ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блейд еще раз взглянул на юную женщину, застывшую на зеленоватой полупрозрачной плите. Легкое воздушное одеяние лишь подчеркивало безупречность ее фигуры — тонкой талии, изящных очертаний груди, длинных стройных ног. Да, покойный император сделал недурной выбор!

Наконец ресницы Мей дрогнули, и Блейд быстро прижал ладонь к ее губам. Он уже пытался рукавом своей туники стереть кровь с лица, но подозревал, что по-прежнему выглядит довольно устрашающе. Жаль! Ведь все решится в эти первые минуты. Но, к сожалению, на ванну и хорошего парикмахера рассчитывать не приходилось.

Перламутровые веки дрогнули, и огромные зеленые глаза удивленно уставились на него. Блейд, прижав свободной рукой императрицу к поверхности алтаря, нагнулся к ней и негромко произнес:

— Ты слышишь меня? Ты понимаешь то, что я говорю?

Зеленые глаза моргнули. Императрица попыталась приподняться на каменном ложе, и Блейд надавил чуть посильнее.

— Я не причиню тебе вреда, императрица. Я пришел в вашу страну как друг. Более того, мне нужна твоя помощь. Ты ведь не начнешь кричать и разрешишь мне поговорить с тобой?

Она прекратила извиваться под его рукой и слабо кивнула. Продолжая зажимать ей рот, Блейд расслабил другую руку.

— Хорошо. Мое имя — Ричард Блейд. Я случайно попал в эту страну; у меня нет здесь ни друзей, ни врагов, ни имущества кроме того, что надето на мне, да твоего кинжала, — он вытащил из-за пояса стальной клинок. — Я готов служить тебе, если ты почтишь меня своим доверием.

Бездонные глаза императрицы с испугом следили за сверкающим лезвием, и Блейд, заметив это, вернул кинжал на прежнее место.

— Сейчас я уберу руку, — сказал он, — если ты пообещаешь вести себя тихо. Кивни, если ты согласна.

Снова легкий кивок. Он убрал ладонь с губ женщины, продолжая удерживать ее на алтаре. Мей вытерла рот тыльной стороной кисти, ее глаза широко раскрылись.

— Говори шепотом, — предупредил Блейд.

Императрица усмехнулась.

— Ты действительно ничего не знаешь о стране Кат, пришелец. Никто не осмелится войти сюда без моего разрешения. Ведь я — императрица Мей!

Теперь, когда она успокоилась, ее голос звучал так же мелодично, как и речь других здешних обитателей, с которыми Блейд успел познакомиться.

— Ты уже потерял свою жизнь, пришелец, посмев прикоснуться ко мне, — алый рот искривился. — Но наказание подождет. Говори же, я слушаю.

— Ты больше не боишься меня? — Блейда весьма интересовал этот вопрос; испуганной женщине нельзя доверять.

Она пожала плечами.

— Конечно, нет, чужестранец. Я испугалась лишь потому, что думала, будто Сака Мей притворился мертвым и теперь убьет меня.

— Твой муж действительно умер. Так получилось, что я надел его тунику и шлем, и твои солдаты принесли меня сюда. Тогда мне больше ничего не оставалось делать. Я готов попозже рассказать тебе все, но сейчас мне бы хотелось обзавестись какой-нибудь одеждой и подкрепиться.

— Эта туника весьма идет тебе, — императрица оценивающим взглядом окинула его могучую фигуру. — Ты выглядишь в ней гораздо лучше, чем мой покойный супруг.

— Благодарю за комплимент, — кивнул разведчик. — Так ты поможешь мне? И, прошу тебя, не бойся — я в самом деле не причиню тебе никакого вреда.

— Я верю в это, и я тебе помогу. А сейчас отпусти меня, незнакомец, и никогда больше не прикасайся ко мне!

Еще немного — и он остался бы в дураках. Присев на алтаре, Мей одарила его самой невинной улыбкой, ее прозрачные зеленоватые глаза казались спокойными, как сон младенца. Внезапно безошибочное чутье подсказало Блейду, что произойдет в следующий миг; он бросился на женщину, едва успев зажать ей рот.

Однако юная императрица сражалась с ним с завидным упорством. Мотнув головой, Мей сбросила его ладонь и вознамерилась соскочить с нефритовой плиты на пол; она была юркой и быстрой, как ящерка. Обхватив ее гибкое тело, Блейд почувствовал, как женщина сделала глубокий вдох, готовясь закричать. Руки у него были заняты, поэтому он пресек эту попытку самым быстрым способом, который оставался в его распоряжении: он прижался губами к ее рту.

