ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
Призрак
Тайна моего мужа
Метро 2033: Площадь Мужества
Популярность. Как найти счастье и добиться успеха в мире, одержимом статусом
Украина це Россия
Поцелуй опасного мужчины
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Когда ты был старше
Содержание  
A
A

Поев в обществе других пассажиров, я ухожу в свою каюту и погружаюсь в размышления о Вселенной, о войне и ее прекращении. Имеют ли значение мои поступки, дела овьетаха или Уиллиса Э. Дэвиджа во Вселенной, где ежесекундно возникают и гибнут бесчисленные звезды? Но меня преследует призрак человека, убитого мной в Бутаан-Жи, отца мертвой девочки. Его не ужасали бесконечные пространства Вселенной — ее для него уже не существовало. Весь космос был бы спасен, если бы сохранилась одна-единственная жизнь, однако она не сохранилась, а потому умер и космос.

Мой взгляд непроизвольно останавливается на ящике, в котором я храню пакет Джеррибы Шигена, адресованный его учителю на Дружбе. Элемент головоломки, решение которой могло бы сохранить Вселенную для безутешного отца, для его дитя.

Я открываю пакет и вижу рукопись, поспешно обернутую пленкой. Называется она «Кода Нусинда», «Глазами Джоанн Никол». Я начинаю читать и оказываюсь втянут в чужой мир. Передо мной история женщины, служившей в человеческой армии, попавшей в плен к неприятелю, ставшей вемадах. Ослепнув после налета, в котором она спасала дракских детей, она попадает под влияние Торы Соама и перестает видеть разницу между людьми и драками, зато прозревает, каким образом Соединенные Штаты Земли и Палата драков оказались противниками во всемирной войне.

Мне тоже многое становится ясно. Тиманы, подчиняясь своему инстинкту, побуждают более сильных существ заняться взаимным истреблением. Это они заманили людей и драков на Амадин, где разразилась война, которую нельзя будет остановить, пока один из видов не будет истреблен. Однако эта женщина сумела подняться над правилами и остановить войну, оторвав сражающихся от проблемы Амадина и от влияния тиманов.

Главное — вывести правила, управляющие ситуацией, и создать новые, талму, сводящую к нулю весь прежний свод правил. Но я не знаю, как вырваться из ужаса правил, создавшихся на Амадине, и заменить их сводом, сулящим мир. Даже Джоанн Никол, обладавшая особым зрением, не увидела пути к миру на Амадине. Сделает ли это Дэвидж и как?

Но слишком многое зависит от моего собственного восприятия, моего зрения. Джоанн Никол бросила своего ребенка, но именно ее дочь написала «Нусинду» и представила ее джетаи диеа и первому овьетаху зародившегося на Земле Талман-коваха. Джоанн Никол была очень одинока, я тоже. Неужели одиночество — судьба всякого солдата?

Сирена, свидетельствующая о переходе корабля на нормальную скорость, отрывает меня от размышлений. Голос сообщает, что пункт назначения корабля находится в пределах видимости. Я снова выхожу в пассажирский салон и гляжу через иллюминатор на крохотный белый шарик — планету Дружба. Голова пухнет от мыслей о свободе, войне, силе и тщетности усилий.

12

При прохождении атмосферы я чувствую, как корабль, приближающийся к космопорту Первой Колонии, сотрясают могучие ветры. На какое-то время их вой даже заглушает рев двигателей. Наконец тряска прекращается, вой и рев стихают. Посадка совершена.

Покидая корабль, я замечаю Майкла Хилла: он беседует с человеком и тремя драками на площадке перед подземным ангаром. При виде меня он приветливо кивает, не прерывая беседы. Я вешаю на плечо сумку и озираюсь.

Рядом с нашим кораблем я вижу три других, а также места для еще восьми. Каждое стояночное место отделено от других прозрачными перегородками. Все вокруг поражает новизной, чистотой, тщательностью и дороговизной отделки. На работниках наземных технических служб новенькие оранжевые комбинезоны. Бригада в зеленых комбинезонах приступает к разгрузке нашего корабля. В обеих бригадах работают вместе представители нескольких видов.

Пассажиры, продолжая разговор, шагают к выходу. Там ждет рослый драк в светло-голубом одеянии. При виде меня он улыбается и кланяется.

— Язи Ро? — Я останавливаюсь. Улыбка встречающего становится еще шире. — Я Ундев Орин, администратор имения Джерриба. Прошу сюда! В зале прилета тебя ожидает Джерриба Заммис, рожденный Шигеном. Я сообщу Заммису о твоем прилете и провожу тебя.

