ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Приз предлагает задачу «гнезду».

Дакиз призывает проверить мое решение.

Приз раскидывает мясистые руки, делает шаг в мою сторону.

«Сейчас я тебя раздавлю!»

«Сделаешь еще один шаг, — отвечаю я, — и я переломаю тебе все кости».

Начало новой тиманской притчи...

Словно с огромного расстояния до меня доносится крик:

— Ро! Ро! Ро!

В голове у меня звучит детская песенка, мой собственный голос присоединяется к хору: «Греби, греби, плыви, лодочка, по речке вниз...» Я захлебываюсь, кашляю, корчусь, задыхаясь.

Приступ проходит. Я лежу слабый и неподвижный, как мокрая тряпка. В животе страшная боль, в ноздри бьет отвратительный запах. Я с трудом открываю глаза и вижу склонившуюся надо мной Киту.

— Давно он здесь лежит? — спрашивает Кита.

— Без малого три стандартные недели, — отвечает Жнец.

— Почему ты не позвал меня раньше? Еще немного — и Язи Ро помер бы от обезвоживания! Боже, ну и вонь!

— Дракам не требуется много воды. И потом, он сам твердил, что Мистаан медитировал целых шесть лет, — объясняет Жнец как ни в чем не бывало.

— Это притча, Жнец! Даже если бы это было правдой, то тот лежал на открытом воздухе, и ученики каждый день приносили ему еду.

Рядом с лицом Киты появляется лицо Жнеца с трепещущими от отвращения ноздрями.

— К тому же скалу время от времени поливало благодатным дождиком... — Он улыбается мне. — Эй, Ро, ты жив?

Я киваю и утвердительно хриплю.

— Когда в следующий раз задумаешь марафонскую медитацию, сперва предупреди о своем намерении кого-нибудь, кто разбирается в таких вещах.

— Наверное, ты права...

Кита приподнимает мне голову и просовывает в рот горлышко бутылки.

— Соси, это сок.

Сладкая жидкость вливается в мой пересохший рот. Никогда еще не чувствовал такого упоительного вкуса! Три глотка — и я благодарно киваю. Кита убирает бутылку и опускает мне голову.

— Жнец, тащи Ро под душ, а я найду чистый халат.

— Погоди-ка... — Жнец наклоняется ниже. — Ну что, придумал ответ?

Я трясу головой.

— Придумал, только не тот, что искал. Зато этот сработает.

Жнец поворачивается к Ките:

— Запах невыносимый, зато ясный взгляд.

32

Проглотив через силу немного съестного, я сижу на кухне, завернутый в одеяло, и поглядываю на остальных, собравшихся вокруг стола. Справа от меня Кита, слева Жнец. Мрабет, Дэвидж, Мосс и Бенерес — напротив.

— Будет новая попытка заключить перемирие между Маведах и Фронтом Амадина, — говорю я. — Такие попытки следуют одна за другой.

Дэвидж, слушая меня, качает головой.

— Какая-нибудь мелкая группировка, либо людская, либо дракская, обязательно торпедирует мирный процесс...

— И опять все взорвется, — заключает Йора Бенерес.

— Нет, — возражаю я. — Мелкая группировка обязательно попытается навредить мирному процессу, но мы выясним, кто этим занимается, и ударим их по рукам или накажем, если они будут упорствовать.

Капитан Мосс неуверенно хмурится, оглядывает собравшихся.

— Мы? Кто это «мы»?

— Для начала — мы всемером. — Шестеро моих слушателей, как по команде, удивленно вскидывают брови, но меня трудно сбить с толку. — Но мы попробуем умножить наши ряды, познакомив с нашей талмой Зенака Аби, его последователей и вообще всех, кто уклоняется от участия в военных действиях. Когда распространится весть, что за соблюдением мира следит нейтральная сила, к нам потянутся со всех сторон. Нам потребуются и бойцы, и штатские. — Я перевожу взгляд на Жнеца. — Очень полезны будут те, кто сможет собирать сведения на дракской и на людской территории, а также те, кто согласится вручить клинок Айдана нарушителям. За любое нарушение мира как те, кто отдал приказ его нарушить, так и исполнители приказа будут расплачиваться собственной жизнью. Мы заявим о себе и внушим всем, что нарушение мира равносильно смерти. Смерть станем сеять мы, а не противоположная сторона.