Внезапно Мей обмякла в его объятиях, ее нежные губы раскрылись, и разведчик, который хотел лишь заставить ее замолчать, вдруг понял, что яростно целует этот капризный алый ротик и уже не может остановиться. Он словно проваливается в какой-то колодец со стенками из трепещущей теплой пунцовой плоти; влажная бездна засасывала его все глубже и глубже — туда, откуда нет возврата.

С минуту императрица не отвечала на его ласки, но и не противилась им. Наконец пылкие поцелуи Блейда разожгли в ней ответный огонь — гибкие руки порхнули вверх, обхватив его шею. Не переставая целовать Мей, Блейд уложил се на алтарь. Он чувствовал как ожил ее язычок, пылающим бутоном скользнув меж его губами.

Они больше не разговаривали. Они даже не смотрели друг на друга. Два прекрасных зверя, стремительных и гибких, сливались в одно существо; здесь не было места для нежности и любви — они боролись друг с другом, стараясь получить наслаждение, и только.

Мей тоненько вскрикнула, когда он вошел в нее; потом трепещущая мраморная плоть бедер коснулась его поясницы, сжимаясь тугим капканом. Истекая потом, они возились на холодном и неудобном каменном постаменте, словно на воздушных пуховых подушках.

Они закончили одновременно. Видимо, парк на самом деле был пуст, иначе все стражники сбежались бы к Храму на крики и стоны их владычицы.

Блейд, первым пришел в себя. На миг ему показались, что она уже не дышит под грузом его тела, но вот грудь Мей всколыхнулась, она открыла глаза, легкая улыбка скользнула по ее губам.

— Теперь ты поможешь мне, императрица? — прошептал Блейд.

Она снова улыбнулась и погладила его по щеке:

— Я помогу тебе, незнакомец. А ты расскажешь мне всю правду.

Блейд слез с алтаря и натянул свою тунику.

— Нам лучше уйти отсюда, императрица. Здесь слишком опасно. Для меня, по крайней мере.

— Сейчас мы уйдем, Блейд, — царственным жестом она протянула ему руку, — ни тебе не стоит беспокоиться. В Кате мое слово закон. Может, и твое скоро получит такую же силу.

Не без гордости Блейд отметил, что его мужское обаяние, кажется, не пострадало из-за небритого подбородка. Все вышло даже проще, чем он предполагал.

— Но хочу предупредить, — не называй меня больше императрицей, — продолжала Мей. — Никогда!

— Как же мне звать тебя? — поинтересовался Блейд, поднимая с пола ее прозрачные одежды.

Она на секунду задумалась, потом мягко рассмеялась.

— Зови меня Лали. Это имя дал мне отец. С тех пор, как его убили монги, никто не называл меня так.

— Хорошо, Лали. Я готов согласиться, что это — очаровательное имя, очень подходящее для тебя, только давай уйдем из храма. Подумай, ведь тебе придется объяснять страже, как я тут очутился.

Ее глаза заискрились смехом.

— Это серьезный вопрос! Как же мне объяснить твое появление? Моим охранникам, моим служанкам, моим советникам, офицерам и придворным, — она сморщила носик. — Пока что я не могу объяснить этого даже себе… и сейчас мне не хочется об этом думать. Что касается прочих… Возможно, придется дватри раза соврать. Знаешь, Блейд, я очень хорошо владею этим искусством.

— Я тоже, — успокоил ее Блейд. — Вдвоем мы составим прекрасную пару. Только я предпочитаю врать на сытый желудок. Мы пойдем, или я тебя понесу?

— Мы пойдем, — она повернулась и чмокнула его в щеку.

За потайной дверью в стене оказался длинный, хорошо освещенный туннель, уходящий куда-то вниз.

— Он ведет прямо в мои покои, — проворковала Лали. — Сейчас мы примем ванну и побеседуем.

— И перекусим? — с надеждой поинтересовался разведчик, спускаясь вслед за ней по ступенькам.

— И перекусим, — Лали остановилась и похлопала его по мускулистому животу. — А потом ты снова будешь любить меня.

Блейда вполне удовлетворила такая программа.

— Ты точно уверен, что мой муж мертв? — спросила Лали, продолжая шагать по коридору. — Если это не так, нас ждут большие неприятности. А мне пока что хватает этих грязных монгов у ворот моего города.

8
{"b":"18036","o":1}