ЛитМир - Электронная Библиотека

— Церебральные ритмы почти в норме… Еще несколько часов, и структура мозга полностью восстановится. Я усыпил его на двенадцать часов… и когда вы снова заговорите с ним, он будет тем же самым Ричардом Блейдом, которого вы знали раньше.

Дж. молча кивнул. Он подошел к кровати и, склонившись над спящим Блейдом, легонько коснулся пальцами загорелого бородатого лица.

— Где бы он не оказался, Лейтон, ветер, дождь и солнце хорошо поработали над ним… Смотрите, он загорел до черноты! И эта рана на спине… зажившие ожоги… Мой Бог, у него есть что порассказать!

Лорд Лейтон сделал несколько шагов — иногда движение облегчало вечную боль в спине — и взглянул на Дж. со смесью нетерпения и добродушной насмешки. Дж., который был разведчиком, и, следовательно, практиком, неизбежно ставил телегу впереди лошади.

— Я надеюсь, Блейд сумеет нам кое-что поведать, — произнес ученый, — но не нужно слишком на это рассчитывать. Он может многое забыть. Однако я уже работаю над средством, усиливающим память. Этот препарат, в сочетании со специальным блоком компьютера, поможет Блейду в следующий раз вспомнить все свои приключения. Причем без всякого сознательного усилия с его стороны.

Его светлость улыбнулся собеседнику. В этот момент он напоминал старого увечного кота, придумавшего, как изловить мышь, не трогаясь с места.

— В следующий раз? Какого дьявола! О чем вы толкуете, сэр?

С видом снисходительного терпения Лейтон помахал рукой в сторону столика, на котором громоздился толстый том, переплетенный в зеленую кожу.

— Все там, Дж., все там! Прочитайте отчет в машине по пути в резиденцию премьер-министра. Это сверхважно и абсолютно секретно — или как там еще вы обозначаете подобные веши.

Дж. перевел взгляд с Лейтона на мирно спящего Блейда и обратно.

— Будь я проклят! — прорычал он. — Я не стану молчать, Лейтон! Гори я в вечном пламени, если буду стоять и смотреть, как вы…

Пока Дж. выпускал пары, лорд Лейтон смотрел на него с выражением ангела, терпеливо сострадающего тупости смертных. Когда проклятия и жалобы Дж. перешли в нечленораздельное бормотание, он произнес:

— Вы еще не поняли сути дела, Дж. Минуту назад я сказал, что многие великие открытия совершены случайно. Кажется, мы наткнулись на нечто подобное. Пока я не могу доказать строго, но полагаю, что Блейд побывал в другом измерении. Не в космосе, не в прошлом или будущем — а именно в другом измерении! Я думаю, что компьютер так перестроил структуру его мозга, что он перешел в иную реальность, которую мы не можем ни видеть, ни ощущать — хотя, возможно, наши миры пересекаются и в данный момент скользят друг через друга. Проще говоря, что мир нечто вроде сигнала, испущенного ультразвуковым свистком — собака может услышать его, а вы — нет, хотя звук существует!

К завершению этой тирады Дж. несколько пришел в себя. Он поднял руку и нахмурился:

— Черт возьми, мы почти потеряли его! Кто знает, что случится в следующий раз… если мы опять пошлем Дика в этот ад!

— Пошлем, — мягко подтвердил Лейтон. — Об этом позаботится премьер-министр. Он далеко не глуп и понимает, что сулит подобное открытие. Перед нами могут распахнуться двери, о которых мы до сих пор даже не подозревали… Вы понимаете, что это может значить для Англии! Возрождение нации, великой державы! Бог свидетель, как мы нуждаемся в этом сейчас!

Дж. молчал; в таком изложении все выглядело иначе. Ричард Блейд всегда рисковал своей жизнью ради Британии — много лет это было его профессией, и он являлся одним из лучших специалистов. Если надо рискнуть снова ради подобных вещей, он выполнит все без возражений.

— Блейд в превосходной форме, — произнес Лейтон. — Мы тщательно обследовали его и не нашли никаких признаков повреждения мозга. И, самое важное, мне удалось найти ошибку, в результате которой он был переброшен в иной мир… Это было нелегко, поверьте, Дж.! Но теперь я знаю, в чем дело, и могу вернуть его назад в любой момент.

Дж., уже наполовину убежденный, перевел взгляд на спящего разведчика; тот чему-то улыбался во сне.

