ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга о вкусной жизни. Небольшая советская энциклопедия
Мама для наследника
Курсант
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Понедельник начинается в субботу (1-е издание 1965г.)
Дерзкая советница властелина
Грань безумия
Пушки царя Иоганна
Эволюция Haier. От убыточного завода до глобальной суперплатформы
Содержание  
A
A

Я ловлю себя на том, что уже не отличаю людей от драков, драков от людей. Наши агенты — одна порода, противник, о котором они доносят, — другая. Похоже, наше «Нави Ди» — новое племя на планете.

— Внимание! — кричит Дженис. — На связи Красная Гусеница.

На экране темное помещение, объектив отчаянно прыгает.

— Он улизнул. Дрюс исчез!

Агент отодвигает от стены пустые ящики, и мы видим дыру. Объектив проникает туда, показывает цементную стену, ныряет вниз. Лестница ведет в коллектор.

— Черт! Попробую его догнать. Мне потребуется помощь ваших людей в Сильвер-Сити. У вас есть изображение его внешности. Прием.

Жнец без промедления передает указания для региональной агентурной сети в Центральном Дорадо. Не проходит и минуты, как на связь с нами выходят еще двое из Сильвер-Сити: женщина по кличке Лили и мужчина — Персик. Они уже располагают портретами Джекоба Дрюса и знают место проведения переговоров.

Я слишком устал, чтобы стоять, и слишком взвинчен, чтобы сидеть. Если бы воюющие стороны повременили с перемирием хотя бы полгода, мы бы успели гораздо лучше подготовиться. С другой стороны, тщательное планирование, как известно, — верный способ рассмешить Бога...

Джекоб Дрюс не выходит у меня из головы. Мы не уверены, что он намерен устроить взрыв. С чего мы взяли, что он продолжает делать бомбы? Я изучаю на мониторе своего переносного компьютера последнее донесение Красной Гусеницы и его видеосопровождение: инструменты в мастерской Дрюса, множество всевозможных мелочей, ящики и какие-то еще емкости.

— Жнец, у меня на двадцать втором канале интерьер Дрюсова жилища. Что тут указывает на то, что Джекоб Дрюс — бомбист?

Дэвидж озабоченно смотрит на свой экран. Жнец тычет стрелкой в разные углы экранной мастерской, демонстрируя разные предметы, с помощью которых можно сделать бомбу или отремонтировать передатчик; вот здесь может храниться взрывчатка, здесь — съестное, здесь — все что угодно...

— Получается, что бомбу способен смастерить каждый, — резюмирует Кита. — Но тут главное другое: в прошлом он уже делал бомбы.

— И по многим причинам может отрицательно относиться к перемирию, — подхватывает Жнец. — Если он ничего не замышляет, то зачем ездил на шахту? Зачем полез в подземный коллектор?

Мотивы, возможность, прошлое, подозрительное поведение... Когда придет время решать, жить мне или умереть, то вершитель моей судьбы будет, надеюсь, располагать более убедительными доказательствами.

— Экстренные новости! — провозглашает Дженис. — Персик засек Дрюса.

На экранах площадь, снимаемая с крыши дома. На разноцветной бетонной мостовой стоят несколько человек — охрана Фронта, стерегущая подъезд большого здания на противоположной стороне.

— Разграничительная линия проходит прямо через здание, — докладывает Персик. — С другой стороны здание охраняется силами Маведах. Там ведет наблюдение Лили, но это так, на всякий случай. Я вижу объект.

Камера наезжает на Джекоба Дрюса, переходящего площадь с тросточкой в руке. Шаги его неторопливы, лицо печально. Экран делится надвое, и во второй половине появляется тот же Дрюс, только в другом ракурсе.

— Лили, — объясняет Кита.

— Объект зафиксирован, — докладывает второй агент. — Держу его на мушке.

— А как насчет возможности скрыться после акции? — шепчет Дэвидж.

— Если при нем взрывчатка, — докладывает Лили, — то он ею обмотан.

— Дьявол! — скрежещет зубами Дженис. — Ночное Крыло, прием!

Сразу три экрана заполняются пламенем и дымом, динамики ревут.

— «Зеленый Огонь» выпустил ракеты, — слышим мы сквозь помехи голос Ночного Крыла. — Две штуки. Первую нам удалось сразу подорвать, так что с площадкой и с персоналом покончено. Но вторая, увы, летит к цели.

— Необходимо предупредить переговорщиков! — кричу я в микрофон.

— Не беспокойся, Ро, — отвечает мне Эли Мосс. — Мои радары ведут ракету. Она летит не в Сильвер-Сити. Эту птичку выпустили по нам.

— «Мир»! — слышен в наушниках голос Лили. — Если у этого типа бомба, то надо быстрее его убрать. Иначе он подойдет слишком близко...

Звучит сигнал тревоги, и я инстинктивно хватаюсь за специальные поручни. «Эол» делает резкий вираж вправо, потом резко идет на снижение. Но прямое попадание только ускоряет падение. Я с трудом встаю и вижу Жнеца, заползающего в кресло.

— Персику и Лили нужно наше незамедлительное решение. Да или нет?

Справа от меня лежат без чувств Зенак Аби и Дэвидж. У Дэвиджа на лбу кровавая ссадина. По экрану продолжает двигаться Джекоб Дрюс: постукивая палочкой, он приближается к зданию, где проходят переговоры.

Худший из моих кошмаров оборачивается явью. Йора Бенерес бросается к Аби и Дэвиджу. Я понимаю, что в самый ответственный момент остался один.

— Стреляйте! — приказываю я.

Не проходит и секунды, как раздается выстрел. Дрюс останавливается, охранники выхватывают оружие и ищут глазами источник шума.

Джекоб Дрюс опускается на колени, падает ничком. Его палочка катится по мостовой. Гремит оглушительный взрыв. Когда грохот стихает, я слышу заранее подготовленное нами обращение: что собой представляет «Мир», что мы только что совершили и зачем. За считанные секунды весь Амадин будет оповещен о вступлении в силу новых правил игры.

Я кидаюсь к Дэвиджу. Над ним уже хлопочет заплаканная Кита. Я смотрю на Аби, но Кита качает головой. Я ищу у него пульс и не нахожу. Зенак Аби мертв.

Мертв! Как он посмел толкнуть меня на этот путь и сразу уйти в сторонку? Я готов объявить это вопиющей несправедливостью. Старый дурень, ты всю жизнь добивался мира, но ты его уже не увидишь. Ты будешь удостоен «Клинка Айдана», Аби. А время покажет, суждено ли воцариться миру.

Я встаю и смотрю на экран. От Джекоба Дрюса осталась одна воронка. Охрана у здания приходит в себя, недоуменно переглядывается. Картинка стремительно темнеет: Персик и Лили покидают свои позиции.

Рядом со мной появляется Жнец. Он кладет руку мне на плечо и говорит:

— Не повезло. Но, может, это невезение пополам с удачей.

Я не могу сдержать слезы. Я оплакиваю Зенака Аби и одновременно собственную незавидную участь. А главное, сгусток боли по имени Джекоб Дрюс, перелетевший облачком пара в следующую жизнь.

— Что скажешь? — слышу я вопрос Жнеца.

— Ты о чем?

— Как ты принял решение? Что убедило тебя в том, что у Дрюса бомба?

— Я сомневался. Это была простая догадка. Меня надоумила его палка. На старой шахте он обходился без нее, а из коллектора почему-то вылез уже с палкой. Полагаю, он сознательно шел на самоубийство.

Жнец кивает и возвращается на свое рабочее место. Йора сообщает, что наш корабль почти не пострадал. Мы получаем донесения от агентов, внедренных в «Пятерки», «Роуз», «Туйо Корадар» и «Зеленый Огонь», и приказываем им сохранять полную готовность. Наш агент Камикадзе правильно резюмирует создавшуюся ситуацию: «В квартале появился полицейский, смешавший планы злоумышленников».

Вечером, когда мы возвращаемся к себе на гору, перемирие все еще не нарушено. Я сижу рядом с телом Аби в грузовом отсеке корабля и вспоминаю его слова о том, что эта миссия может стоить мне жизни. Пока что она стоила жизни ему самому.

— Будут новые жертвы, — слышу я голос Дэвиджа. Его голова забинтована, рядом с ним стоит Кита.

— Вдруг мы неправы? — шепчу я.

— Если бы я знал ответ на этот вопрос, Ро, то вселенная была бы совсем другой. — Он указывает кивком головы на комнату связи. — Это только начало.

Дэвидж и Кита возвращаются в кресла. Я прощаюсь с Аби и вреду за ними.

41

Мы считаем трупы. Зенак Аби, Джекоб Дрюс, одиннадцать членов расчета ракетной установки. Ночное Крыло и второй агент, находившийся на пусковой площадке, отделались пустяковыми царапинами от разлетевшихся осколков. Главное, что перемирие устояло.

Мы собрались в большом подземном зале медной шахты. Дэвидж говорит, лежа на грязном полу. Рядом с ним сидит Кита.

134
{"b":"18018","o":1}