— Где же таможенники? — спрашиваю я.

— На Дружбе нет ни таможенных ограничений, ни пошлин, — отвечает Орин виновато. — Поэтому в космопорту нет таможенников.

В зале прилета путешественников встречает странная ритмичная музыка, множество цветов, деревья в кадках. Удобные кресла для встречающих оборудованы компьютерами, средствами развлечения, связи, автоматами со снедью и прохладительными напитками. Орин ведет меня к огороженному матовыми стойками пространству посередине зала. Там меня ждет в одиночестве Джерриба Заммис. Стоя спиной ко мне, он наблюдает за колонной из матовых разноцветных пузырей, меняющих форму по мере подъема в чем-то желтовато-прозрачном. Заммис высок, на нем неожиданное сочетание одежды: человечьи брюки, мягкие кожаные туфли, укороченная накидка джетаха.

Ундев Орин говорит ему с поклоном:

— Извини, что прерываем твои раздумья, джетах. Вот Язи Ро.

— Раздумья? — Первенец Джеррибы Шигена удивленно оборачивается. — Ты об этом? — Он указывает на пузыри. — Они меня скорее загипнотизировали. Раздумывать тут не о чем.

Это новинка с Земли. Надо будет приобрести такую же для имения. Займись этим.

— При первой же возможности, — отвечает Орин.

Джерриба Заммис переводит взгляд на меня и чуть заметно кивает. Я вовсе воздерживаюсь от кивка, на что Заммис совершенно не обращает внимания, как будто иного и не ожидал. Необычное одеяние не красит Заммиса, но я вижу, что физически он весьма силен.

— Родитель поручил мне отвезти тебя к Уиллису Дэвиджу. Овьетах не сообщил о цели твоего визита, однако указал, с какой планеты ты родом.

С этими словами Заммис подходит ко мне. На его лице угрожающее выражение, голос полон неприязни.

— Учти, вся Дружба считает Уиллиса Дэвиджа ценнейшим обитателем Вселенной. Если с ним хоть что-нибудь случится, любая мелочь, этого никто не поймет.

Я легонько толкаю Джеррибу Заммиса в грудь, заставляя отступить на шаг.

— Я с самого рождения живу бок о бок со смертью. Угрозами меня не проймешь. Но если ты будешь продолжать мне угрожать, моя реакция окажется менее сдержанной.

Ундев Орин пытается вклиниться между нами и поспешно произносит:

— Язи Ро, я уверен, что джетах попросту хотел тебе напомнить: ты больше не на Амадине.

Но я цежу, не в силах себя побороть:

— Я всегда на Амадине.

Глядя на красные пузыри в желтом желе, я успокаиваю дыхание. А как поступил бы я сам, если бы волей обстоятельств отдал любимое существо в лапы безумного убийцы? Я медленно снимаю с плеча сумку и вынимаю из нее «Кода Нусинда».

— Моя задача — отдать это твоему дядюшке Уилли. Дальнейшее будет зависеть уже от него.

Джерриба Заммис испытующе смотрит на меня, переводит взгляд на книгу, поднимает глаза.

— Мой родитель предупредил тебя, что Дэвидж не любит прозвище «дядюшка Уилли»?

— Да.

Заммис смотрит на часы над пустым экраном в углу.

— Мы должны были встретить одного родственника по имени Фална, но его не оказалось на корабле с Земли.

— Эстоне Фална, — подхватывает Орин, пыжась от гордости. — Дипломированный джетах Талман-коваха, 'до-тиман из Ри-Моу-Тавии на Тимане, с отличием окончил медицинский колледж Университета Наций, кандидат в члены джетаи диеа. Когда-нибудь он сменит Джеррибу Шигена на посту овьетаха.

— Возможно, — бурчит Заммис. — Хотя энтузиазм часто заменяет Орину чувство реальности. Если бы Фална хотел стать овьетахом, то не должен был покидать Талман-ковах. А он вместо этого скачет с планеты на планету, коллекционируя почетные звания. Как верно напомнил Орин, среди его многочисленных достижений — окончание медицинского колледжа. Наверное, теперь нам придется обращаться к Фалне «доктор». — Джерриба Заммис хмуро вглядывается в толпу прибывших пассажиров. — Не понимаю, почему он не прилетел с Земли.

— А он и не утверждал, что прибудет на этом корабле, джетах. Сегодня ожидается еще один корабль, с Драко. Может быть, Фална прибудет на нем? — предполагает Орин.

98
{"b":"18018","o":1}