ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Твой гонец прибыл, о повелитель, — хрипло произнес он. — Вернее то, что от него осталось.

Кхад, разинув рот, глядел на останки своего посланца. Потом его налившийся кровью глаз закатился, язык выпал наружу. Владыка Вселенной обеими руками стиснул подлокотники трона и замотал головой, на губах его выступила пена. Блейд внимательно следил за приступом; несомненно, у Кхада была эпилепсия. Всемогущий сполз на узорчатый коврик перед троном и принялся кататься по нему, издавая ужасные вопли. Затем он замолк, схватил зубами край ковра и, словно дикий зверь, начал рвать его в клочья.

Мимо Блейда проскользнул Морфо, сжимая в руках небольшую деревянную дощечку, на которой виднелись следы зубов.

Карлик осторожно сунул деревяшку Кхаду в рот. Одновременно с ним из-за трона вышли четверо громадных чернокожих невольников. Они с трудом уложили Всемогущего на носилки и ринулись вон из шатра.

Да, теперь городу пощады не будет, понял Блейд,

Глава 14

Армия монгов выстроилась на равнине перед городом. Ждали, когда встанет солнце, чтобы протрубить сигнал к штурму. Всю ночь передвигались полки пеших и конных воинов, занимая отведенные им позиции; теперь монги использовали эти последние предрассветные часы, чтобы немного подремать, свесившись в седле или опираясь на копье.

Растум, выполняя обещанное, взял Блейда с собой. В ночные часы он метался по равнине, под его командой отряд за отрядом выходил на узкую травяную полосу, упиравшуюся в ров. Наконец, ему удалось урвать минуту, чтобы перекинуться парой слов с разведчиком наедине.

— Ну-ка, расскажи мне про эту свадьбу, — потребовал воевода. — Что ты замышляешь, приятель?

Они не спеша ехали вдоль глубокого рва, опоясывающего город. Луна еще не взошла, на стенах не было видно огней, но звезды сияли так ярко, что Блейд без труда различал суровое лицо воеводы и его серые, нетерпеливо поблескивающие глаза.

Итак, ему пришлось сделать выбор. Но он давно уже все решил; без колебаний Блейд принялся рассказывать Растуму о честолюбивых планах принцессы. Полководец молча ехал рядом, соленый бриз развевал его шелковистую бороду, играл гривой коня.

— Очень неплохо задумано, — произнес он наконец. — Но я не понимаю, почему она так рассчитывает на Морфо?

У Блейда имелись соображения по этому поводу, но он не стал упоминать о них. Он дал слово и не собирался его нарушать.

— Не знаю, — буркнул он. — Возможно, Садда просто переоценивает свои силы. Женщины могут вбить себе в голову все, что угодно.

— Ладно. Не стоит об этом думать, — Растум махнул рукой. — Я ударю первым, и тут уже ничего не изменить. Мои люди давно готовы, медлить я не стану.

Блейд проследил за одиноким факелом на городской стене.

— Значит, наш план остается прежним?

— Да. После падения города Кхад закатит пир. Мы подождем, пока воины упьются, и спокойно сделаем свое дело. Так что готовься.

— А что будет с Саддой?

— А что с ней может быть? Она умрет. — Воевода пожал плечами. — Зачем давить большую гадину, если маленькая все равно останется? Она начнет подстрекать людей, строить против меня козни. А воинов для этого у нее больше чем достаточно… Нет, она непременно должна умереть.

Блейд был вынужден признать, что воевода абсолютно прав.

— Как скажешь, — согласился он. — Я не хотел бы только убивать ее сам. В конце концов, нас кое-что связывает.

Растум отрывисто рассмеялся.

— Ты странный человек, Блейд. Ну, будь по-твоему… Кстати, ты обратил внимание на ворота, сдерживающие напор воды? Как ты думаешь, они их откроют?

Блейд удивился. Он не ожидал, что воевода сумеет не хуже его разобраться в предназначении этих мощных, окованных железом створов.

— Непременно, — ответил он, — как только почувствуют, что им не отбить атаку. Эта победа достанется нам дорогой ценой.

Растум согласно кивнул.

— Знаю. Поэтому я пошлю в канаву под стеной как можно больше людей Кхада, а своих попридержу. Этот ход наверняка поубавит нам грязной работы.

— Ты прав, — согласился разведчик. — Но потом придется наводить мост через ров, вброд его не одолеешь.

