ЛитМир - Электронная Библиотека

Шарт кивнул, затем ухмыльнулся.

– Я вел дневники еще с Академии и сохранил их все… это пригодится?

Палсит хлопнул в ладоши:

– Чудесно! Они здесь?

– Да. Подожди минуту, я их принесу. – Шарт повернулся и буквально выбежал из лаборатории.

Палсит прошелся по лаборатории, мысленно проговаривая кусочки и отрывки рассказа.

Почти с самых первых дней юный Шарт знал, что предназначен для великих свершений. Единственное, чего не знал блестящий ворлианский ученый, так это как ему придется драться, царапаться и бороться, чтобы достичь цели…

Палсит кивнул, решив, что эту биографию будут охотно слушать у огней.

– Это определенно сыграется.

Палсит остановился перед пультом с циферблатами, шкалами, счетчиками и переключателями. Панель пульта изгибалась дугой, чтобы сидящий перед ним оператор мог легко доставать до всех переключателей и видеть все приборы. Над пультом громоздился большой экран.

– Хм-м-м. – Палсит подошел к креслу и опустился на сиденье.

Капитан Нова сел перед пультом корабля, сжал квадратные челюсти и положил сильную руку на главный рычаг корабельного реактора. Он выждал, пока строй вражеской эскадры не дрогнул, подставив его кораблю бок, и нажал на рычаг, бросая всю энергию в двигатели. Ну а теперь поглядите, как этот мертвяк оживает! Его руки порхали над пультом, поворачивая рубильники, щелкая переключателями, заставляя корабль искать и уничтожать вражеские корабли. Рубку заволокло дымом, и капитан Нова едва успел заметить, что вражеский корабль открыл огонь по нему. Щелкнув еще одним рядом переключателей, Нова выпустил во врага залп торпед, затаил дыхание и засмеялся, когда негодяй разлетелся в пыль…

– Ч-ч-что ты делаешь?

Палсит обернулся. В дверях стоял Шарт с охапкой книг и тетрадей в руках. Ворлианец оглядывал лабораторию, наполненную, как вдруг заметил Палсит, серо-желтой дымкой. Рассказчик снова повернулся к пульту и отдернул от него пальцы, словно их обожгло.

– Прошу прощения, доктор. Я обдумывал рассказ нового типа и, наверное, увлекся…

Шарт с грохотом уронил дневники:

– Ты… ты выключил векторную очистку! – Он подошел к стеллажу с пробирками. Дымка в них не была больше розовой; теперь она была серой. Шарт покачал головой, положил руку на подпорку стеллажа, потом прижался к ней всем телом. – Труд тридцати лет… пропал. Все пропало.

Палсит встал, подошел к стеллажу и ласково положил руку на плечо Шарта.

– Мне очень жаль, доктор. Будь у меня медяки, я бы вложил в твою руку щедрое извинение.

– Пропало. Все пропало.

– Но, доктор… – Палсит потер руки, потом хлопнул Шарта по спине. – Только подумай, как это поможет твоему жизнеописанию.

Шарт оцепенело уставился на Палсита:

– Поможет?

– Ну да! – Палсит вытянул руки. – Быть так близко к успеху, только чтобы победа была вырвана из рук. Однако мужественный ученый не побежден. Он собирается с силами и вновь берется за работу. – Палсит потрепал ворлианца по спине. – Это весьма способствует укреплению характера героя, как по-твоему?

Шарт, оторвавшись от стеллажа, уставился на Палсита широко раскрытыми глазами, потом начал хлопать себя по карманам.

– Пистолет! Где он? Где мой пистолет?

Палсит оглядел лабораторию:

– Не знаю, доктор. Где ты видел его в последний раз? – Рассказчик повернулся и начал искать рядом с изогнутым пультом. – Когда у нас найдется свободная минутка, доктор, я хотел бы обсудить с тобой историю нового типа. Твое мнение, как ученого, было бы очень полезно. – Палсит бросил на пульт последний взгляд, пожал плечами и обернулся. – Я не вижу здесь твоего пистолета, док… – Шарт стоял с пистолетом в руке, целясь рассказчику между глаз.

– Все пропало. Вся моя работа… пропала!

Палсит поднял руки:

– Послушай, доктор…

Шарт выстрелил, но от гнева рука с пистолетом дрогнула, и выстрел зажег магниевый щиток на пульте. Густой белый Дым, сильный жар и слепящий свет – не только пистолет – заставили Палсита подобрать полы мантии и броситься к ближайшей двери.

