ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блейд следил за ней краем глаза; лицо разведчика застыло в надменном спокойствии. Он поднял голову и гордо скрестил на груди обмотанные цепями руки.

Черты Садды были почти неразличимы под плотной вуалью. Ее длинные волосы, обильно смазанные маслом и уложенные причудливой башней, казались темнее крыла ворона. Как у всех женщин в лагере, ее расшитая золотыми узорами жилетка оставляла открытыми груди — маленькие, упругие, с алыми пятнышками сосков. Тонкая талия, округлые бедра, стройные, едва скрытые прозрачными шароварами ноги… Туфель Садда не носила; ногти на пальцах босых ступней отливали тем же ярким кровавокрасным пламенем.

Кхад все еще мотал головой. Садда спорила с ним. Блейд рискнул бросить взгляд на Морфо, но тот отвернулся, с глупой улыбкой перекатывая в ладони маленькие стальные шарики.

Наконец Кхад выпрямил спину и посмотрел на Блейда.

— Хорошо, — произнес владыка монгов, — я отдам его тебе — до тех пор, пока за него не выплатят выкупа; ведь он будет выплачен, не так ли, сир Блейд?

Разведчик кивнул:

— Не сомневайся, Кхад. Нужно только послать гонца в Пукку.

— Знаю, — буркнул Кхад, — я уже говорил с императрицей. И она вновь отказалась отдать пушку. За это ей придется отвалить целую гору золота.

В шатре возбужденно зашептались, и Кхад поднял руку, восстанавливая тишину.

— Слушайте все: я, Кхад Тамбур, отдаю этого человека моей сестре. Она может делать с ним все, что захочет — только не убивать его, — поморщившись от боли, он развернулся на троне. — Смотри, сестра! Он должен дышать, когда за него заплатят выкуп. — Кхад кивнул карлику, и тот быстро вытащил из наполненного льдом ведерка округлую спелую дыню, разрезал ее пополам и подал хозяину. Всемогущий жадно вгрызся в сочную мякоть.

— Ну, давай, — пробормотал он с набитым ртом, сделай из него раба. Только постарайся, чтобы при этом он не умер от потери крови.

Карие глаза снова принялись путешествовать по телу Блейда; Садда тщательно осматривала его с ног до головы. Наконец она удовлетворенно откинулась на спинку трона и мягким голосом произнесла.

— Ну-ка подойди сюда, раб. Теперь ты больше не сир Блейд. Может быть, я дам тебе когда-нибудь другое имя. А пока ты будешь просто рабом.

Блейд придвинулся к ее креслу. Их взгляды встретились, и женщина первая отвела глаза. Ее рука вытянулась в сторону коврика перед троном.

— А теперь, раб, ты встанешь передо мной на колени. Быстро! — она уже кричала. — На колени!

Блейду пришло в голову, что сейчас было бы очень кстати вернуться обратно, в свое родное измерение. К сожалению, лорд Лейтон пока еще не научился улавливать его мысли. Блейд понял, что теряет мужество, и постарался взять себя в руки. Монги оценят его стойкость, но если он выкажет страх, эти дикари забудут про любой выкуп и разорвут его на кусочки.

— Я не встал на колени перед мужчиной, — слова с трудом вырывались из его пересохшего горла. — Неужели ты надеешься, что я склонюсь перед женщиной? — и Блейд ласково улыбнулся ей.

Кхад Тамбур отшвырнул дыню и захохотал.

— Да, сестра, не слишком удачное начало! Но это даже интересно — сделать раба из такого человека.

Блейд следил за ее губами. Садда тоже улыбалась.

— На колени! — она вновь указала на коврик. Я даю тебе последний шанс.

— Я не буду тебе кланяться, — покачал головой Блейд. Он молил бога, чтобы женщина не услышала, как отчаянно колотится его сердце.

Садда сделала знак рукой и два черномазых евнуха подбежали к трону. Один нес небольшую деревянную подставку с глубоким желобком посередине, в руках второго сверкал огромный искривленный нож, похожий на те, которыми разделывают мясо.

— Подготовьте его, — кивнула Садда.

Черные установили подставку у ног разведчика, и Блейд с ужасом заметил, что желобок оказался как раз на уровне его гениталий.

— Ты встанешь на колени? — поинтересовалась Садда из-под вуали.

— Нет.

Она повернулась к черным.

— Покажите-ка, что с ним будет, если он ослушается приказа.

Один из чернокожих гигантов стянул набедренную повязку. Увы, она скрывала немногое! Впервые в жизни Ричард увидел настоящего евнуха и, надо сказать, это зрелище ему не понравилось

— Смотри, чтобы он не истек кровью, — заволновался Кхад, ворочаясь в кресле.

— Ничего, мы его вылечим, — Садда щелкнула пальцами, и третий великан притащил небольшую жаровню, на пылающих углях которой рдел раскаленный железный прут.

Холодный пот застилал Блейду глаза, тошнота подкатывала к горлу, слюна казалось соленой и горькой на вкус. Он умел спокойно смотреть в лицо смерти, но выдержать такое…

И все же инстинкт подсказывал ему, что Садда блефует и надо держаться до конца. Если он изъявит покорность, его судьба будет еще ужаснее. Надо держаться, держаться, держаться…

— Я не буду кланяться тебе.

Садда махнула рукой, и стражники моментально скрутили Блейда. Один из евнухов сорвал с него штаны и заботливо уложил пенис в желобок, другой занес сверкающий нож.

Блейд рванулся вперед, его выкрученные руки отозвались мучительной болью. Он не должен сдаваться! Еще минута — поле боя будет за ним.

— Ты встанешь на колени? — почти шепотом спросила Садда.

— Нет! — каким то образом слова все еще исторгались из его пересохшего горла.

Садда взмахнула рукой, и сознание покинуло Ричарда Блейда.

Глава 8

Всю первую неделю своего пребывания в деревянной клетке, где содержали рабов, Блейд по три раза в день с радостью убеждался, что его мужское естество не пострадало. Спор с Саддой завершился ее поражением — в последний момент она приказала чернокожим прекратить экзекуцию и вытащить обеспамятевшего пленника из шатра. Теперь, время от времени поглаживая гульфик своих кожаных штанов, Блейд с энтузиазмом ощущал, что первый раунд окончился без потерь. Садда частенько наведывалась взглянуть на упрямца, но делала это всегда издали. Вдоволь налюбовавшись на свое новое приобретение, она пришпоривала коня и галопом мчалась прочь. Блейд обычно притворялся, что не замечает ее.

Телега с его клеткой стояла поодаль от обиталищ других рабов, в покрытой черным песком ложбине, совсем рядом с каменистым холмом, на вершине которого он очнулся месяц назад. Прутья клетки, несмотря на хлипкий вид, оказались очень прочными; правда, не настолько, чтобы Блейд не мог их выломать. Однако днем его телега была видна как на ладони, а ночью его стерегли шестеро вооруженных до зубов всадников. Все, что ему оставалось — сидеть на месте и любым способом убивать время.

Садда пока явно не спешила познакомится с ним поближе. Гном Морфо тоже не заглядывал. Зато каждый день у клетки собирались толпы монгов, чтобы, потыкать в него палками да позубоскалить на его счет. Какое-то время Блейд терпеливо сносил и тычки, и насмешки, но однажды один неосторожный умник разозлил его не на шутку. Разведчик выдернул палку у него из рук и хорошенького огрел его насмешника по голове. Завопив от боли, монг юркнул в толпу, и минуту спустя все уже злословили на его счет. С тех пор монги стали относиться к Блейду с опасливым уважением и без особой нужды не подходили к клетке ближе, чем на пять ярдов.

Дважды в день его кормили. Обычно трапеза состояла из краюхи черного хлеба, куска жареной конины и большого кувшина с весьма распространенным здесь пойлом, называющимся бросс. Бросс приготавливали из смеси лошадиной крови и молока с добавлением разных степных трав. Сначала Блейд никак не мог привыкнуть к его запаху и вкусу, но потом притерпелся и даже стал отдавать должное этому немудреному напитку, потребляя его в гигантских количествах.

Каждое утро монги вновь начинали, атаку стены, и каждый вечер вновь возвращались ни с чем. Огромная пушка, Дракон Небесного Грома, по-прежнему палила, вселяя благоговейный ужас в толпы варваров, колоссальный нефритовый шар все так же со свистом проносился над головами нападающих и разбивался вдребезги о груды валунов, не причиняя монгам ни малейшего вреда. Блейд надеялся, что воины Ката произведут ночную вылазку и отобьют его телегу, но потом решил, что Лали, видимо, не может склонить своих полководцев на столь рискованный маневр. Он с удивлением замечал, чти все меньше и меньше вспоминает о маленькой императрице; его уже не особенно волновало, пустит она кого-нибудь в свою постель или сохранит ему верность.

16
{"b":"18036","o":1}