Гази Мрабет постукивает пальцем по столу.

— То есть драки будут убивать драков.

— А люди — людей, — подхватывает Кита.

— Да.

— Война ради окончания войны? — спрашивает Дэвидж. — Сдается мне, это равносильно превращению двустороннего конфликта в трехсторонний.

Жнец наваливается локтями на стол.

— Понимаю, куда клонит Ро... Речь не о войне, Уилл. Язи Ро хочет стать полицейским. Я прав?

Немного подумав, я утвердительно киваю.

— Прав. Только это будет специфическая полиция, предназначенная для предотвращения преступлений всего одного свойства.

Эли Мосс машет рукой.

— Группировки безумцев все равно не откажутся от своих целей.

Я борюсь с головокружением с помощью сока.

— Мы и не будем пытаться менять цели, заниматься просветительством, посредничать, учить жителей Амадина взаимной любви. Пока в условиях мира не вырастет целое поколение, все это недостижимо. Нашим единственным стремлением будет мир. Добиваться своей цели мы будем просто: делая бессмысленным нарушение мира. — Глядя на Дэвиджа, я продолжаю: — Наша цель в корне отличается от целей Фронта, Маведах и всех группировок. Формулируется она просто: МИР. Стоит любым двум группам сойтись для достижения этой же цели — и мы станем им помогать, не давая никому нарушить мир.

— Почему ты уверен, что к нам отнесутся серьезно?

— Сначала нас действительно не примут всерьез, — откликается на это Жнец. — Но первыми же решительными действиями мы заставим нас уважать.

Дэвидж погружается в раздумья. Жнец и Кита обсуждают подробности создания тайных информационно-разведывательных центров по идентификации нарушителей мира и содействию их устранению. По лицу Дэвиджа видно, что его переполняют сомнения, однако он разрешает их одно за другим, с каждой минутой все больше грустнея.

Мое предложение раскладывается на составные части и обсуждается со всех мыслимых и немыслимых сторон. Дэвидж, капитан Мосс, Йора Бенерес и Гази Мрабет внимательно слушают, недовольно хмуря лбы. Жнец и Кита уже стали пропагандистами моих идей. Кита приводит в пример информационную систему, применяемую на Земле Азиатской Региональной полицией, в которой она сама служила в разных должностях. Постепенно становится понятно, что делать, где и как. Под конец дискуссии единственным сомневающимся остается Дэвидж. Остальных удалось убедить.

К тому моменту, когда и Дэвидж прекращает сопротивление, я окончательно лишаюсь сил.

— Два соображения, — говорит он. — Во-первых, мы сильно ускорим дело, если получим доступ к банкам данных Карантинных сил. Они сторожат планету уже тридцать лет. Уверен, что все это время социологи и прочие правительственные службы следили за Амадином в оба и готовили подробные отчеты, которые некому было читать. Я свяжусь по космической связи с овьетахом и узнаю, не сможет ли он передать нам необходимые сведения.

— А второе соображение?

— Думаю, оно исчерпано. Я попрошу Шигена проверить это на его компьютерах, хотя он уже много месяцев твердит одно и то же: «Знание пути может преградить путь». — Мне больно видеть печаль в глазах Дэвиджа. — Как только мы примемся за дело, нам придется превратиться в убийц и могильщиков: мы станем убивать чужих и хоронить своих. Сам я воевал в роли пилота истребителя. Когда я кого-то убивал, об этом свидетельствовала только вспышка на экране. Когда погибал друг, в полку появлялась вакансия. Все чинно и спокойно. Времени на раздумья не было, успевай только вовремя реагировать. Тугодумы погибали первыми. — Он пристально смотрит на меня. — Но та война, которую предлагаешь вести ты, Ро, не в пример грязнее. Я бы предпочел этого избежать. — Дэвидж выдерживает томительную паузу. — Но все равно никто не способен предложить ничего лучше этого. Ты отлично поработал!

Отлично? Одно дело — теория, другое — видеть, как окружающие принимают сказанное тобой всерьез и выражают готовность действовать соответственно. Я киваю в знак благодарности, не скрывая утомления.

124
{"b":"18018","o":1}