ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прогулка по кораблю поспешна, но вполне обстоятельна: нам показывают капитанский мостик, кубрик, грузовой трюм, камеру для подвесных люлек и пассажирские каюты — отдельные комнаты, как того требует людская традиция. Мы не видим только машинного отделения и каюты самого капитана — он говорит, что туда нам незачем соваться.

Подвесные люльки — это удлиненные серебряные капельки, собранные в два круга и обращенные остриями к центру камеры, где громоздится аппаратура для поддержания жизни и вьются кабели. Места хватило бы для еще шести кругов таких капелек-стручков, но вместо них пространство отведено под спортивные тренажеры; здесь же можно разместить и дополнительный груз. Путешествие на Тиман займет шесть месяцев, и, как говорит сам капитан, в промежутке между стартом и посадкой жизнь на «Эоле» больше смахивает на отбывание тюремного заключения. Порадовав нас этим обещанием, капитан позволяет себе первую — и последнюю за все время — улыбку.

— Не слушайте капитана Мосса, — успокаивает нас Ротек И Хай на обратном пути. — Он сгущает краски. Да, большую часть пути вы проведете в подвешенном состоянии. Пару раз вас из него выведут, чтобы проверить состояние здоровья. Но у вас есть выбор: либо лететь, что называется, в отключке, пробыв в сознании не больше пяти-шести дней, либо использовать срок полета для развлечения или самообразования.

Заммис шутливо отвечает на это, что однажды по пути на Землю застрял на 28 дней посередине книги под названием «Моби Дик» и вышел из этого плачевного состояния, только когда настал момент проверить, жив он или мертв.

— «Черт бы вас побрал!» — кричит по памяти Джерриба Заммис. — «Почему не работает насос? — проревел Рэдни, сделав вид, что не расслышал речей моряков. — За дело!» Стилкирт радостно повиновался приказу...»

Он мог бы продолжать еще долго. Но, посерьезнев, подсказывает, что я мог бы запрограммировать себе на время перелета весь Талман.

Представитель чартерной компании просит у нас извинения и говорит, что через шесть дней к нашим услугам будет другой корабль, а еще через месяц — третий. Но перелет из крупного космопорта на другую планету на специально зафрахтованном корабле приведет к росту цены примерно втрое и займет дней сорок...

В офисе чартерной компании к нам присоединяется Санда, а Ротек И Хай просит прощения и удаляется. Детектив включает карманный компьютер, желая освежить память.

— Итак, корабль зарегистрирован на Ране и принадлежит наряду с еще двумя кораблями компании «Мосс Транспортейшен» — собственности самого Эли Мосса, капитана «Эола». Капитан никогда не привлекался к ответственности за нарушение закона, однако у него стойкая репутация контрабандиста.

— Мосс воевал? — спрашиваю я.

Санда кивает, выводя на дисплей соответствующие данные.

— Воевал, но недолго. Служил пилотом штурмовика в вооруженных силах Соединенных Штатов Земли, но в боевых действиях участвовал только во время восстания в Булдахке одиннадцать лет назад. Вскоре после этого был уволен за неповиновение приказам и применение силы к старшим по званию. После увольнения служил наемником в разных странах Сектора, но по большей части выполнял задания Палаты драков. Пять лет назад Мосс основал на свои сбережения компанию по грузовым перевозкам.

— А у тиманов он когда-нибудь служил? — интересуется Заммис.

— Нет. Единственная связь с тиманами, судя по данным, — это его регулярные рейсы к ним. Он перевозит по этому маршруту немногочисленных пассажиров, людей и драков, которым требуется побывать там по делам, а также инструменты и оборудование, отсутствующие на самом Тимане.

— Он снабжает «Тиман Низак»? — спрашиваю я.

— Да, и эту компанию среди прочих.

Я показываю на компьютер Санды.

— Что известно об экипаже?

— Второй пилот — женщина по имени Йора Бенерес. Уволилась из армии одновременно с увольнением Мосса и с тех пор летает с ним. Бортинженер — мужчина, Гази Мрабет. Работает с Моссом уже три года и зарекомендовал себя настоящим кудесником по части механики. — Санда корчит недовольную гримасу. — До поступления на службу к Моссу Мрабет прославился другим — скандальными сексуальными связями с известными драками, в частности с Ксианом Ти.

— Он знаком со скульптором Ксианом Ти? — восклицает Джерриба Заммис, не очень понимая, чем недоволен детектив.

— Да, и весьма близко... — Детектив продолжает нажимать на клавиши. — Остается последний член команды — ответственный за груз и стюард Эрнст Брандт, бывший воин тзиен денведах, дослужившийся там до седьмого офицера, а затем нанявшийся в наемническое подразделение, в котором воевал Мосс.

— Человек в тзиен денведах? — удивленно переспрашиваю я. Санда взирает на меня, как на неразумное дитя.

— Что тут такого? Люди служат в Денве уже двадцать лет, как и драки в вооруженных силах Земли.

— На чем этот Эрнст Брандт специализировался во время службы в Денве? — задает вопрос Заммис. Санда тычет пальцем в свой монитор.

— Он служил в военной разведке и носил кличку Жнец.

— Как это понять?

— Сельскохозяйственный термин с неясным для меня смыслом, — признается детектив.

— Кажется, я понял! — воодушевляется Заммис. — Некоторые из людей называют «Мрачным жнецом» смерть.

Мне его воодушевление не передается.

Джерриба Заммис подходит к окну и смотрит на примыкающий к космопорту торговый центр. Там медленно бродят люди и драки, рассматривающие витрины; движущиеся тротуары заполнены покупателями и праздношатающимися.

— Скажи-ка, Мирили Санда, если бы мы могли выбирать из двух кораблей, то какова вероятность, что второй корабль походил бы на «Эол» и их команды оказались бы похожи?

— Честно говоря, Джерриба Заммис, я видывал много кораблей похуже «Эола» и совсем немного — лучше.

— А как быть с контактами капитана-владельца с «Тиман Низак»?

— Корабль, оборудованный для посадки на Тимане, отличается определенной спецификой, иначе ему там нечего делать. «Низак» — крупнейшая тамошняя корпорация, занимающаяся межпланетной торговлей. Любой дракский или человечий корабль, участвующий в торговле с Тиманом, вряд ли минует «Низак» или ее партнеров.

Заммис отворачивается от окна.

— Значит, это простое совпадение?

Санда разводит руками.

— Очень может быть.

Заммис говорит, снова глядя в окно:

— Санда, передай свои сведения в имение. Дядя уже мог вернуться. Пусть Тай все ему покажет. Решение принимать дяде, а не мне.

— Откуда он должен вернуться? — удивляюсь я. Заммис бросает на меня непонятный взгляд.

— С лыжной прогулки. С утра он поехал кататься на лыжах. Мне ясно, что спрашивать с кем и зачем не приходится.

— Кстати, что означает название корабля — «Эол»? — спрашивает Заммис у Санды.

— Это название кораблю дал сам Мосс, — рапортует всезнайка Санда. — Оно не английское, я выяснял. Оказывается согласно верованиям древнего земного племени греков, Эолом звался бог ветров.

— А, греки! Зевс, Афины, Аристотель и все такое прочее?

— Именно.

Я смотрю на Джеррибу Заммиса и подсказываю:

— Люди часто присваивают названия своим машинам и прочему имуществу. Я слышал, как они обращаются с нежными словечками к своему оружию, каскам, амулетам, вездеходам, летательным аппаратам, походным кухням, искусственным спутникам. Обычно с помощью такого обращения предмет одушевляется, превращается в друга, товарища. Но специальных правил и традиций, связанных с этим, не существует.

Заммис задумчиво почесывает подбородок.

— Вообще-то я заметил нечто подобное и на Земле. Например, первый адъютант Бейна Уитли неизменно обращался к своему компьютеру «сука». Хотя не припомню, чтобы похожая привычка была и у дядюшки. Как называются другие корабли, принадлежащие Моссу? — Вопрос обращен к Санде.

— Один назван в честь Макса Стирна, служившего вместе с Моссом пилотом. Его корабль и команда погибли в восстании на Булдахке вскоре после увольнения Мосса из ВВС Земли. Третий называется «Эдмунд Фитцджеральд» в честь речного судна компании «Коламбия Лайн», затонувшего вместе со всем экипажем на Земле в 1975 году прошлой эры.

110
{"b":"18018","o":1}