ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аплоний закончил разбираться с Бейбером и заглянул в конуру Блейда.

— Завтра увидимся, — зловеще предупредил он. — Подумай пока над моими словами.

Усевшись на соломе, Блейд смотрел, как Аплоний, в сопровождении низко кланяющихся охранников, вышел за ворота, и вскочил на коня. Когда он скрылся из вида, по жестам стороживших их монгов разведчик заключил, что они тоже не испытывают особо теплых чувств к любимчику Садды.

— Эй, — шепнул ему через смежную стенку Бейбер, — прислонись сюда спиной и старайся говорить, не шевеля губами. Стражники знают, что мы болтаем, но не тронут нас, если не шуметь. К тому же, они ненавидят Аплония не меньше нас с тобой.

— Ну? И как он не утонул до сих пор в этом океане ненависти? — отозвался Блейд и услышал, как Бейбер глубоко вздохнул у себя за перегородкой.

— Откуда мне знать? — пожаловался он. — Иногда мне кажется, сир Блейд, что кроме ненависти в этом мире ничего больше не осталось. Если пройти весь материк, от широких степей монгов на юге до холодных северных гор Нимы, ты увидишь лишь то же самое. Но хватит об этом. Ты держался молодцом. Я уже решил, что ты не стерпишь и убьешь этого негодяя.

— Была такая мысль, — честно признался Блейд.

— Это могло бы все испортить. Ничего не поделаешь, на время надо смириться. Аплоний, конечно понимает, что он мертвец. Рано или поздно ты попадешь в постель Садды, и тогда… Ты заметил страх в его глазах?

Блейд утвердительно хмыкнул. Он наблюдал за тем, как солнце медленно скрывается за высоким тыном. Скоро его сияющий диск совсем исчезнет из вида.

Бейбер за стеной мстительно расхохотался

— Да, конечно, Аплоний знает, что ему не уйти от судьбы. Еще неделя-другая и он прискучит Садде. Придет твоя очередь. А он по натуре труслив и не мыслит другой судьбы, кроме рабской. Ошейник остается ошейником, неважно, из чего он сделан… Ладно, давай лучше потолкуем о других вещах.

— Давай, — согласился Блейд. — Знаешь, старик, я пока что плохо разбираюсь в том, что здесь творится. Ты мог бы просветить меня? И поподробней объясни, что ты имел в виду, когда сказал, что скоро произойдет нечто… нечто, способное изменить мою судьбу.

Тишина. Блейд почти воочию представил, как Бейбер возится на соломе, устраиваясь поудобнее для длинного разговора.

— Я сказал, что нечто может произойти, сир Блейд, но я не знаю наверняка. И прежде, чем делиться с тобой своими догадками — а все что я сейчас расскажу, родилось в моей голове — я должен взять с тебя слово, что ты не станешь торопить события и пытаться действовать в одиночку. Потому что если нечто и произойдет, то лишь в свое время. — Бейбер тихонько постучал по стене. — Так ты обещаешь, сир Блейд? Я всего лишь беспомощный безногий старик и скоро умру… но я не хочу умирать здесь.

— Хорошо, я обещаю, — отозвался Блейд. — И прошу тебя, забудь про сира Блейда. Ты помнишь, что говорил наш добрый друг Аплоний? Теперь я просто Блейд, до той поры, пока он не изобретет что-нибудь другое.

— Как скажешь, — согласился Бейбер. — А сейчас слушай. И помни о своем обещании.

Как ты уже знаешь, — начал он, — воевода Растум — мой соотечественник. Он превосходный солдат, но, как все кауки, он наемник и служит за плату. Я тоже был таким, но ему повезло, а мне — нет. Я сражался против монгов и попал в плен. Тогдато Растум и спас мне жизнь, посоветовав Кхаду отрубить мои ноги — вместо того, чтобы отрубить голову.

Блейду это показалось весьма сомнительным актом милосердия, но он промолчал.

— Кхаду было все равно, что рубить — продолжал Бейбер, — он уважал Растума и согласился оказать ему эту милость. Итак, Растум оставил меня в живых, хотя и без ног. Я рассказываю тебе все это только затем, чтобы ты понял — я могу догадаться о мыслях Растума. В конце концов, мы оба кауки.

Из-за вражды между Кхадом и Саддой, Растум оказался в весьма щекотливом положении. Он великий воин, и Кхад это знает и ценит его. Даже простые солдаты его уважают. Однако Садда тоже старается оказывать ему всевозможные знаки внимания, чтобы он перешел на ее сторону, когда она двинется против Кхада. Понимаешь?

Блейд в ответ заметил, что не хотел бы сейчас поменяться местами с этим прославленным полководцем.

— Вот именно! — Бейбер захихикал. — Растуму сейчас приходится гораздо хуже, чем тебе, но его терпению и выдержке можно только позавидовать. Ведь он не должен проявлять ни к Всемогущему, ни к его сестре излишнего дружелюбия или враждебности — иначе его сотрут в порошок. И поэтому он терпеливо ждет, пока разразится буря.

— Ладно, — прервал старика Блейд, — предположим, ты прав. Но как это связано со мной?

— Ты же убил Коссу, верно? Даже Растум не способен на такой подвиг. Увидев тебя, я понял, что Садда, пожалуй, отведет тебе более важную роль, чем очередной грелке в ее постели.

— То есть, заполучив меня, она больше не нуждается в Растуме?

— Не совсем так. Думаю, она еще не раз тебя проверит до того, как посвятит в свои замыслы. Однако ни тебе, ни мне, ни самим монгам не станет лучше, если она прикончит Кхада. Или если победит ее безумный брат. Тут без разницы — оба они кровавые маньяки. И кто бы кого ни съел, мира не будет, и эта ужасная война все равно не прекратится. Нужно свалить обоих. Растум это прекрасно понимает, и я надеюсь, начнет действовать сам Конечно, когда придет время, он захочет, чтобы ты оказался на его стороне. Понял?

Блейд с минуту обдумывал услышанное, затем спросил:

— Почему ты сказал, что Кхад безумен? Я ничего такого за ним не заметил.

— Поверь мне, он сумасшедший. Время от времени с ним случаются припадки, а между ними он выглядит вполне нормально. Как раз перед твоим появлением в лагере у него был продолжительный приступ, и теперь болезнь ненадолго оставила его. Но она вернется, обязательно вернется! В такие моменты никто не может чувствовать себя в безопасности — ни мужчина, ни женщина, ни ребенок… особенно маленькие девочки.

Холодок пробежал по спине Блейда. При чем здесь маленькие девочки? Он обратился к Бейберу за разъяснениями.

— Понимаешь, Садда безумна, как одержимая жаждой убийства ведьма, что наслаждается мучениями своих жертв. А душу Кхада грызет гораздо более опасный недуг, с которым не под силу справиться даже Оби, великому черному богу. Кхад стал бессильным и не может любить женщин. Ни одну из женщин, кроме маленьких, совсем маленьких девочек, еще не созревших для постели. Когда к нему подступает безумие, Кхад берет такую девочку и зверски насилует ее… потом — следующую, еще и еще, до тех пор, пока не кончится припадок.

— И что же, люди молчат и терпят? Почему отцы и матери этих несчастных детей не пытаются что-нибудь предпринять?

Безногий невесело рассмеялся.

— Нет, конечно. Они прячут своих ребятишек и молятся. Да еще проклинают Кхада — так, чтобы их никто не услышал. Тебя проводили мимо виселиц?

— Да. Больше недели назад.

— Ты видел там посаженного на кол человека?

— Видел. По-моему, он был уже мертв.

— Бедняга… Один из воевод. Хороший боец, и преданный Кхаду. До тех пор, пока во время недавнего приступа Сотрясатель Вселенной не изнасиловал его малолетнюю дочь. Потом, когда разум вернулся к нему, Кхад закатил девочке пышные похороны, осыпал золотом безутешного отца и принародно бил себя кулаками в грудь, умоляя Оби отпустить ем грех. Он всегда так: сначала убьет, а потом плачет, молится и просит прощения у черного бога. Про Оби ничего сказать не могу, но отец девочки не простил Кхада и сразу после похорон попытался его прикончить. Ты уже видел, что из этого получилось.

Он слишком поторопился, — в голосе Бейбера звучало сожаление. — Слишком рано нанес удар. У нас, кауков, есть одна пословица: «Чем дольше ожидание, тем слаще месть». Хорошенько запомни ее, Блейд.

— А что скажешь насчет этого карлика Морфо? — помолчав, спросил Блейд. — Ты знаешь его?

Довольно долго Бейбер не отвечал. Когда же он, наконец, заговорил, голос его утратил всю теплоту и дружелюбие.

19
{"b":"18036","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Шаг над пропастью
На струне
Большие девочки тоже делают глупости
Погружение в Солнце
Зло
Опасная улика
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин
Издержки семейной жизни
Озил. Автобиография