ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кот Из Подворотни поступает так, как ему советуют. Мы продолжаем принимать сигнал со станции на горе Джазирах. Раймонд клеймит Фронт Амадина, предавшего борьбу против «желтой угрозы». Звук становится тише, Жнец поворачивается к Дэвиджу.

— Если Бегун прав и «Ситармеда» что-то затевает, то мы не готовы им помешать. В данный момент мы способны на одну-две, максимум на пять одновременных акций. Наши силы на местах еще не развернуты, поэтому время для массированных действий еще не пришло.

Дэвидж жует нижнюю губу.

— Придется выслать туда подкрепление. Пока оно не прибудет, Бегун должен будет действовать самостоятельно. Мы уже знаем, где именно пройдут переговоры?

— Только что узнали, — докладывает Жнец. — Сильвер-Сити, город с населением примерно тысяча восемьсот душ к северу от Дугласвилла, Дорадо. Вплоть до заключения перемирия в том районе шли бои, так что имеются боевые порядки и у Фронта, и у Маведах. Сами переговоры могут начаться в любой момент.

На одном из экранов появляется компьютерная карта. Перед нами Сильвер-Сити. Сквозь город тянутся синие и зеленые линии — позиции Фронта и Маведах. К югу от Сильвер-Сити лежит Дугласвилл, полностью контролируемый Фронтом. Ни «Ситармеда», ни «Туйо Корадар» там не закреплены. Однако к северо-западу от Сильвер-Сити, всего в нескольких минутах езды, существует крупная ячейка «Тин Синдие». В самом Сильвер-Сити есть активисты «Черного Октября» и «Роуз»; «Роуз» присутствует и в Дугласвилле. Боевики организации «Пятерки» в районе не замечены.

— А что есть в Сильвер-Сити у нас? — спрашиваю я Жнеца.

— Двое законспирированных агентов.

— Это все?

— Пока все. Я их оповещу.

— Внимание! — кричит другой наблюдатель, человек по имени Роджер Темпл. На одном из экранов «Черного Октября» появляется белый кирпичный домик рядом с разбомбленным жилым комплексом. Железная крыша в приличном состоянии, но окна заколочены досками.

— На связи Красная Гусеница, — звучит голос женщины по имени Анита Нордстар. — Вы видите пострадавший перекресток улиц Галена и Восьмой в Дугласвилле. Сейчас я постараюсь показать вам некоего Джекоба Дрюса.

Сперва мы видим материалы на Дрюса. На фото лысеющий мужчина 41 года, бывший шахтер, потерявший всю семью в битве за Дугласвилл четырьмя годами раньше и вступивший в «Черный Октябрь» в качестве опытного минера; спустя несколько месяцев «Октябрь» отказался от его услуг, сочтя слишком неуравновешенным субъектом. С тех пор он жил отшельником; известно, что он не менее трех раз по собственной инициативе проникал в расположения Маведах, устанавливая там бомбы. Все три вылазки были успешными, унеся в общей сложности больше двухсот дракских жизней.

Знакомясь с делом Джекоба Дрюса, я вспоминаю Мина в воронке, человека с флейтой и Язи Ро, прорывавшегося днем позже вместе с Окори Сиков сквозь город, прокладывая себе путь энергоножом... Уж не я ли превратил его в ослепленное ненавистью чудовище? И не превратил ли меня в точно такое же чудовище тот человек с флейтой? И все мы дружно ненавидим чудовищ — кровожадных потомков Хиссиеда-до' Тимана.

— Я слежу за ним весь день. — На экране появляется видеозапись. На ней Дрюс: он входит в какое-то разрушенное промышленное помещение. — Объект провел больше трех часов на старых приисках ИМПЕКС к востоку от города, откуда вернулся к себе домой с тяжелым мешком. Это произошло два часа назад. Потом он отправился обедать на благотворительную кухню Фронта в одном квартале отсюда. Услышав сообщение Фронта Амадина, оставил на столе тарелку с недоеденным супом и кинулся сюда. Можете считать меня выдумщицей, но у меня впечатление, что объект намерен поднять что-то или кого-то на воздух.

— Продолжай наблюдение! — приказывает Жнец.

