ЛитМир - Электронная Библиотека

Витан Пешев звякнул и Лизе и сообщил, что долгожданный чек из Женевы прибыл. И завтра к пяти ей надо быть на почтамте…

— И что тебе ответила Лиза? — поинтересовались мы. — Неужто она попалась на твою удочку?

— А вы сомневались? — одна бровь Витана медленно поползла вверх. — Вы, мои милые, вообще не разбираетесь в людях! Да у нее все помыслы сводятся к одному — как бы разбогатеть! Тоже мне — полет фантазии, деликатная натура, чувствительная психика… Ерунда! Деньги, деньги, деньги — вот цель ее жизни. Дай этой прорве хоть сто тыщ долларов, ей все будет мало. Стань она хоть миллионершей, все равно не расщедрится даже на чашечку кофе. Мне-то хорошо известна сущность таких людей! Будь моя воля, я бы их…

Да, деликатностью Витан Пешев не отличался. Что поделаешь, такой характер. Видно, на работе у него неприятностей хоть отбавляй, да и дома подливают масла в огонь. Потому он и взвивается по каждому пустяку, даже наивное простодушие, с которым мы внимаем рассказам Лизы Вронской, выводит его из себя. Сам-то он не может расслабиться, но, наверное, чуток завидует нам.

Как бы то ни было, на следующий день к пяти вечера вся наша компания собралась на почтамте. Только не подумайте, что мы заявились туда из чистого любопытства! Просто, зная грубый нрав Витана, мы решили вмешаться, если его злая шутка зайдет слишком далеко. Раны, нанесенные неделикатными людьми, зарубцовываются очень долго.

И вот в пять часов вечера у окошка, где выдаются переводы, появилась Лиза Вронская в темном элегантном платье, делавшем ее еще стройнее. Она что-то сказала сидевшему там чиновнику, он покачал головой, порылся в бумагах, вытащил какой-то бланк, Лиза подписалась на нем, потом они обменялись парой фраз, кивнули друг другу, и Лиза ушла.

Вот и все. Не последовало никаких эксцессов, ни появления людей с носилками и усмирительной рубашкой наготове.

Лиза вышла из зала медленно и спокойно, и мы издали полюбовались ее легкой, грациозной походкой. А как мы узнали уже впоследствии, в ее сумочке покоился чек на двадцать пять тысяч долларов.

Мы тоже тихо разошлись. Витан Пешев плюнул и отправился восвояси. Мы вдруг вспомнили, что у каждого из нас неотложные дела,4 вытащили из сумок полиэтиленовые пакеты, сказали друг другу, что надо купить еды на ужин, покивали головами и разошлись.

С тех пор традиция собираться в кафе после работы заглохла сама собой. Мы стали заходить сюда все реже. Да и о чем, собственно, нам было беседовать? Так, перекинемся парой слов о работе, о том, о сем, и сидим, вертим в руках кофейные чашки. Ни тебе рассказов, ни тебе историй. И Лизы тоже нет. Прав-таки оказался Витан Пешев — она действительно не раскошелилась даже на чашечку кофе для нас и больше ни разу не переступила порога нашего кафе.

Перевод с болгарского Наталии Дюлгеровой.

2
{"b":"1802","o":1}