ЛитМир - Электронная Библиотека

И он немедленно приступил к делу, да так рьяно, что Блейд едва успел парировать первый выпад. Ком подкатил к его горлу, сердце билось неровно, он устал как пес после схватки с матерым кабаном… а этот человек был, безусловно, мастером меча. На мгновение холодный ужас сковал мышцы разведчика, но он стряхнул его липкие путы. Человек когданибудь должен умереть… жаль, что это случится так скоро!

Снова мелькнул меч Ярла, стремительный, как жало змеи, и на предплечье Блейда появилась красная царапина. Полукруг пиратов разразился радостными воплями: «Ярл!.. Ярл!.. Ярл!..»

Ярл улыбнулся — весело, но с некоторой долей меланхолии.

— Если я вынужден прикончить храброго человека, — пробормотал он негромко, словно бы про себя, — то хотелось бы узнать его имя… Как тебя зовут, странник?

— Мое имя — Блейд! Блейд, принц Лондонский! — выдохнул разведчик. Бронзовый топор становился все тяжелее, пот выступил на его лбу, соленые струйки щипали глаза, пересохшие губы судорожно хватали воздух.

Он снова поднял Айскалп — и тогда раздался глас, раскатившийся над двором подобно реву медной трубы:

— Прекратить!

Это был Краснобородый, все еще стоявший на высоком крыльце у башни. Ярл немедленно опустил меч и шагнул назад; ропот разочарования раздался в толпе пиратов.

Краснобородый, приставив ладони ко рту, крикнул снова:

— Я сказал — прекратить! Ты, Ярл, предложи этому человеку жизнь и честь. Его спутникам — тоже. Такого воина не стоит убивать зря. Но он должен мне за смерть троих людей, и я заставлю его заплатить немалую цену. Сделай это, Ярл! Ты говоришь от моего имени!

Блейд поднял голову. Геторикс Краснобородый, уперев руки в пояс, пристально рассматривал его. Даже на таком расстоянии разведчик ощутил почти гипнотическое воздействие зловещих глаз над пламенеющей бородой.

— Ты, чужестранец, слушай Ярла. Его слово — мое слово. — И Краснобородый отвернулся, словно потеряв интерес к происходящему.

— Прими мое предложение, странник, или откажись, — сказал Ярл. — Выбор за тобой. Но я не повторю своих слов дважды.

Краснобородый исчез в башне. Ярл поднял меч и посмотрел на своего противника.

— Ну, Блейд, принц Лондонский? Что ты решил?

Со стороны зрителей донесся недовольный гул. Один из пиратов выкрикнул;

— Убей его, Ярл! Мы подтвердим, что он отказался сдаваться!

Другой показал на три мертвых тела:

— Кто заплатит за них?

Ярл бросил на толпу презрительный взгляд и рявкнул:

— Молчать, собаки! Вы все слышали слова Краснобородого. Следующий, кто попробует возражать, потеряет свою долю в добыче.

Угроза произвела впечатление — намного большее, чем обещание укоротить кого-нибудь на голову. Пираты примолкли.

Ярл снова посмотрел на Блейда:

— Ну, ты сдаешься?

Сильво посоветовал из глубины ниши:

— Сдавайся, хозяин, сделка неплохая. Мы сохраним свои жизни… а ведь это куда больше, чем я рассчитывал. Знаешь, у друсов есть пословица: пока человек дышит, остается надежда.

Блейд взглянул на Талин:

— А что скажешь ты, маленькая принцесса?

В глазах девушки обращенных к Блейду, светилось восхищение.

— Как ты решишь, принц Блейд. Я буду жить или умру вместе с тобой. Думай сам.

Блейд повернулся к Ярлу. Какое-то мгновение они смотрели прямо в глаза друг друга, потом Блейд швырнул огромный бронзовый топор к ногам противника.

— Я сдаюсь, — сказал он, — на условиях, которые предложил Краснобородый.

Ярл поднял топор, взвесил его в руке, взмахнул несколько раз и протянул обратно разведчику.

— Прекрасное оружие, — заметил он и, покачав головой, добавил: — Немного жалко, Блейд, верно? Теперь мы никогда не узнаем, кто из нас двоих искуснее в бою.

Блейд принял Айскалп и слегка поклонился. Утомление навалилось на него тяжестью многотонного груза, но он стоял прямо и глядел надменно. Этот человек не увидит его слабости!

