ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он будет беспомощным против франа… ты же знаешь…

Фран! Короткое слово, незнакомое, звонкое и раскатистое, словно удар молота по наковальне. Блейд порылся в памяти, но она не подсказывала ничего.

Ольмер вытер рот и протянул вождю окровавленную ладонь.

– Клянусь Семью Ветрами! Я бы не сказал, что этот парень такой беспомощный.

Потом он повернулся к Блейду и осмотрел его с головы до ног -медленно, с каким-то профессиональным интересом, словно оценивал стати лошади или раба. Лицо его было сосредоточенным; кровь, сочившаяся из разбитой губы, тонкой струйкой сбегала по подбородку. Внезапно хайрит вытянул руку в странном жесте – большой палец отставлен в сторону, остальные сжаты в кулак.

– Я, Ольмер из Дома Осе, предводитель сотни, вызываю тебя, южанин. Завтра мы сойдемся с оружием в круге поединков и будем биться насмерть!

Он глядел на Блейда, словно ожидая ответа, и тот повторил жест вызова.

– Я, Аррах бар Ригон, октарх имперских войск, готов скрестить с тобой оружие, Ольмер из Дома Осс!

Ильтар, вождь хайритов, отступил на шаг, и с губ его слетел возглас изумления.

– Аррах? Сын старого Асруда? – голос вождя стал напряженным, лицо чуть побледнело.

– Сын покойного Асруда, – уточнил Блейд. Он был удивлен. Неужели слава рода бар Ригонов достигла этих дальних берегов? Впрочем, нашел же Асруд как-то свою жену-северянку… Связи могли сохраниться…

– Да, я знаю, – кивнул Ильтар и повернул голову к Ольмеру; лицо его вдруг окаменело, на лбу выступила испарина. Несколько секунд он изучал лицо противника Блейда, и рослый хайрит словно съежился под этим пронзительным взглядом. Наконец вождь сказал: – Слушай, Ольмер из Дома Осс! Ты, нагрузившись пивом, стал задирать чужеземца с юга… вынудил его защищаться, а потом вызвал на поединок, зная о своем преимуществе. Мало чести в таком деле!

– Ты хочешь, чтобы я отказался? После того, как этот южанин извалял меня в пыли, как щенка, на глазах у всех? – На шее Ольмера натянулись жилы, щеки покраснели. – Не могу, вождь! Не могу и не хочу!

Яростно махнув рукой, он повернулся и почти побежал к палаточному лагерю. Компания метателей ножей последовала за ним; кое-кто с опасливым уважением оглядывался на Блейда.

– Да, Аррах бар Ригон, с этим Ольмером ты слегка перестарался, -вождь, подхватив Блейда под руку, повлек его к столу. Там уже никого не было; бородатые соплеменники Ильтара, с помощью десятка воинов, влекли бесчувственные тела капитанов к причалам.

– В сущности, неплохой парень этот Ольмер, – продолжал Ильтар, пододвинув Блейду табурет и наливая вина в бронзовый кубок. – Однако не в меру задирист. И тебе от этого не легче – боец он превосходный… Ну, ладно, – вождь поднял кубок, – что сделано, то сделано! Выпьем за встречу, Эльс!

Блейд вздрогнул и опустил свою чашу на стол, расплескав вино. Этому человеку было известно его хайритское имя! И вообще, он знал на удивление много – столько, сколько может знать друг или смертельный враг. В голове у Блейда всплыли слова лекаря: «Верь тому, кто назовет тебя Эльсом!» – или что-то в этом роде. Арток бар Занкор, несомненно, умный человек, но Ричард Блейд доверял только себе – и то исключая субботние вечера, когда бывал под хмельком.

Он пристально посмотрел в глаза Ильтара, голубые и безмятежные, как небо над хайритской степью.

– Хм-м… Значит, ты слышал имя, которым я назвался?

– Почему – назвался? Это и есть твое имя. Аррах Эльс бар Ригон.

– Ты веришь каждому встречному, выдающему себя за потомка бар Ригонов? Тебе не нужны доказательства? Легковерные же вожди у хайритов!

Ильтар вздохнул, покопался в сумке на поясе и протянул Блейду круглое металлическое зеркальце.

– Вот… Взгляни на себя и на меня… Каких еще требовать доказательств… брат?

Проклиная свою невнимательность, Блейд кивнул. Да, сходство было несомненным – настолько несомненным, что лучшему агенту британской секретной службы следовало бы это заметить. Даже в том случае, если одна из этих физиономий принадлежит ему самому. Проглотив досаду, он кивнул и поднял кубок:

– За твое здоровье, брат мой Ильтар! – и осушил его в пять глотков.

– Вот и последнее доказательство, – улыбнулся хайрит. – Мать моя перед смертью говорила: «Есть у тебя, Ильтар, братец в Айдене, сын моей младшей сестры. Молод он, но пьет как шестиног после двухдневной скачки. Наставь же его на путь истинный!» И я наставлю! Я, Ильтар Тяжелая Рука из Дома Карот, военный вождь и предводитель хайритской тысячи, клянусь в том! – он поднял свою чашу и опорожнил ее с такой же лихостью, как и новообретенный родственник.

Блейд улыбнулся. Этот Ильтар внушал ему симпатию. У него не было братьев и сестер – ни на Земле, ни, естественно, в мирах Измерения Икс. Были друзья и враги, были женщины, были покровители. Был Дж., относившийся к нему, как к сыну, была малышка Ти, приемная дочь… Но впервые за двадцать пять последних лет – с тех пор, как умер отец – Ричард Блейд ощутил зов кровной связи. Разумом он понимал, что Ильтар – не родич ему, но тело и душа Рахи – вернее, то, что еще оставалось от этой души, почти полностью изгнанной в мрак небытия, – бессознательно и доверчиво тянулось к голубоглазому хайриту. Итак, здесь, в мире Айдена, он обрел не только сестру, ожидающую в далекой столице империи, но и брата в северных землях. Забавно! Такого они с Хейджем не предвидели.

Ильтар продолжал что-то толковать ему. Блейд потянулся за кувшином, наполнил кубок и прислушался.

– Имперцы опять затевают поход на юг… Наняли нас – боятся тяжелой пехоты Ксама. Что ж, мы пойдем… Битвы, добыча, женщины, новые места… Интересно! Я поведу хайритскую тысячу, десять сотен, и ты бы мог взять одну, Эльс. Если останешься в живых после завтрашней схватки и воины почтят тебя доверием… Кстати, Ольмер – сотник. Отличный боец, но плохо ладит с людьми.

Блейд понял намек.

– Я с ним справлюсь, – спокойно произнес он, отхлебнув терпкого вина.

– Справлюсь! Как же! – Ильтар недоверчиво покачал головой и отодвинул кубок. – Идем! Покажу тебе кое-что.

Они поднялись и нога в ногу зашагали к хайритскому лагерю.

– Если ты и побьешь Ольмера, проблем останется немало, – буркнул Ольмер. – Я слышал, до этого… этого несчастья с твоим отцом ты командовал одной из полуорд столичного гарнизона?

Блейд молча кивнул.

– Значит, умеешь и приказывать, и наказывать… Но хайритская сотня -не айденская полуорда. Это только так говорится – сотня… Сотня боевых таротов, да полсотни запасных… – Блейд понял, что вождь имеет в виду огромных шестиногов, которыми он любовался перед дракой с Ольмером. -… всадников двести человек да тридцать обозных… Большое хозяйство! И сражаемся мы совсем иначе, чем твои южане… Опять же, надо знать животных… у нас мальчишки в пять лет залезают тароту на шею… с десяти -мечут стрелы не хуже взрослых…

Блейд слушал, кивая головой и усмехаясь про себя. Знал бы Ильтар, какие армии и каких бойцов водил он в сражения! Пиратов покойного Краснобородого у берегов Альбы, рабов и гладиаторов Сармы, конные орды монгов, тарнских ньютеров, меченосцев Зира… На этот раз будут всадники на шестиногих таротах… Пусть так!

Внезапно Ильтар замолк и бросил на Блейда странный, будто бы вопросительный взгляд.

– Что-то я разболтался о наших хайритских делах. Будешь жив – сам во всем разберешься. Скажи-ка мне, брат… – он явно испытывал неловкость, -что случилось со старым Асрудом?

Блейд полоснул по горлу ребром ладони и испустил печальный вздох, как то приличествовало случаю. Все-таки Асруд был его отцом.

– Да, об этом мы слышали, – сочувственно закивал головой Ильтар, не уточнив, кого он понимает под этим «мы». – Но за что?

– Путь на Юг, – коротко ответил Блейд. – Император счел, что отец его знает. Есть в столице такой бар Савалт… большой человек… он и дознавался у отца… – Блейд потер подбородок и, припомнив рассказы целителя, добавил: – Все родовые поместья забрали в казну. А мне велено по возвращении из Хайры отправляться в южный поход.

12
{"b":"18034","o":1}