ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я поднимаю голову и вижу, как отражаются солнечные лучи от одной из карантинных станций на орбите Амадина. Станция напоминает вечернюю звезду. В ней сидят люди и драки, они наблюдают за приборами, фиксирующими старт кораблей с поверхности планеты и попытки приземлиться и уничтожающими их. Ответы на свои вопросы мне пришлось бы искать гораздо дальше этого пояса смерти. На Амадине ответов уже не найти.

Я не вернусь к Иову и не стану докладывать об освобождении груды развалин. Я вообще должен держаться подальше от Маведах. Значит, мне нужен кто-нибудь из предателей.

Я вытаскиваю из энергоножа блок управления, разбиваю его ударом каблука и отбрасываю бесполезное оружие подальше от дороги. После этого, оставив в пыли шлем и бронежилет, я ухожу на запад.

3

Тех, кто предает свой вид и род ради фантазии, проклинают именем Зенака Аби. И все же я изменяю всем своим клятвам и иду на поводу у боли.

В темноте я миную боевые порядки Маведах, слушая доносящуюся с севера пальбу. Там, где крадусь я, тихо. Люди слишком далеко от этих позиций, и мои соплеменники используют драгоценный шанс выспаться. Позже я оказываюсь в незнакомом поселении, где меня не узнают, и произвожу обмен с драком, изгнанным в Мадах: я даю ему еды, а он объясняет мне, где я нахожусь, и исчезает во тьме. Кроме еды, вемадах получил талманы моих убитых однополчан, пообещав позаботиться, чтобы сведения об их подвигах и гибели не затерялись — кто знает, быть может, кого-то они еще сумеют взволновать. Я надеюсь, что брат Анты, Тран, еще жив. Остальные, увы, были воспитанниками интерната для сирот. Роль рода для них играла Дюжина.

В деревне Намндас у подножия Серебряных гор я забредаю на рынок, где крестьяне и торговцы ведут себя так беспечно, словно небо у них над головами не горит огнем. За последние несколько лет этой деревне досталось всего дважды, и оба раза по случайности: здесь взрывались ракеты, не долетевшие до штаба Маведах, расположенного к востоку отсюда. Мне хочется сладких лепешек, но денег нет, и я могу предложить в качестве оплаты только нож из-за голенища сапога. Но нож я берегу, поэтому просто утоляю жажду из колодца и ухожу в горы.

На рассвете я вижу домик. Он стоит в лесу над деревней Намндас, высоко на склоне горы Атахд. В воздухе головокружительно пахнет просыпающимися деревьями. Домик — это скорее «руга»; люди называют такие строения хижинами. Двое дракских ребятишек играют в пыли перед хижиной в войну.

— Ну гефт, иркмаан! — кричит старший, размахивая деревянным энергоножом. Другой ребенок, чья палка изображает винтовку, падает как подкошенный, корча смертельно раненного. Для него это облегчение: в следующий раз ему не придется играть роль человека. Но когда он воскресает и требует обмена оружием и ролями, старший отвечает отказом. Возмущение, крик, брань, пинок — и оба катаются в пыли.

Я замираю, завороженный воспоминаниями двухлетней давности. Дело было во время одного из бесчисленных перемирий. Я сторожил одиннадцать людей, которых в случае успеха переговоров собирались обменять на пленных драков. Люди беседовали между собой. Один твердил, что не представляет завершения войны: слишком много ран, слишком они стары и глубоки. К примеру, дети его друзей играют в убийство драков. И вот теперь я вижу, как перед хижиной Нелеха Be дракские дети играют в убийство людей...

В тот раз до обмена пленными не дошло. Ко мне подбежал красный от злости Тува Кулик, комендант лагеря. Он прослышал, что люди казнят пленных драков. Выхватив из-за пояса импульсное оружие, Кулик открыл огонь по людям. Люди закричали и шарахнулись к забору. Я ударил по ним лучом энергоножа. Меня поддержали двое других часовых, и вчетвером мы превратили одиннадцать безоружных людей в месиво из развороченной плоти. После этого какое-то время было тихо. А потом пришло новое сообщение. Слух оказался ложным. Люди соблюдали соглашение. Тува Кулик ошибся, мы без всякой причины угробили одиннадцать человек. Но когда Фронт узнал, как мы поступили с их бойцами, слух все-таки получил подтверждение: люди казнили сорок четыре солдата Маведах, на чем перемирие и завершилось. Правота Кулика была подтверждена.

