ЛитМир - Электронная Библиотека

Блейд погладил отрастающую бородку, скрывая улыбку.

— В кухне валялся покойник с перерезанным горлом. Мне, человеку благородному, об этом ничего не известно. А тебе?

Сильво вытащил небольшой пакет, завернутый в промасленную кожу и стянутый тонким ремешком.

— Ничего особенного, хозяин. Наверно, он служил при кухне, но почему-то сильно разволновался, когда я залез в дом. — Слуга отвел глаза в сторону и протянул Блейду пакет. — Здесь отличный бальзам, хозяин. Говорят, он обладает волшебной силой и приготовлен для Хорсы Огартом Карликом — тем самым, что выковал ему бронзовый топор. С твоего разрешения, я смажу тебя немного.

Тут Блейд заметил новый кошелек на поясе Сильво. Кошель был туго набит, и разведчик ткнул в него пальцем.

— Похоже, ты нашел еще кое-что? Такие маленькие штучки, что весят немного, но стоят дорого и легко помещаются в кошельке?

— Всего лишь безделушки, хозяин, дешевые безделушки. У Хорсы был вкус лагерной шлюхи. Ну, ладно. Мы будем лечить твои ожоги или нет?

Талин вышла на дорогу и встала около своей лошади, меряя грустным взглядом простиравшееся к северу болото. Мужчины, в свою очередь, исчезли в зарослях тростника.

Там Блейд нашел относительно сухое место, спустил штаны и улегся на живот. Сильво начал втирать в его обожженную плоть ароматную мазь.

— Да, хозяин, ты здорово подкоптился! Я бы такого не вынес…

— Хорсе досталось больше, — мрачно заметил Блейд. Он вспомнил, как заживо горевший альбиец стоял в пламени и все еще пытался сражаться. — Этот Хорса оказался настоящим мужчиной… Жаль, что ты не видел его конца.

Слуга не ответил и, повернув голову, Блейд посмотрел на него. Сильво ровным слоем накладывал мазь, а на его уродливом, покрытом шрамами лице появилось странное выражение глубокой задумчивости и какой-то отрешенности. Наконец он сказал:

— Да, хозяин, Хорса был сильным человеком. Но все-таки ты убил его; значит, оказался более доблестным воином. И тем не менее… знаешь, иногда я думаю о таких вещах…

Жжение в ягодицах исчезло. Блейд подавил зевок и потянулся. Он чувствовал себя еще усталым, но, видимо, отдых, покой и безопасность ждут его не раньше, чем он достигнет королевства Вота и вручит ему дочь. Только тогда он получит достаточно времени, чтобы спокойно поразмышлять над своей дальнейшей судьбой и жизнью здесь. Мысли эти все больше занимали его, поэтому он спросил без особого интереса:

— О каких же вещах ты думаешь, приятель?

Сильво добавил немного мази.

— Да вот об этих самых! Например, о втирании бальзама в твою задницу. Великолепная задница, согласен — и готов выразить свое восхищение, — но, в конце концов, всего лишь задница. У меня зад не такой упитанный, хотя и выглядит получше лица… однако по назначению он ничем не хуже твоего… я говорю серьезно, хозяин. Тогда же какая разница в нашем положении? Ты — господин, я — слуга, и по сути вещей, которая единственно имеет значение, зады у нас одинаковы… Вот о чем я думаю время от времени.

Блейд дружески ткнул его кулаком в бок.

— Думай об этом в свободные от службы часы. Надеюсь, Тунор не допустит, чтобы вместо слуги и оруженосца, я получил философа. Если ты болтал о таких вещах в Сарум Виде, то удивляюсь, как тебе удалось сохранить кожу. На той самой заднице… — Блейд встал и натянул штаны. — Благодарю, Сильво. Мне гораздо лучше.

— Хозяин…

Блейд повернулся, слегка раздраженный.

— Что? Опять философия?

— Нет. Вот это… — Сильво протянул ему тугой кошелек. — Я лгун, хозяин…

— Догадываюсь, — сказал Блейд, сохраняя невозмутимое выражение лица. — И что же дальше?

— Загляни в кошелек, хозяин… Понимаешь, большой соблазн для меня… Я всегда был беден, а тут вроде бы поймал удачу. Но ты хорошо обращался со мной… относился ко мне, как к равному, как к человеку! Я не могу тебе лгать. Возьми это, хозяин, и высеки меня.

Блейд вытряхнул содержимое кошелька на ладонь. Там было несколько монет, больших и маленьких, одни из бронзы, другие — железные. Среди них — небольшой кожаный мешочек, затянутый шнурком.

