! Я ухожу! – Рыбья Морда повернулся и выскочил из каюты.

О'Хара повернулся к Бостонскому Франту:

– Извини, ему надо некоторое время, чтобы к этому привыкнуть.

Бостонский Франт улыбнулся, показав два золотых зуба, явно выделявшихся в его безупречном наборе.

– Человек моей профессии не может позволить себе обижаться, мистер О'Хара. – Он вынул из рукава небольшой кружевной платочек, чихнул в него и спрятал обратно. – Давайте еще раз уточним условия соглашения. Итак, я плачу вам двадцать два миллиона кредитов. В обмен на это мои ребята становятся к кассам, заправляют играми, и мы оставляем себе все, что получим. Кроме того, я сам определяю города для представлений и держу моих ребят отдельно от вашего шоу.

– Это то, что касается первой планеты. Если мы оба удовлетворены итогами первой трети сезона, ты имеешь право повторить свое предложение. – Хозяин кивнул мне. – И я хочу обсудить с тобой одну вещь.

Бостонский Франт посмотрел на меня и улыбнулся.

– Ну, это не условие. Я буду польщен.

Хозяин кивнул:

– Хорошо.

Бостонский Франт повернулся к Крысе, потом снова взглянул на О'Хару.

– Я знаю, что, где бы вы ни развернулись, сборы будут хорошие, но все же любопытно узнать, куда мы направляемся.

О'Хара посмотрел на Крысу:

– Прочти ему данные по Чайтью.

Крыса достал из кармана блокнот, открыл его и улыбнулся.

– Да, мистер Джон. Население сосредоточено в городах, где развиты производство и торговля. На планете не выступал еще ни один цирк, хотя есть кое-какие развлечения. Валовой продукт Чайтью за 2143 год составил девяносто один квадриллион кредитов. В первом квартале этого года отмечен прирост на шестнадцать процентов…

Бостонский Франт поднял руку:

– Достаточно. – Он встал, наклонился над столом и пожал О'Харе руку. – Мои люди и деньги будут здесь через десять часов. – Он повернулся ко мне. – Пойдемте, Бородавка. Держитесь за меня покрепче. Станьте моей второй кожей.

Я оглянулся на О'Хару.

– Мистер Джон?

Хозяин кивнул:

– Бостонский Франт и его люди – это отвратительная, но исторически ценная часть цирка. Я договорился, что ты будешь сопровождать его, пока он с нами, а он пообещал до смерти заговорить тебя рассказами о своих делишках.

Дверь открылась. Бостонский Франт поклонился и сделал жест рукой:

– После вас, Бородавка.

Я поднялся, пожал плечами и вышел за дверь.

22

7 июня 2144 г.

То, что цирк превратился в какое-то прикрытие шулеров, огорчило меня не меньше, чем всю остальную труппу. Тем не менее странный мир «счастливчиков» скоро захватил меня. Мы с Бостонским Франтом спустились на планету и облетели несколько городов, в каждом из которых Франт набирал одного-двух сотрудников.

– Умелец всегда может заработать себе на жизнь, Бородавка, но чтобы сделать по-настоящему большие деньги, надо подвязаться к какому-нибудь шоу. Цирк – естественная среда обитания простофиль; следовательно, именно там их должен наблюдать и изучать подлинный ученый.

– Ученый?

Бостонский Франт усмехнулся, блеснув двумя золотыми зубами:

– Мы не игроки, мой бугорчатый друг. Игроки рискуют.

Он показал на одного из пассажиров шаттла, чересчур толстого парня в коричневом костюме. Тот сидел в кресле, ссутулясь и надвинув на глаза соломенную шляпу.

– Это Джек-Джек, один из наших наиболее выдающихся ученых. У него есть игра «Три Карты Монте»…

– Он шулер!

Бостонский Франт пожал плечами:

– Ну, это одно из самых косных утверждений, какие я когда-либо слышал. Джек-Джек не только ученый, но и артист.

Я потер подбородок и кивнул. Мне уже рассказывали об игре под названием «Три Карты Монте», ничего сложного в ней вроде бы не было. Карты кладутся на плоскую поверхность. «Простак» поднимает одну карту, смотрит ее, потом кладет рядом с двумя другими. Шулер передвигает карты, останавливается и приглашает клиента перевернуть свою. Я улыбнулся, потому что у пендианцев очень цепкий глаз, а я к тому же еще и гордился своей способностью фиксировать малейшее движение руки. Повернувшись к Бостонскому Франту, я сказал:

– Хотелось бы увидеть вашу так называемую науку.