Сигнал от Красной Гусеницы пропадает. Я сам не заметил, как вскочил. Чтобы как следует поразмыслить, приходится снова сесть. Что, если «Ситармеда» собирается сорвать переговоры в Сильвер-Сити с помощью воздушной атаки? Что, если Джекоб Дрюс, обезумевший от страданий, разом покончит и с переговорщиками, и с собственным бессмысленным существованием? Что, если им помогут другие безумцы, драки и люди? Что мы способны всему этому противопоставить?

Я смотрю на Дэвиджа. Тот внимательно изучает что-то на мониторе своего переносного компьютера.

Я встаю и подхожу к нему. На мониторе застывший кадр — митинг «Черного Октября», снятый Котом Из Подворотни: человек в молитвенной накидке потрясает новейшим лазерным оружием.

— Что привлекло твое внимание? — спрашиваю я.

— Видишь эти нити? — тычет он пальцем в угол экрана.

— Арба канфот, — подсказывает Зенак Аби. — Четыре жгута.

Дэвидж увеличивает другую фигуру в том же кадре — крупного мускулистого мужчину с черной бородой. На голове у него вязаная шапочка, он тоже потрясает новым оружием.

— Я знаком с личным делом этого типа. Он мусульманин. Эти двое — пожилые люди, они могли еще успеть повоевать друг с другом на Земле. В этой церкви вообще полно бывших врагов: евреев и мусульман, ирландцев и англичан, католиков и протестантов, черных, белых, краснокожих, желтокожих. Теперь они объединились против драков.

Аби с улыбкой кивает.

— Не думаешь ли ты, что, добившись желаемого, то есть уничтожив на Амадине всех драков, они, не вытерпев и нескольких дней, снова вопьются друг другу в глотку?

— Может быть, — отвечает Дэвидж джетаху. — Но у меня еще есть надежда, что нам удастся объединить драков и людей, показав им общего врага.

Аби кивает, не сводя взгляд с экранов.

— Этим мы и займемся: объединим их для борьбы против тщетности. — Он показывает на монитор. — Кажется, что-то опять назревает...

Следующие два часа мы принимаем донесения наших агентов. Вскоре в кажущемся сумбуре начинает проглядывать общая тема. Судя по всему, перемирие застало мелкие группировки врасплох. Например, Кот Из Подворотни сообщает, что митинг ничего не решил, но через три часа начнется заседание центрального комитета «Черного Октября».

По донесению Бегуна, «Ситармеда» запланировала акцию заранее, еще до объявления о перемирии; боевикам, прибывшим в Порт-Рефьюдж, приказано возвращаться по домам и ждать дальнейших распоряжений. В Дугласвилле Красная Гусеница продолжает наблюдение за жилищем бомбиста Джекоба Дрюса.

Все сходятся в одном: прекращение огня пока что не нарушено. Мой фронтовой опыт подсказывает, правда, что на передовой никто не помышляет о мире, договоре, даже продолжительной передышке. Самые смелые надежды исчерпываются несколькими мирными днями. Там знают, что бойня скоро обязательно возобновится: кто-нибудь учинит что-нибудь ужасное, и тлеющий огонь в очередной раз вспыхнет всепожирающим пламенем; так что мечта о короткой передышке и то чересчур смелая.

Согласно донесениям из «Роуз», «Пятерок», «Туйо Корадар» и «Тин Синдие», все группировки созвали чрезвычайные заседания, чтобы решить, как быть. Ночное Крыло (агент Руди Класс) доносит, что «Зеленый Огонь» — террористы, прежде воевавшие за Фронт в Северной Шорде, — тоже что-то готовит. В их распоряжении несколько ракет, которые они могут выпустить по штабу Маведах в Южной Шорде...

Дэвидж хмурится и жестами подзывает меня и Аби.

— Любой пуск ракет обрекает переговоры на провал. Что может предпринять Ночное Крыло?

— Ему бы минимум троих помощников... — говорит Жнец. — Но у него есть лучевое оружие, так что он не совсем бессилен. Главное — обмануть охрану «Зеленого Огня». Второй фокус — вывести ракеты из строя за короткий промежуток времени между командой на запуск и самим залпом.

— У нас есть в том районе еще один агент, — подсказывает Кита. — Обратимся к нему. Если залп состоится, постараемся вывести из строя и остальные ракеты, и площадку, и персонал.

Аби и Дэвидж переглядываются. Аби кивает, я тоже. Мне, правда, кажется, что Ночное Крыло и его гипотетический партнер получили невыполнимое задание, граничащее с самоубийством.

Жнец оперативно доводит приказания до исполнителей.

133
{"b":"18018","o":1}