Лорд Лейтон повернулся к прибору, изучая бегущие по экрану зеленые светящиеся кривые.

— Он видит сон… смотрите, эти отчетливые пики… церебральная активность возросла…

— Сон… — повторил Дж., потирая острый подбородок. — Интересно, какой? Я имею в виду — он здесь или… ТАМ? Говоря на вашем языке — он в земном измерении или в том, откуда вы его вытащили?

Его светлость улыбнулся и покачал головой:

— Мы никогда этого не узнаем, Дж… Но позвольте мне продолжить. Итак, в программе была ошибка, которую компьютер немедленно уничтожил — ведь это самокорректирующаяся система… Было дьявольски трудно найти ее снова и, если б не одна старая история Стивенсона, пришедшая мне на ум, вряд ли мы смогли бы вернуть Блейда.

— Стивенсона? Какого Стивенсона?

— Писателя, Дж.! Того, что сочинил историю про доктора Джекила и мистера Хайда. Джекил сделал раствор, в котором была примесь неизвестного вещества — оно играло роль ошибки моего компьютера. Она выпил это средство и превратился в Хайда… потом — снова в Джекила… Наконец, вещество кончилось, и он застрял в теле Хайда. Теперь вы понимаете, в чем дело? Я должен был найти это вещество… эту ошибку… снова ввести ее в программу… и сделать попытку добраться до Блейда.

— Это отняло у вас немало времени, — сухо сказал Дж. — Похоже, попыток было не меньше сотни.

— Пятьдесят одна, — ответил Лейтон, устало прикрыв глаза. — Пятьдесят один раз я пытался добраться до него — и выловил на пятьдесят второй попытке. — Ученый улыбнулся, взглянув на спящего Блейда. — Интересно, что он делал, когда я зацепил его? Понимал ли, что происходит?

В дверь тихо постучали. Лорд Лейтон открыл ее и взял небольшой конверт, который протянул ему охранник. Снова защелкнув замок, он надорвал конверт, и в его ладони очутилась большая черная жемчужина. Лейтон перебросил ее Дж. и вытащил листок с заключением.

— Абсолютной чистоты и идеальной формы, — прочитал он и поднял глаза на Дж. — Непревзойденный блеск, самое высокое качество… ничего подобного нашим экспертам не доводилось видеть. Уникальный экземпляр… невозможно оценить… ну, и тому подобные восторги, — он помахал листком в воздухе. — Итак, Дж., нам разведчик кое-что принес назад! Всего лишь драгоценную безделушку, мелочь… Но что он сумеет добыть в следующий раз? Возможно, знание — новое знание!

Мужчина в постели беспокойно зашевелился и пробормотал:

— Талин…

Оба стоявших у кровати человека отчетливо разобрали это слово; к тому же в помещении была включена система звукозаписи. Они ждали, глядя в лицо Блейда.

Больше ничего. Ричард Блейд крепко спал; время от времени по его губам скользила улыбка.

Дж., покинув подземную лабораторию лорда Лейтона и претерпев утомительную процедуру выхода на поверхность, задумчиво оглядел улицу в поисках такси. Небо затянули тучи, начинался дождь, и машины были нарасхват.

Заметив наконец свободное такси, Дж. отважно ринулся в поток транспорта и, размахивая зонтиком, закричал:

— Талин!.. Талин!..

Он сразу осекся и выкрикнул снова: «Такси!» Водитель подкатил к нему и открыл дверцу. Устроившись на мягком сиденье, Дж. назвал адрес:

— Даунинг-стрит, десять, пожалуйста. И поскорее…

Он прижимал к груди толстый зеленый том, испытывая легкий шок. Почему он выкрикнул это слово, это имя? Которое слышал только раз в жизни? Талин? Кто это? Бог видит, он не хотел ввязываться в какую-нибудь таинственную историю. Он всего лишь государственный служащий, удел которого — заниматься ловлей шпионов… Нелегкое дело, надо сказать! И все же — Талин? Что могло это значить?

Водитель такси, старый кокни, посмотрел в зеркало на своего пассажира и покачал головой. Кого только не приходится возить! Пассажир — джентльмен, это несомненно; и, видать, из благородных, иначе не ехал бы в десятый номер.

Все правильно, джентльмен выглядит вполне подходяще для такого адреса, констебль пропустит его без задержки.

49
{"b":"18024","o":1}