Франт согласно кивнул, мы оба поднялись и подошли к мирно дремавшему в кресле Джек-Джеку. Сели. Франт расположился у окна, а я непосредственно напротив этого жирного карточного виртуоза. Мой спутник наклонился и произнес:

– Джек-Джек, я привел к тебе искателя мудрости.

Правая рука шулера ожила, поднялась и одним пальцем сдвинула шляпу на затылок. Маленькие, невыразительные глаза посмотрели на меня.

– Так ты, приятель, пришел учиться, а?

Я фыркнул и поднял брови:

– Хочу посмотреть твою игру. Ничего трудного в «Трех Картах Монте», по-моему, нет.

Сохраняя бесстрастное выражение лица, Джек-Джек опустил руку в карман.

– А-а… Драгоценнейший урок витает над твоей кочковатой головой, и когда этот урок опустится тебе на плечи, ты поймешь науку.

Бостонский Франт опустил откидной столик.

– Джек-Джек, я условился с Хозяином, что мы не «стрижем» членов труппы.

Джек-Джек пожал плечами.

– Под научные исследования надо выделять фонды, Бостонский Франт. Если этот приятель… как его зовут?

– Бородавка Тхо, он с Пендии. Ведет маршрутный журнал, и мистер Джон хочет, чтобы он написал немного и о нас.

Шулер кивнул и извлек из кармана запечатанную колоду карт.

– Пендианец?

– Верно.

– У пендианцев острые глаза, так ведь?

Я улыбнулся, заметив, что за фасадом уверенности что-то дрогнуло.

– Очень острые.

Джек-Джек распечатал колоду и достал карты. Потом разложил их на столе, лицом вверх и вытащил двух валетов. Посмотрел на меня:

– У тебя есть любимая карта?

Я пожал плечами, подался вперед и ткнул пальцем в червового туза:

– Эта.

Джек-Джек собрал остальные карты и убрал их в коробку, которую затем опустил в карман. Положив три выбранные карты лицом вверх, он повернулся к Бостонскому Франту.

– Как я уже говорил, на научные исследования нужно выделять фонды. У меня есть определенные расходы на оборудование. Да ты видел, сколько стоят теперь карты? Этот парень научится кое-чему, что ему всегда пригодится, а образованию, разумеется, требуются инвестиции.

Бостонский Франт посмотрел на меня, а я в свою очередь на Джек-Джека.

– О какого рода инвестициях вы говорите?

Уголки рта шулера печально опустились.

– О, приятель, ровно столько, сколько требует обычай. Один кредит – вполне приемлемая сумма, а?

Франт ткнул меня в бок:

– Не забудь напомнить мистеру Джону, что я сопротивлялся этой сделке. Договорились?

– Договорились. – Я достал из кармана один кредит и положил бумажку на стол. Рядом тут же легла другая, извлеченная Джек-Джеком из внушительной пачки. Шулер сунул деньги в карман и разложил карты так, что туз оказался посередине.

– Ну, приятель, сейчас я переверну карты, поменяю их местами, а тебе надо будет вытащить свою.

– Понятно.

На моих глазах Джек-Джек щелкнул каждой картой, перевернул их и разложил в ряд. Я заметил, что уголок средней слегка загнут. Увидеть это мог только пендианец. Джек-Джек начал двигать карты по столу, перемещая их по кругу, и следить за тузом не составляло труда. Шулер остановился, посмотрел на меня и улыбнулся:

– Ну а теперь, искатель истины, ты можешь найти туза?

Я взял правую карту и перевернул лицом вверх. Это был туз.

– Вот.

Джек-Джек удивленно вскинул брови.

– Ну, приятель, у тебя действительно острое зрение. Попробуем еще разок? – Он вытащил пачку кредитов. Я показал на две бумажки, уже лежавшие на столе:

– Хорошо. Ставлю два.

Джек-Джек добавил кредиты, снова разложил карты, оставив туз в середине, и повернулся ко мне:

24
{"b":"18015","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Принцип рычага. Как успевать больше за меньшее время, избавиться от рутины и создать свой идеальный образ жизни
Кто не спрятался. История одной компании
Сердце бабочки
Project women. Тонкости настройки женского организма: узнай, как работает твое тело
Августовские танки
Мы из Бреста. Путь на запад
Мечник
Гид по стилю
Всё та же я