— Вот это уже сложно, — Растум поморщился. — Мы, кауки, умеем строить мосты, но для этого нужно много бревен. Здесь нет ничего подходящего.

Блейд наклонился и тихонько прошептал на ухо воеводе, как построить мост без бревен.

Поднялось солнце, и монги, зевая спросонья, принялись равнять ряды перед атакой. Затрубили горны, засуетились, выкрикивая команды, молодцеватые сотники, затянутые в блестящие кожаные доспехи.

Катайцы в ожидании застыли на стенах. Огромной пушки у них, судя по всему, не оказалось, зато превосходных баллист было вполне достаточно. Эти массивные луки, закрепленные горизонтально на двухколесных тележках, метали целые пучки стрел. Они сразу начали вести убийственный огонь по шеренгам пехотинцев, прошивая по несколько человек одной стрелой.

Лошадь Растума запрядала ушами, он ласково похлопал ее по шее.

— Хорошее оружие, — воевода кивнул в сторону баллист, — только бесполезное. Когда мы подойдем ближе ко рву, он будут бить над нашими головами. Да и сейчас, — его губы раздвинулись в усмешке, — их стрелы, в основном, сыпятся на отряды Кхада. Мы заведем их в ров и постараемся положить там побольше пехотинцев… однако не слишком много, чтобы Кхад не заподозрил измены. Хотя он, как я полагаю, сейчас пьет в три горла.

Блейд проследил за взглядом воеводы и увидел на косогоре отряд телохранителей, окружавших трон, на котором возлежал Сотрясатель Вселенной. Рядом суетилась Садда, поднося брату очередную чашку дурманящего пойла. Заметив, что полководец смотрит на него, Всемогущий приподнялся на дрожащих ногах и слабо махнул рукой. Сигнал к атаке был дан.

Пора! Воевода потащил меч из ножен, потом, перекрывая свист стелющихся над полем стрел, крикнул:

— За мной, воины! В атаку!

Первые шеренги дрогнули и, опустив копья, двинулись вперед. Весьма своевременно — баллисты на стенах вели прицельную стрельбу и начали косить пехотинцев с поразительной быстротой и точностью. Однако монги, сплачивая тающие ряды, упрямо шагали по телам мертвых и тяжело раненных.

Растум вывел войска к краю рва, где сотники уже расставляли конные отряды, прикрывавшие своим огнем атаку пехоты. Всадники спешились, встали на колено, каждый у своей лошади, и их короткие, сильно изогнутые луки начали прореживать орудийные расчеты баллист. Блейд, следивший за началом битвы, пожалел, что у него под рукой нет длинного английского лука, который бил гораздо дальше, чем неказистое оружие монгов.

Поток невысоких воинов в коричневых кожаных доспехах хлынул в ров. Большинство несли длинные штурмовые лестницы, некоторые тащили большие плетеные корзины или короткие деревянные лопатки.

Растум метался по краю рва, раздавая приказы и подгоняя зазевавшихся солдат. Обстрел с городских стен не утихал; баллисты прекратили огонь, но теперь к бойницам встали лучники. Правда, их луки били не дальше, чем оружие монгов, поэтому основные потери несли увязшие во рву пехотинцы. Но те держались стойко; они уже выдергивали из земли колья, освобождая проходы для конницы. По цепочке колья передавались воинам, скопившимся у дальней, почти отвесной стены рва; там их снова заколачивали в землю. Потом в ход пошли лопаты и корзины с землей; тут Блейд догадался, что они делают. Монги насыпали земляную лестницу, по которой их неприхотливые лошадки могли выбраться из рва прямо к проходившей у самой стены канаве.

Дождь из стрел усилился — вероятно, у катайцев имелись и более мощные луки, которые они не замедлили пустить в дело. Длинная стрела прошила почти насквозь лошадь Растума, еще одна застряла, дрожа, в кожаном нагруднике Блейда. Воевода сменил коня и приказал произвести несколько отвлекающих вылазок на флангах у неприятеля, чтобы распылить его силы. Справа от Блейда в бой вступили отряды Садды; под ураганным огнем вражеских лучников они сразу же начали нести жестокие потери. Разведчик заметил, как тонкие губы Растума тронула еле заметная усмешка.

32
{"b":"18036","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последняя капля желаний
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Еще темнее
Отбор для Темной ведьмы
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
До встречи с тобой
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Вторая жизнь Уве
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей