ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Безногий тоже изучающе смотрел на Блейда. Его глаза, такого же, как у Растума, благородного светло-серого цвета, искрились неподдельным весельем.

— Меня называют Бейбером, — калека протянул разведчику мозолистую ладонь. — Как ты уже догадался, я не монг. Я из племени кауков. И еще ты думаешь, что я очень похож на Растума, нашего воеводу.

Блейд кивнул.

— Ничего удивительного, потому что Растум тоже из племени кауков. Когда-то мы сражались вместе и, поверишь ли, сир Блейд, я был его военачальником. Теперь по мне этого не скажешь, верно?

Блейд, соскучившийся по приятной компании за время своей отсидки в клетке, с удовольствием остался поболтать с новым знакомым. Этот человек был явно неглуп и мог поделиться полезными сведениями как об их хозяйке, так и о дальнейшей судьбе, ожидающей его.

Бейбер осторожно тронул его деревянный ошейник.

— Ты скоро поменяешь его на золотой, если научишься покорности и не наделаешь ошибок. Поверь мне, я давно сижу тут и неплохо изучил здешние порядки. Ты станешь ее новым фаворитом — когда твой дух будет сломлен или ей надоест издеваться над тобой.

— Не думаю, что смогу обучиться покорности, — нахмурился разведчик.

— Я не захотел кланяться ей даже под ножом и победил. Правда, у меня чуть сердце не разорвалось. Но сейчас то я жив! Ты считаешь, что все-таки лучше смириться?

Бейбер, лысый, с покрытыми седой щетиной висками, пристально посмотрел на нового приятеля и задумчиво проговорил:

— Да. Ты еще не понял, что стал рабом. И то, что тебе удалось один раз, может не получиться во второй. Терпению Садды тоже есть предел, так что я бы посоветовал тебе унять гордость и постараться прожить подольше. Хочешь, я расскажу тебе одну забавную историю?

Давным-давно, в одном королевстве придворный волшебник как-то попал в немилость к королю, — начал калека. — Все его предсказания не сбылись, заклинания не подействовали, и король совсем уже собрался отрубить ему голову, когда волшебник попросил у его величества год жизни. За этот год он пообещал научить любимую собачку короля говорить. Король был весьма заинтересован таким заманчивым предложением и согласился отложить казнь. Но если у волшебника ничего не выйдет, предупредил повелитель, то его заживо сварят в кипящем масле вместо того, чтобы милосердно и куда менее безболезненно обезглавить.

Так вот, один из друзей волшебника поинтересовался, почему он заключил с королем эту совершенно безнадежную сделку, и волшебник ответил так: «Потому что год жизни — величайшее сокровище. Все, что угодно, может случиться за год. Скажем, я могу умереть в своей постели. Может умереть король. Или, в конце концов, этот пес научится говорить!»

Бейбер захохотал и перекатился на другой бок на своем соломенном ложе.

— Видишь, сир Блейд, тебе все-таки стоит научиться покорности и прожить чуть-чуть подольше, а? Ведь все может произойти.

Это было верно. Блейд знал, что Кхад послал гонца в Пукку с требованием громадного выкупа за него. Что в связи с этим предпримет Лали? Он не знал, слышал только, что она согласилась выделить гонцу эскорт. Через два-три месяца посланец вернется ни с чем и тогда Кхад, без сомнения, отнимет Блейда у Садды и открутит ему голову. Правда, лорд Лейтон мог первым осуществить эту операцию.

Бейбер вновь остановил на госте взгляд своих серых проницательных глаз.

— Ну что, я убедил тебя? — спросил он шепотом. — Будь послушным, изображай из себя дурака, и ты проживешь долго. Жди. Я чувствую, что назревают какие-то немаловажные события, которые перевернут твою судьбу.

Раньше Кхад и Садда были любовниками. Они поступили так против воли Оби

— их великого черного бога. Теперь же между ними только ненависть… Они вынуждены править вместе, но скоро, совсем скоро захотят избавиться друг от друга… Страдает, как всегда, простой люд. Думаю, эта глупая бесконечная война, когда тысячи лучших воинов идут на смерть изза прихоти безумца, переполнит чашу терпения. Многие воины давно разочаровались в своих вождях, но Тамбуры правили монгами сотни лет, и они пока боятся…

Так что, сир Блейд, будь добр, послушайся совета старого безногого калеки, который тоже был когда-то воином… — Бейбер вдруг замолчал, стрельнув взглядом над левым плечом Блейда, и принялся торопливо зарываться в солому. — Аплоний идет. У него золотой ошейник, и он отвечает за нас перед Саддой. Так что держи себя в руках, сир Блейд. Этого парня стоит опасаться.

Блейд спокойно обернулся, чтобы поглядеть на парня, которого стоило опасаться. Аплоний как раз направился в их сторону.

Этот человек с длинной плеткой в руках определенно был монгом. Но каким! Блейд раньше не встречал среди степного народа таких великанов. Ростом Аплоний почти не уступал ему и, в отличие от прочих соплеменников, имел гораздо более пропорциональное сложение. Кожа его отливала непривычной белизной, а курносый нос и близко посаженные глаза тоже вызывали сомнения в чистоте крови. Цвет волос Блейду разобрать не удалось, так как они были густо смазаны какой-то помадой и уложены в сверкающую причудливую пагоду на самой макушке. Одежда Аплония тоже радовала глаз — богато расшитая безрукавка с поясом, тонкой выделки кожаные штаны, заправленные в крепкие невысокие сапожки. И главное — его шею обнимал прекрасной работы золотой ошейник с иероглифами, обозначавшими имя хозяйки.

И это возлюбленный Садды? С глупо свисавшими напомаженными усами и пучком темных волосков, стыдливо топорщившемся на безвольном подбородке? Блейд не мог поверить, что у сестры повелителя монгов оказался столь дурной вкус. То, что он видел перед собой, не слишком напоминало настоящего мужчину.

Изящный денди остановился рядом с Блейдом и поморщился.

— Ты — сир Блейд? Наш новый домашний раб? — близко посаженные глазки моргнули, и Блейд заметил в них страх, коварство и зависть.

— Да, — отозвался он, — стараясь не показать этому красавчику, что догадался о его чувствах.

Бац! Плетка с размаху опустилась на его лицо, оставив красный пылающий след.

— Встань, когда говоришь со мной! — пролаял денди. — Встань и кланяйся! Ниже. Еще ниже!

Получив еще два удара плеткой, Блейд начал кланяться как положено. Он жаждал разорвать в клочья этого напомаженного ублюдка, но отчаянным усилием воли сдерживал подступающее бешенство. Рот его наполнился кровью из рассеченной губы, а каждый мускул огромного тела дрожал от ярости. И все же он кланялся все ниже и ниже, надеясь, что Аплоний ни заметит гримасу ненависти, исказившую его лицо. Но тот, решив, что урок еще не закончен, отошел на два шага и с оттяжкой принялся стегать Блейда по голой спине. Разведчик сцепил зубы, аккуратно считая каждый удар. Бейбер прав, нужно остаться в живых. Он еще посчитается с этим клоуном!

Устав махать плетью, Аплоний со вздохом выпрямился и указал на соседнюю хижину.

— Будешь сидеть там. Не высовывайся, пока не прикажу! И не вздумай болтать с этим старым дураком, — он нашарил взглядом лысину Бейбера, торчавшую среди гнилых соломенных снопов. — Ты понял меня, свинья? Никакой болтовни! Еще раз тебя с ним увижу, пожалеешь, что родился на свет. Я не убью тебя, потому что госпожа Садда запретила это… но я сделаю так, что ты будешь молить о смерти, и он еще раз хлестнул Блейда по спине.

Стараясь не смотреть мучителю в лицо, Блейд дрожа от ярости, забрался в свою конуру и затих там.

Голос Аплония продолжал назойливо лезть ему в уши:

— У рабов нет имен. Я звал бы тебя просто свиньей, но госпоже Садде это может не понравиться. Поэтому я буду звать тебя Блейд, но с сиром тебе придется распрощаться. Завтра, Блейд, ты отправишься на работу. Ты будешь беспрекословно подчиняться мне и не посмеешь даже поднять на меня глаза без приказа. Ты понял меня, свинья?

— Да, понял, — ухитрился выдавить Блейд.

— А ты, старый болтун! — Аплоний залез в конуру Бейбера, и оттуда послышались звонкие звуки ударов. — Не понимаю, — негодовал Аплоний, орудуя плеткой, — почему мне не позволяют убить тебя. Почему, старик? Ведь за тобой нет ни могущественных друзей, ни покровителей! Почему же я не могу разделаться с тобой? — его голос сорвался на пронзительный визг, и Блейда передернуло от отвращения. Ему снова пришлось сдерживать себя, чтобы не ворваться в соседнюю каморку и не переломать хребет этому мерзавцу.

18
{"b":"18036","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Возвращение в Эдем
Синдром Джека-потрошителя
Говорю от имени мёртвых
Аромат от месье Пуаро
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира