ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Странник с изумлением воззрился на него. Третий раз, и все о том же! Это становилось подозрительным, очень подозрительным! Хейджу было сорок восемь лет, а в таком возрасте, в пору индейского лета, с мужчиной происходят удивительные метаморфозы. Седина в голову, бес в ребро! Впрочем, в волосах Хейджа не было ни единой серебряной искорки; он выглядел превосходно, разве что начал слегка сутулиться.

Они выпили, потом американец взглянул на часы и поднялся.

– Уже шесть. Пожалуй, я двинусь, Ричард.

Хейдж не сказал «я двинусь к себе» или «пора домой»; просто – «я двинусь», и Блейд моментально взял это на заметку.

– Куда? – поинтересовался он с самым невинным видом. – Не «уже шесть», а всего лишь шесть. Давайте покончим с коньяком, Джек, и поужинаем вместе. В конце концов, мы не виделись больше полугода, с той самой встречи на Гарторе… о которой у вас остались такие неприятные воспоминания. Я ваш должник, и я угощаю.

Хейдж смущенно улыбнулся.

– Простите, Дик, я… я… я сегодня вечером занят. Понимаете…

Американец замолчал, а Блейд уставился на него с самой циничной из своих ухмылок. Он не собирался приходить Хейджу на помощь и был уверен, что тот не станет врать.

Наконец его гость с трудом выдавил:

– Видите ли, Дик, у меня свидание.

– Вот как? – склонив голову к плечу, Блейд окинул его критическим взглядом. – Серая тройка, новый галстук и крахмальная сорочка… Да вы щеголь, Джек! Или тоже решили остепениться?

– Не вам же одному срывать все розы, – буркнул Хейдж, направляясь к двери. Когда гость уже взялся за ручку, Блейд окликнул его:

– Эй, Джек! Вы что же, собираетесь на свидание с абсолютно секретными материалами в кармане?

Американец обернулся.

– Что еще за секретные материалы? У меня в карманах бумажник, носовой платок, сигареты и…

– И магнитофонная кассета с моим отчетом!

– Да, действительно, – Хейдж хлопнул по нагрудному карману пиджака. – Не беспокойтесь, Дик, она тут как в сейфе. Я прослушаю ее сегодня ночью, если… если найдется время.

Он вышел, провожаемый иронической усмешкой хозяина кабинета. Похоже, сегодня ему не уснуть, подумал Блейд; не женщина, так кассета, не кассета, так женщина. Ай да Джек Хейдж!

Настроение у него удивительным образом переменилось. Насвистывая легкомысленный мотив, он швырнул папку с письмом премьер-министра в ящик письменного стола, вызвал секретаршу Мери-Энн и велел подавать машину. В конце концов, у него была пятнадцатилетняя дочь, очаровательная юная леди, которая никогда не отказалась бы поужинать с любимым отцом.

Глава 4. Лондон, продолжение

Лондон, Земля, следующий день

Вечер Блейд провел в одном из роскошных ресторанов на Пикадилли в компании Асты. Он не видел приемную дочь больше полутора лет, и за это время его малышка Асти превратилась из прелестной девочки в очаровательную юную девушку. Теперь она почти не отличалась от той молодой монахини, которую Блейд некогда похитил из Киртана; все вернулось на круги своя – сапфировое сияние глаз, шелковистые каштановые локоны, розовые губы, темные полукружия ресниц, хрупкая изящная фигурка… Глядя на нее, Блейд нежно улыбался и вспоминал ту беспомощную шестимесячную малютку, в которую она превратилась после телепортации. Каких-то пятнадцать лет – ничтожный срок, если мерить его масштабами вселенной! – и крохотное существо, едва осознающее себя, превращается в человека…

Он гордо посматривал по сторонам, замечая взгляды, которые бросали на Асту мужчины. Девочка была не только красива; она держалась с достоинством королевы! Пять лет в закрытом пансионе для избранных не прошли даром; Аста приобрела тот сдержанный шарм, который всегда отличал истинных английских леди. Еще два года, и она может поступать в университет – или отправляться в Айден, если на то будет ее желание. Блейд не сомневался, что к этому времени Джек Хейдж сумеет переслать в его замок в Тагре любого человека с Земли, отправив в мир иной не только разум, но и тело путешественника.

Наблюдая, как Аста лакомится мороженым, он подумал о том, что же предпочтет его приемная дочь: спокойную, жизнь на Земле, судьбу обеспеченной англичанки, или бурное и полное опасностей существование в Айдене. В первом случае она выйдет замуж, совьет семейное гнездышко, нарожает детей и, безусловно, будет счастлива – насколько можно быть счастливой в мире, сотрясаемом локальными войнами, экономическими кризисами и взаимным недоверием. Она превратится в самого обычного человека, взрослую женщину, для которой на первом месте – муж, дети и дом… ну, быть может, еще и престарелый отец… Тут странник усмехнулся, припомнив, что в обличье Рахи он подойдет на роль престарелого отца не раньше, чем лет через сорок-пятьдесят.

Если же девочка решит перебраться в Айден… О, тогда перед ней откроются поистине великолепные перспективы! Чем черт не шутит, с ее внешностью, умом и тактом она может стать императрицей! Величайшей из владычиц Ксайдена!

В том, что Аста обладает тактом и умом, ее отец уже не сомневался. Они не виделись полтора года, но девочка ни словом, ни жестом не проявила своего любопытства или обиды – все же он покинул дочь на такой большой срок! Она вовсе не была застывшей статуей, и Блейд подмечал, как блестят ее глаза, как подрагивают губы от невысказанного вопроса – и все же она молчала. Вернее, вела приятную беседу, легкую и совершенно очаровательную! Но ни звука о вещах, которые ее действительно интересовали. Если дадди отсутствовал так долго, значит, были тому причины; захочет – скажет.

Конечно, Джек Хейдж передавал Асте приветы от внезапно исчезнувшего отца: не лично, а через Дж., который пару раз в месяц забирал к себе девочку на уик-энд. Два других выходных она проводила с тетушкой Сьюзи и дядюшкой Питом – пожилой супружеской четой, растившей ее до десяти лет, до поступления в пансион. Блейд знал, что его Асти не обделена вниманием и любовью; бездетные Сьюзен и Пит обожали ее, а Дж., дедушка Малькольм Джигсон, считал своей внучкой. Вероятно, в сейфах какой-нибудь юридической фирмы в Сити лежало его завещание, по которому Анна Мария Блейд становилась наследницей всего имущества старика; а это значило, что она была весьма состоятельной юной леди. Впрочем, что значат для ребенка мирские богатства по сравнению с ласковым взглядом или руками взрослого, в надежных объятиях которых можно укрыться от всех обид и огорчений!

После ужина Блейд отвез дочурку в пансион и отправился в свою лондонскую квартиру, продолжая раздумывать о ее судьбе. Цивилизованная Британия могла похвастать многим, начиная от горячей воды в ванных и кончая мороженым, к которому Асти питала необоримую склонность, но в Айдене были свои преимущества. Огромный замок, толпы слуг, богатые одеяния, экзотические города, охота, странствия и приключения – и, конечно, Ратон! В Ратоне имелось все, что будет на Земле через два, три или четыре века – или не будет вообще, если планета погибнет, спаленная ядерным пожаром. В Ратоне Ала жила бы долго, очень долго, сохраняя очарование молодости десятилетиями… Может быть, Ратон и был самым подходящим для нее местом?

Блейд улегся в постель, и всю ночь ему снились зеленые ратонские рощи и уютные домики под густыми кронами деревьев фран, на беретах хрустальных потоков.

***

Хейдж позвонил на следующий день около трех, когда Блейд находился не в самом лучшем расположении духа. Только что в его кабинете закончилось двухчасовое совещание ведущих сотрудников отдела МИ6А, погрузившее странника в прострацию. Дело заключалось не в том, что кто-либо пытался ему противоречить или подпустить ехидную шпильку; совсем нет, подчиненные внимали ему словно Господу Богу. Но вскоре Блейду стало ясно, что он совершенно отвык от таких сборищ, сопровождаемых определенными бюрократическими ритуалами – начиная от порядка размещения сотрудников вокруг стола и кончая формальным и сухим титулованием. Майор, полковник, сэр, уважаемый шеф… К дьяволу, решил он, пусть этими играми занимается Джордж!

11
{"b":"18037","o":1}