— Тука нуе! — командует хриплый взрослый голос. Дети прекращают потасовку. Перед ними стоит безоружный драк с кипой стираного белья в руках.

— Нелех Be? — спрашиваю я.

Драк разглядывает меня, щуря глаза, потом, не отрывая от меня взгляд, показывает кивком головы на дом, а детям говорит:

— Теан, бенга. — Загнав детей в хижину, драк подпирает белье коленом и высвобождает правую руку.

— Да, я Нелех Be.

— Язи Ро, — представляюсь я. — Приятно снова видеть детей.

— Боевой клич бездетных, — отозвался Нелех Be с тем же выражением на лице. — Что тебе нужно?

— Я ищу талман-джетаха Зенака Аби. Мне сказали, что ты сможешь мне подсказать, куда идти.

Be кривит губы.

— Зачем солдату Маведах знаток путей?

— Возможно, с Маведах мне больше не по пути. — Я хмурюсь и сознательно напрашиваюсь на оскорбление. — Я безоружен, без бронежилета. Откуда ты знаешь, что я из Маведах?

— Твои глаза — глаза убийцы, Язи Ро.

Что ж, у меня столько ран, что еще одну я легко переживу.

— Зенак Аби, — повторяю я. — Где мне искать джетаха?

Be показывает кивком головы на горы.

— Где-то там.

Я смотрю на гору с заснеженной вершиной.

— Гора велика. Где тропа, по которой мне подниматься?

— Ступай себе. Если Аби пожелает с тобой говорить, он сам тебя найдет. Но берегись, джетах умеет за себя постоять.

— Я не собираюсь причинять джетаху вреда. Все, что мне нужно, — это информация.

— Так говорят многие, задумавшие уничтожить изменника. — С этими словами Нелех Be отворачивается и принимается развешивать на веревках свое белье. До меня ему больше нет дела.

Что ж, у Нелеха Be нет никаких причин передо мной расшаркиваться. Мне тоже не должно быть дела до его отношения ко мне. И все же я ничего не могу с собой поделать. Мне необходимо внушить Be, что я уже стал другим. Но доказательство у меня одно-единственное: за сегодняшний день я никого не убил. Я начинаю восхождение в гору, а дети возобновляют свою игру в войну.

До моего слуха еще доносятся их голоса, когда я включаю приемник. Сначала звучит зидидрак, потом музыка прерывается сообщением о том, что деревня Риехм Во снова перешла в руки Фронта. Я вспоминаю обезглавленную мной мертвую женщину и думаю о том, что добавил какому-то солдату Фронта Амадина решимости уничтожить всех до одного драков на этой планете. После сообщения снова начинает играть музыка. Я ставлю свой приемник на камень и ухожу. Чем выше я поднимаюсь, тем тише становится музыка.

В горах растут высокие деревья с черной бугристой корой и красновато-зелеными листьями шире моего туловища. Среди камней и густой травы пестреют цветы, поднимается ягодный кустарник, по деревьям ползут цветущие лианы. Здесь прохладнее, веет ветерок. До слуха доносятся звуки боев, но это где-то очень далеко, зато прямо у моих ног громко щебечет нечто темное и лохматое. Завернувшись в хвост, оно предупреждает меня: ближе не подходи!

Я шарю в карманах. Существо защищает свою территорию, а не попрошайничает. Тем не менее я нахожу обломок съедобной плитки, откалываю кусочек и предлагаю отважному созданию. Оно отскакивает, усиливая свой предупредительный щебет и перебирая в воздухе передними лапами. Я делаю шаг назад, и существо быстро успокаивается. Мое подношение начинает его интересовать, оно тянется к нему, нюхает.

Бросок — и кусочек плитки у него во рту. Оно удирает с ним в заросли травы, чтобы полакомиться в безопасности. Я тем временем озираюсь.

Во мне кипит злоба: разве справедливо, что этот уголок Амадина знать не знал никакой войны? Получается, что Анта, Ки, Пина и Адовейна отдали жизни за то, чтобы процветало нелепое существо с мохнатым хвостом? Я обессиленно опускаюсь на землю.

Нет, я не требую от жизни справедливости. С верой в подобные химеры я расстался задолго до смерти своего родителя. Но я веду спор с реальностью. Мои однополчане должны были выжить. Всем нам надо было забраться сюда, на гору, чтобы нежиться в теньке, наслаждаться ветерком, подкармливать лесную живность... От боли в душе хочется закрыть глаза и никогда больше их не открывать.

86
{"b":"18018","o":1}