— И все же, — продолжал тем временем Ярл, — кто знает, что уготовлено судьбой? Может быть, у нас еще будет случай? Но пусть решает Тунор, не мы!

Блейд с трудом улыбнулся.

— Мне нужно помещение — для меня и моих людей, Ярл. Еда, питье и чистая одежда. Вода, чтобы смыть грязь и кровь. Скажи Краснобородому, что я готов явиться к нему, когда он захочет.

Ярл покачал головой.

— Думаю, не раньше, чем через день. Сейчас у Геторикса много хлопот — надо разделить добычу, придумать казнь для этой шлюхи, хозяйки замка… Но завтра вечером, на пиру в честь нашей победы, ты встретишься с Краснобородым, не сомневайся. Теперь же иди со мной.

Склонив голову, капитан отступил, освобождая путь для Блейда, Сильво и Талин. Они двинулись сквозь ряды разбойников, бросавших злобные взгляды на мужчин, и похотливые — на полунагую девушку. Но слово Геторикса Краснобородого, морского короля, хранило пленников.

Глава 11

Блейд спал ночь и половину следующего дня. Ему удалось реализовать первую часть своего плана, и вечером он собирался довести его до конца. Для этого нужны были силы — и, разумеется, хитрость. В той, земной жизни, воспоминания о которой становились все менее отчетливыми, он не раз манипулировал людьми, пользуясь их слабостями, пристрастиями, тайными страхами, привычками. Их жадность, гордыня, честолюбие, трусость были верными его союзниками; и хотя сейчас он не мог припомнить всех тонкостей и нюансов своего темного искусства, бессознательно и инстинктивно он все еще владел им. Он был умнее и хитрее всех этих феодальных властителей, жалких королей, хищных разбойников с морских дорог. И в том было его спасение.

Ему отвели прекрасную комнату с зарешеченным окном, выходящим на море, все еще окутанное белесой мглой. Как объяснил Ярл, в это время года туманы преобладали, и потому корабли Краснобородого сумели подойти к замку Скалистой Вершины незамеченными. Геторикс только сделал вид, что собирается напасть на владения Ликанто. Грязный и бедный Сарум Вил обещал незавидную добычу и, как только Ликанто выступил в поход, а шпионы разнесли весть об этом по всему побережью, длинные боевые галеры Краснобородого повернули на северо-запад и, скрываясь в морском тумане, направились к Крэгхеду. Атака пиратов явилась полнейшей неожиданностью для обитателей замка.

— На постах было всего несколько стрелков, — рассказывал Ярл, — и мы их тихо прикончили. Они глядели не на море, а на твою битву с медведями. Я мог бы взять замок с десятком воинов.

Итак, Блейд проспал ночь и все утро — вместе с Сильво, храпевшим на куче шкур в углу. Когда слуга разбудил его, размытый солнечный диск уже перевалил далеко за полдень, небо на западе все еще скрывали тучи, но восточный небосклон очистился. Ветер, постепенно разгонявший облака, развевал змееподобный вымпел Геторикса, поднятый на самом высоком шпиле замка, из тронного зала Беаты доносились звуки пьяного разгула.

Для Блейда была приготовлена горячая ванна, и он нежился в ней до тех пор, пока обеспокоенный Сильво не вытащил его из воды. Слуга вытер его тонким полотенцем, причесал волосы и бороду, болтая без умолку. Блейд задумчиво приглядывался к нему, он никогда не видел Сильво таким встревоженным.

— Для тебя пробыло сообщение, хозяин, — тараторил слуга, ловко орудуя деревянным гребнем. — Этим вечером ты будешь сидеть за столом самого Геторикса! — Сильво закатил глаза. — Господин Ярл сказал, что придет за тобой, когда взойдет луна. Эй, смотри, твои ожоги почти зажили, хозяин! Я же говорил, что этот бальзам — просто чудо!

Блейд кивнул и открыл было рот, но был погребен под новым потоком слов.

— Говорят что Беату изнасиловали — сначала Краснобородый, а потом половина его шайки. Теперь ее подвесят в железной клетке на стене замка. Да, пожалуй на этот раз она получила настоящее удовольствие! Те из ее людей, что бросили оружие, будут казнены утром, а ремесленников, женщин помоложе и детей продадут в рабство в земли Скайра за Проливом. Думаю, нам крепко повезло, хозяин, что мы спасли свои шкуры — и все благодаря твоему умению орудовать топором. Теперь будь поосторожнее, и мы проживем достаточно долго, чтобы…

34
{"b":"18024","o":1}