ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все собрались на берегу реки, перед погребальным костром Кангара, озарявшим ночь. Пламя возносило дух старейшины старейшин к детям Ааквы. Времена определения нового старейшины методом единоборства давно минули, поэтому старейшины кланов мирно собрались у костра, чтобы решить, кто теперь будет главным. Детьми мы слышали рассказы о том, что на таких советах брала верх злоба и рождались распри. Однако в этот раз у всех на устах было одно имя — Мантар, мудрый вождь клана. Буна прочел в золе, что правление Мантара будет длительным и принесет племени процветание.

Следующим утром Буна заговорил с Шизумаатом и со мной о том, чтобы стать нам учителями у детей куведах. Чтобы стать учителем, надо было открыть великую правду перед костром совета. Большинство учителей открывали мистические истины о желаниях и поступках богов и великих героев прошлого. То были глубокие истины, усомниться в которых обычно бывало невозможно. Я избрал Предание об Ухе, вынужденном воевать, чтобы обрести мир; я говорил о том, что обретенный мир объединяет всех синдие и должен пребыть в веках.

Но Шизумаат избрал истину о самих синдие. Встав между двумя кострами, он, глядя на Буну и Мантара, поднял руки. Слушатели его притихли.

— Все, что мы делаем, любая мелочь, направлено на достижение некоей цели. Нет числа целям, и нет числа путям, способам, которыми мы пытаемся их достигать. Цель — это настоящее, измененное так, чтобы в будущем содержалось то, чего нет в настоящем. Однако для достижения одних и тех же целей каждый из нас избирает разные способы, ибо каждый видит все в своем свете. Есть способы и пути, позволяющие достичь цели быстро, способы, которыми цель достигается медленно, способы, которыми цель достигается плохо, и способы, которыми цели вообще не достичь.

И Шизумаат извлек из сумы длинный кусок ровной горной породы и показал его всем.

— Вот каменный наконечник для копья, вытесанный Кижной. Наконечники Кижны известны всем куведах и считаются лучшими. Но Кижна не может делать их в достаточном количестве.

— Это верно, — согласился Харуда, главный охотник. — Если бы мы ждали наконечники только от Кижны, то пришлось бы голодать.

Сидевшие вокруг костров встретили эти слова смехом и одобрительными кивками.

Тогда Шизумаат извлек из сумы другой наконечник для копья и показал его слушателям.

— А вот наконечник, вытесанный Улине. Большинство охотников пользуются наконечниками Улине.

И снова главный охотник кивнул.

— Они не так остры, как наконечники Кижны, и не так ровны, зато Улине быстро их точит. Охотники всегда могут получить от Улине новые наконечники.

Тогда Шизумаат достал из сумы третий наконечник и показал его всем.

— Это наконечник детского игрушечного копья. Его сделал Аккар, ребенок Соама. — Шизумаат прошел между кострами и подал наконечник Харуде. — Оцени!

Главный охотник осмотрел наконечник, попробовал острие пальцем и отдал Шизумаату.

— Сделано неплохо, но наконечник коротковат и узок. С таким древко не дойдет до сердца даргата.

Шизумаат подал Харуде еще один наконечник.

— А этот?

Главный охотник ответил ему смехом.

— Этот камень коряв. Гляди! — Он сжал наконечник пальцами и расколол его. — Сомневаюсь, что такой пронзит даже поверхность воды.

Пока собравшиеся веселились, Шизумаат забрал у Харуды все камни и вернулся на свое место перед двумя кострами.

— Последний наконечник — изделие Пеларда.

Это опять вызвало смех, ибо все знали, что старый Пелард давно тронулся умом. Когда собрание снова угомонилось, Шизумаат вытянул руки.

— Цель каждого мастера заключалась в том, чтобы выточить достаточно острый, достаточно прочный, достаточно ровный наконечник, чтобы копье с таким наконечником могло свалить крупную дичь. Но для достижения одной и той же цели были использованы четыре разных способа. — Шизумаат показал наконечник Кижны. — Кижна пользуется способом, позволяющим достичь цели, но очень медленно. — Шизумаат показал наконечник Улине. — Улине достигает цели быстро, но не очень хорошо. — Шизумаат показал наконечник Аккара. — Ребенок Аккар достигает цели нехорошо. — А наконечник Пеларда Шизумаат бросил на землю. — А бедняга Пелард вообще не достигает цели.

Мантар, вождь куведах, поднял руку.

— Что же ты во всем этом видишь, Шизумаат? Какую великую истину выводишь ты из примера с четырьмя наконечниками?

Шизумаат повернулся к вождю.

— Мантар, никакая наша цель не существует без способа ее достижения. Эти наконечники доказывают, что одни способы превосходят другие. Способы Кижны и Улине определенно лучше способов Аккара и Пеларда.

Мантар согласно кивнул.

— А что ты скажешь, если сравнишь Кижну и Улине, Шизумаат? Какой из двух способов лучше?

— Мантар, если цель заключается в том, чтобы сделать один наконечник как можно тщательнее, то лучше способ Кижны. Но если цель в том, чтобы наделать много наконечников как можно тщательнее, то лучше способ Улине. — Шизумаат отвернулся от вождя и оглядел всех сидящих у костра. — Но есть ли способ, превосходящий и способ Кижны, и способ Улине?

Мантар покачал головой.

— Все знают, что они лучшие мастера по копьям среди куведах. Как же может существовать способ лучше их?

— Возможно, его нет сейчас, но почему бы нам его не представить?

Главный охотник Харуда обдумал вопрос и посмотрел на Шизумаата.

— По-моему, это был бы способ, позволяющий вытачивать наконечники так быстро, как получается у Улине, и так же качественно, как получается у Кижны. Но вот что это должен быть за способ, я не ведаю.

Шизумаат махнул рукой, и двое сильных синдие принесли большой камень, а третий синдие принес камни поменьше разных форм и несколько костей разной длины. Большой камень они положили перед Шизумаатом, а мелкие камни выложили на большом.

Шизумаат присел на корточки перед большим камнем и взял в левую руку один маленький камень. Дважды ударил он по краю большого камня и отколол длинный осколок. Подобрал его и начал обрабатывать малым камнем. Добившись требуемой формы, будущий учитель взял кость и стал быстро обтачивать свое изделие. Оно оказалось готово быстрее, чем собравшиеся успели сообразить, что происходит. Шизумаат поднялся и протянул наконечник Харуде.

— Проверь!

Главный охотник осмотрел наконечник, проверил его острие, взвесил на ладони и кивнул Шизумаату.

— У самого Кижны не получилось бы лучше.

Тогда поднялся Кижна, сидевший сзади.

— Дай и мне взглянуть на сделанный тобой наконечник, Шизумаат.

Наконечник передали мастеру. Кижна осмотрел его, потом оглядел своих соседей.

— Шизумаат учился у меня. Наконечник хорош. Но даже я не смог бы сделать такой с этой скоростью.

Со своего места далеко от Кижны поднялся Улине.

— Дайте и мне взглянуть.

Наконечник передали Улине. Он осмотрел его и взглянул на Шизумаата.

— Ты сделал наконечник так же быстро, как работаю я, но до чего качественно! — Улине нашел взглядом Кижну. — Шизумаат учился и у меня.

Наконечник передавали из рук в руки, пока он не оказался у Мантара. Осмотрев наконечник, вождь отдал его Шизумаату.

— Итак, твоя великая истина — это новый, лучший способ изготовления наконечников копий?

Взяв свой наконечник, Шизумаат ответил:

— Нет, Мантар. Моя истина такова. Для всего, что мы делаем, есть способы — лучше, есть хуже. Среди лучших способов есть наилучшие. Но есть и такие, что лучше их, которые еще предстоит открыть и изобрести.

Шизумаат поднял выше сделанный им наконечник копья.

— Сейчас мой способ изготовления наконечников копий самый лучший. Я покажу любому, кто захочет научиться, как это делается. Но могу представить и способы лучше моего. Можно увеличить и скорость, и остроту, и прочность. Если на смену копью придет более быстрое, легкое, сильное оружие, то это станет еще одним шагом вперед. Если можно будет отказаться от оружия и охоты, чтобы мы смогли улучшать наши земли и строить жилища, то это будет еще одном шагом. То же самое можно сказать о любой цели, какой мы стремимся достигнуть, от сытного кормления детей, полезной учебы, достойной жизни, до поклонения богам.

16
{"b":"18018","o":1}