– Я убью тебя, старый псих!

Импульсные лучи отражались от стен и пола, когда старый рассказчик проскочил через дверь и закрыл ее за собой.

Палсит прислонился к двери, несколько раз глубоко вздохнул и тут заметил, что находится в одном из загонов для животных. Слышно было, как Шарт с грохотом ломится следом. Старик оттолкнулся от двери и побежал к забору. Пронзительные вопли, шипенье и рычание оглушили его, когда пернатые, мохнатые и чешуйчатые существа бросились в разные стороны. Забор был высотой в два человеческих роста – самому не перелезть. Он услышал храп и посмотрел в ту сторону. У забора спал аркадский ящер. Палсит подбежал к нему, наклонился и пнул гиганта в плечо:

– Проснись!

Ящер открыл щелевидный глаз.

–Уф?

Новый взрыв воплей и рычанья сказали Палситу, что Шарт гонится за ним по пятам.

– Быстро. Подними меня над забором.

Ящер сел:

– Олько?

– Два мешка корней и мешок пирожков с тунговыми ягодами.

Ящер улыбнулся и протянул лапу:

– Л эти.

Палсит заглянул ящеру за плечо: Шарт несся по загону с пистолетом в руке. Он указал на ворлианца:

– Он заплатит за нас обоих.

Ящер кивнул, схватил Палсита за шкирку и перенес через забор. Ноги рассказчика бежали еще до того, как коснулись земли.

Ящер повернулся и заглянул в загон:

– Док'ор.

Шарт посмотрел на ящера, потом туда, куда указывала рептилия. За забором он увидел Палсита, бегущего к дороге. Он повернулся было к воротам, но резко затормозил, когда большая зеленая лапа схватила его за плечо.

– Воук! Что ты делаешь? Пусти меня!

Ящер покачал головой:

– Лати. Два ешок орни, ешок тунг рожки.

У поворота дороги Палсит замедлил бег, потом остановился.

– Это… слишком… для старика.

Он заметил камень, сел и несколько раз глубоко вздохнул. Когда в глазах прояснилось, Палсит оглянулся на станцию. Ящер держал Шарта за ноги и тряс ворлианца. С трудом, но можно было разобрать, как ящер требует:

– Лати! Лати!

Рассказчик кивнул:

– Да в общем-то ему и следовало бы!

Все еще отдуваясь, Палсит с трудом поднялся и пустился в долгий путь к Мбвебве.

Четыре дня спустя Палсит сидел за столом Азонго и ожидал мнения спутников о своем рассказе. Растр покачал головой:

– Похоже, доктор не очень-то помог.

Азонго кивнул:

– Палсит, не знаю, удастся ли тебе когда-нибудь изгнать дьявола из разума.

Палсит нахмурился, потом поднял руки:

– Погоди! Мне ничего не мерещится…

– О! – Растр улыбнулся, потом рассмеялся. – Тогда это превосходная история, Палсит. Просто превосходная.

Азонго кивнул:

– Хорошо, что ты выздоровел. – Дикарь пожал плечами. – Но вот история… – Он покачал головой. Палсит повернулся к Дерки:

– А ты что скажешь?

Дерки скривился, потом покачал головой:

– Ужасная история, Палсит. Просто ужасная!

Старый рассказчик высоко поднял брови:

– И что же в ней такого ужасного?

Ученик покачал головой:

– Да все: все эти кнопки, пробирки, спирали и тому подобное. И потом, существо с другой планеты! Такие истории для людей вроде Растра.

Палсит нахмурился:

– Доктор Шарт действительно с другой планеты!

Дерки покачал головой:

– От этого история не становится лучше. – Ученик сжал руки и заговорил, словно учитель, читающий лекцию плохо успевающему школяру: – Люди хотят слышать только классические истории: о цирке, о борьбе черной и белой магии, о великих предсказателях, открывающих тайны. Подобная ерунда – вся эта техническая фантастика – никогда не будет популярна.

Палсит потер подбородок, потом пожал плечами:

– И тем не менее, Дерки, эту историю я и буду рассказывать, когда мы вернемся к огням.

Дерки опустил глаза:

– Что ж, это решает дело, Палсит.

– Ты о чем?

– Мои вопли и рыки настолько улучшились, что Растр и Азонго предложили мне участвовать в их номере. Азонго будет дикарем, Растр героем, а я жертвой.

37
{"b":"18016","o":1}