— Больше двадцати манкусов, — горестно сказал Сильво. — Хватит на три фермы, на лошадей и скот, на работников… их можно взять столько, что кулаки будут заняты весь день. И на жену хватит — если найду такую, что согласится пойти за меня.

Блейд ссыпал монеты обратно в кошель и развязал мешочек, Там лежало двадцать жемчужин — ровных, округлых и черных, словно сердце дьявола. Он протянул ладонь к Сильво, чтобы тот рассмотрел их. Выглянуло солнце, и жемчужины замерцали, заискрились сумрачным блеском.

— Откуда это? — спросил пораженный Блейд. — Как оказалось у Хорсы такое сокровище?

Но Сильво, мельком взглянув на жемчуг, равнодушно пожал плечами.

— Я мало разбираюсь в таких вещах. Говорят, эти камни из моря находят на южном берегу Пролива… и вроде бы пираты ценят их превыше всего. Хорса, наверно, взял их на теле убитого врага… Хозяин, ты меня поколотишь?

Блейд сунул мешочек с жемчугом в свой пояс, а кошелек с монетами протянул Сильво.

— Я не буду тебя бить… Не могу высечь человека, который честно признал свою ошибку… хотя иногда ты заставляешь чесаться мои кулаки. В общем, так: деньги — тебе, жемчуг — мне. А теперь — в путь! Постараемся добраться до леса раньше, чем сядет солнце.

До заката оставался еще час, когда они выбрались из болота и оказались в лесу. Настроение Талин к этому времени снова изменилось, словно погода в апреле. Теперь она ехала рядом с Блейдом, слушая его рассказ о приключениях в Сарум Виле. Он не утаил ничего — даже матримониальную сделку, которую Альвис собиралась заключить с ним. В блестящих глазах Талин сверкнул гнев и она изрекла с мрачным удовлетворением:

— Итак, ты обманул ее, Блейд — и она, конечно, решит, что это связано с ее изуродованным лицом. Такое оскорбление нельзя простить, и ты скоро увидишь, на какие темные дела она способна… Молю Фриггу, чтобы Геторикс разгромил Ликанто и воткнул меч в злобное сердце Альвис — даже если при этом половина Сарум Вила будет лежать в развалинах.

Лицо Талин раскраснелось; она продолжала поносить Альвис. и кое-какие ее выражения могли бы вогнать в краску даже Сильво. Наконец девушка немного успокоилась и с грустью покачала головой.

— Она провела меня как последнюю дурочку! Куда мне тягаться с ней в коварстве… тем более, что я была усталой, голодной и совсем потеряла осторожность. Она выслушала меня — а я говорила о тебе, Блейд, только хорошее… хвалила тебя… намного больше, чем ты заслуживаешь.

Разведчик серьезно кивнул.

— Благодарю, принцесса. Я знаю, ты желала мне добра.

Талин, бросив на него подозрительный взгляд, сказала:

— Я хотела уберечь тебя от опасности и вешила не противоречить ей ни в чем. Поэтому, когда она предложила мне свое снадобье, я выпила его… — лицо девушки исказила гримаса отвращения. — Как глупо я попалась! Ничего не помню с той минуты… пока ты не разбудил меня здесь.

Блейд посмотрел вперед. Болото кончалось; перед ними темнел лес. Его опушка была изрезана прогалинами топей, меж которых извивалась тропа, исчезающая среди высоких дубов, берез и толстых тисов, обвитых гирляндами лиан.

— Забудь про Альвис, — посоветовал он девушке. — Она найдет свою судьбу без нашей помощи. Сейчас ни ей, ни Ликанто до нас не добраться. Однако существуют и другие опасности. Тебе что-нибудь известно про эти места, Талин? Далеко ли отсюда до королевства Вота?

Девушка нахмурилась:

— Я никогда не ездила здесь и не знаю дороги. А твой приятель-простолюдин? Он провел нас через болото — не сможет ли он сделать то же самое в лесу?

— Нет, я уже спрашивал его, — покачал головой Блейд. — Сильво жил около болот и сразу же заблудится в такой чаще. Однако у нас есть надежда, — добавил он энергично, стараясь подбодрить девушку. — Если появится солнце, я смогу найти дорогу на север.

— Друсы тоже разбираются в таких вещах, — пробормотала Талин. Она искоса взглянула на Блейда, и он догадался, о чем думает принцесса. Ему самому сцена на поляне в дубовой роще уже казалась далеким сном, и лишь одно воспоминание оставалось по-прежнему ярким и манящим — лицо и тело женщины но имени Друзилла. Друзилла! Друсы? Странно, что он не заметил раньше этого сходства. Но какая разница — его видение было только фантазией утомленного мозга, всплывшей из подсознания.

25
{"b":"18024","o":1}