ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не попрощался с Зассом, – произнес Блейд

Обернувшись, капитан посмотрел на него, затем перекинулся парой фраз со светловолосым.

– Мой помощник сказал, что Засс передает вам благодарность. Рыба была очень вкусной.

– Я думаю, он мог бы наловить гораздо больше без моей помощи, -усмехнулся странник.

– Несомненно. Но эти существа ценят все, полученное от людей. Они нас любят.

Смуглый шагнул к Блейду, на ходу разматывая шнур. С одной его стороны свисали маленькие наушники, с другой – плоский футляр величиной с ладонь

– Вот устройство, о котором вам рассказывал отец. Это, – он протянул гостю наушники, – одевается на голову. Сюда, в коробку, я вложил обучающую ленту с записью языка. Она содержит много сотен слов, самых необходимых, и все это перейдет сюда, – смуглый коснулся пальцами лба, – прямо в мозг… – его объяснения были рассчитаны на интеллект ребенка.

Блейд одел наушники и задумчиво покачал футлярчик на ладони.

– Что еще я могу узнать с помощью обучающих лент? – спросил он.

– Все, что угодно. Вам доступны любые сведения – научные, исторические, описания мира, животных, растений, машин… Но прежде всего надо изучить язык.

– Как быстро?

Смуглый на секунду задумался.

– Вам надо заниматься десять или двадцать дней, чтобы выучить все слова, записанные на ленте. А сейчас – мы не успеем пролететь половину пути до берега, как все, что находится здесь, – он постучал по коробочке, -окажется в вашей голове.

– Значит, за день я могу прослушать десять таких лент или больше? А за месяц изучить все тайны страны светлого Айдена?

– Нет. Одна лента в день, и не больше. Иначе мозг не выдержит нагрузки… Вы знаете, что такое мозг?

– Я знаю, что такое мозг, – раздраженно ответил Блейд. – Не считайте меня полным кретином, По-моему, это известно даже полудиким охотникам, что живут на границе Ничьих Земель.

– Простите… Вы готовы?

– Сейчас…

Странник глядел на плоскую коробочку в своих руках, представляя огромный, громоздкий и шумный компьютер Лейтона – таким, каким увидел его впервые в шестьдесят восьмом, больше двадцати лет назад. Старик так и не сумел добиться от своей машины того, для чего она предназначалась – прямой перекачки информации из блоков электронной памяти в мозг человека. Более или менее удачная попытка была произведена во время шестого путешествия в Катраз, но ему, испытателю, это доставило массу неприятностей и дальнейшие эксперименты не проводились.

Здесь, в стране светлого Айдена, – кажется, смуглый назвал ее Ратоном? – такие устройства существовали. И, видимо, давно! Наушники, проводок и маленький футлярчик, начиненный Бог знает чем… Великий Творец! Был бы жив Лейтон, он сошел бы с ума при виде этой штуки!

– Я готов, – Блейд поднял глаза на смуглого капитана. – Что нужно сделать?

– Нажмите вот здесь и постарайтесь расслабиться…

Он нажал.

***

Прошло немногим больше часа. Точнее, половина фара – принятой в Ратоне единицы измерения времени. Фар равнялся ста пятидесяти земным минутам, и в двадцатипятичасовых сутках Айдена южане насчитывали десять фаров.

Теперь Блейд знал это – как и меры расстояния, веса и объема, географические наименования, названия животных и растений, птиц и рыб, минералов и цветов спектра, машин и инструментов, ремесел, наук и искусств. Морской народ, к которому принадлежал его симпатичный знакомец Засс, назывался с'слит; слово это являлось сокращением двух других – ас'са селит, младшие братья, живущие в океане. Почтенная профессия двух спасителей Блейда имела звучное название «стаун» – с ударением на последнем слоге. Это значило «летающие» или, попросту говоря, летчики. Но, судя по серебристому цвету их машины, они относились к ведомству Хорада, к местной разведке, и потому их следовало называть «стаун'койн» – летающие и наблюдающие. Кроме этих полезных сведений, память Блейда обогатилась еще двумя или тремя тысячами слов. Он с удивлением обнаружил среди них довольно много хайритских, айденских и ксамитских – «меч», «копье», «армия», «властелин», «полководец», «война»… Все эти понятия были взяты из варварских языков северных континентов, что явно свидетельствовало о миролюбии его хозяев. Впрочем, он в этом не сомневался; ведь Найла, его милая маленькая Найла, не умела убивать.

Имелись и другие слова, вполне понятные Ричарду Блейду, землянину, но весьма неясные Арраху бар Ригону, нобилю империи. Энергия, космос, гравитация, вещество… Названия машин и устройств, некоторые научные термины… Их было не слишком много – вероятно, прослушанная странником лента содержала лишь основы технического языка; однако наличие подобных слов являлось бесспорным свидетельством уже известного Блейду факта – культура южан достигла высочайшего технологического уровня. Несомненно, более высокого, чем на Земле.

Он раскрыл глаза и снял наушники. Смуглый капитан, услышав шорох, развернулся к нему вместе с креслом; на его подвижном лице играла улыбка.

– У нас говорят: изучивший новый язык словно рождается заново… -произнес пилот, и слова его были понятны гостю. – Я могу поздравить вас с рождением?

– Благодарю. Это чудесное устройство и в самом деле научило меня… -Блейд изобразил некоторую растерянность.

– Теперь надо говорить, говорить и говорить, – произнес смуглый. -То, что вы узнали, должно закрепиться в памяти, а для этого есть только один способ.

– Я понимаю, – странник чувствовал, что речь его звучит еще неуверенно, но слова будто сами рождались в голове. Еще один язык, еще одно рождение… Какое же по счету? Тридцатое? Сороковое? – Я буду говорить, буду спрашивать и слушать.

– Отлично, – Смуглый встал и склонил голову. – Меня зовут Прилл, семья Х'рон рода Рукбат. Мой помощник, – он положил руку на плечо светловолосого, – Омтаг, семья Дасан рода Хайра.

– Хайра? Рукбат? – странник удивленно приподнял брови. Значит, рослый Омтаг недаром походил на хайрита, если название северной страны звучало в его родовом имени? Рукбат же был одним из могущественных королевств юго-западного Кинтана. Блейд никогда не видел рукбатцев, но, по рассказам Найлы, они выглядели весьма похожими на этого Прилла – невысокими, жилистыми и смуглыми.

– Да, Хайра и Рукбат, – подтвердил капитан, – И вы услышите еще другие имена – Айден, Ксам, Калитан, Хаттар, Стамо, Сайлор…

– Но это же страны севера! – прервал его Блейд.

– Совершенно верно. Страны, из которых наши предки пришли в земли Юга. Память о них живет в родовых именах… – он вдруг улыбнулся. – Но если Омтаг наконец уговорит мою младшую сестру выйти за него, то их дети будут относиться сразу к двум родам: Хайра и Рукбат.

– На самом деле, все это ерунда, – светловолосый парень тоже повернулся к Блейду, и его глаза весело сверкнули. – Вот уговорить сестренку При – это действительно проблема. Понимаете, ей восемнадцать лет, и в таком возрасте девушки ищут сказочного принца. Что для них скромный стаун'койн!

Блейд кивнул. Эти люди говорили и мыслили иначе, чем жители варварских стран; он словно в одно мгновение перенесся из айденского средневековья в двадцатый век Земли – может быть, в двадцать пятый или тридцатый. Вероятно, в чем-то они были ближе ему – не Арраху бар Ригону, а настоящему Ричарду Блейду, – чем воины, торговцы, нобили и крестьяне, населявшие империи, эдораты и королевства северного полушария. И они ему нравились!

Тем неприятней то, что ему предстоит, подумал Блейд, и, словно пытаясь набраться решимости, погладил ладонью рукоять кинжала. Прикосновение к холодному металлу успокоило его. Итак, смуглый Прилл советует поговорить? Что ж, поговорим… Например, об этой Хораде.

– Куда мы направляемся?

– В Саммат. Одна из северных провинций страны.

– Где это?

Прилл повернулся к пульту, тронул клавишу, и рядом с его креслом вспыхнул, замерцал голубоватым светом большой экран. На нем появилась карта – обширный массив суши, напоминавший формой и размерами Южную Америку. Его нижний клык, однако, вытягивался к юго-западу, а не на юго-восток, как у земного континента; по положению он примерно соответствовал Африке, почти полностью сдвинутой из северного полушария в южное.

6
{"b":"18033","o":1}