ЛитМир - Электронная Библиотека

Блейд направился к правому берегу подземного озера, стараясь держаться подальше от входа в коридор, где располагались продуктовые пещеры, – оттуда несло застарелым отвратительным запахом гнилой рыбы и мяса. Он пытался не думать о том, чье это мясо… Что касается рыбы, то каждая женщина племени знала, чем рискует, подав Упавшему с Неба несвежее. Как минимум ее ждала затрещина; но странный пришелец мог пустить в ход острый и блестящий зуб, который носил на поясе. После пары подобных эпизодов рисковать никто не хотел, и страннику подносили только свежеизловленную и тут же поджаренную над угольями рыбу. Другое дело, чти его воротило и от этого неизменного блюда.

На полпути между входом в большую пещеру и глубокой нишей, отведенной ему, находился котел. Котел ли? Само это слово были весьма вольным переводом соответствующего айритского термина; однако такое понятие в языке трогов существовало и применялось только для этого места – и никакого иного. Блейд справедливо полагал, что для обитателей Ай-Рита название вещи определяется ее функцией, а не видом: все, чем бы тебя ни треснули по голове – дубина; все, чем можно проколоть насквозь – копье. Так что котел, безусловно, являлся котлом, а не чаном для кипячения белья.

Это была природная впадина в скале почти полусферической формы диаметром в пару ярдов; ее поверхность была отполирована до блеска временем и интенсивной эксплуатацией. В котел заливали воду – с помощью ведер из рыбьей кожи; бросали продукт – рыбу или выпотрошенного пленника; потом опускали раскаленные на кострах булыжники. Способ древний, как мир; на Земле доисторические предки Блейда таким же образом варили суп. Но для их потомка в этом было не много утешительного. Он не любил подходить к котлу и тщательно следил, чтобы какая-нибудь из усердных женщин не подсунула ему сваренную там рыбу.

Справа от котла нее пространство у стены занимали сложенные аккуратными штабелями бревна от плотов – военная добыча айритов за последний месяц. Их было тут тысячи две, и через несколько дней, когда плоты сегодняшних переселенцев подсохнут на солнце, станет еще на тысячу больше. Племя Бура обеспечено топливом на целый год.

За дровяным складом огромной грудой были свалены дубинки. Луки со спущенными тетивами, копья и стрелы, увязанные плотными пачками, тянулись нескончаемыми рядами. Десяток подростков подносили туда новые трофеи; увидев Блейда, они испуганно порскнули в разные стороны.

Наконец, отбросив сплетенную из лыка занавесь, он очутился в своей нише. Бур выделил ему президентский люкс – пятнадцать футов в длину, десять – в ширину, с каменным спальным возвышением у дальней стены и еще одним, около входа – столом. Табуретами служили несколько толстых поленьев.

Блейд протер фран лоскутом заскорузлой от крови кожи, сунул оружие в угол, рядом с мечом, расстегнул и бросил на каменный стол пояс с кинжалом. Больше на нем, кроме набедренной повязки да похожих на лапти сандалий, ничего не было. Его одежда, сапоги и прочее, что он прихватил с собой, покидая замок, хранились в мешке, лежавшем на полке – выступе стены. И можно было гарантировать, что ни один житель АйРита, ни старый, ни молодой, ни на шаг не приблизится к этому добру.

Повалившись на постель, странник мрачно уставился в низкий потолок; дурные мысли одолевали его все сильнее, как случалось всегда после побоища. Убийство являлось одной из неизбежных сторон его профессии, и он не возражал против того, чтобы лишить жизни десяток-другой ближних – снести голову в бою, выпустить кровь в поединке или даже перерезать глотку из-за угла. Однако в сражениях на скале Ай-Рит не было ни романтизма, ни героики, ни даже смысла; скотобойня, в которой он занимал почетную должность главного мясника.

Как же выбраться отсюда? Собственно, план у него был давно готов. Нуждался он в одном – в надежном спутнике. По его соображениям. Зеленый Поток, стремивший свои воды меж двух материков – центрального, Ксайдена, где лежали империя Айден и эдорат Ксам, и таинственного Южного, тянулся до океана на две тысячи миль. При скорости течения тридцать узлов он миновал бы зону болот за три дня. И судно у него имелось – тот странный летательный аппарат, столь предательским образом сброшенный с небес; эта скорлупка, легкая, герметически закрытая и непроницаемая, отлично держалась на воде. Блейд не сомневался, что прозрачный фонарь его флаера не пропускал солнечной радиации – это было проверено на опыте. Он рухнул вниз в самый полдень, затем волны выбросили его суденышко на Ай-Рит, где ему пришлось сидеть под пластмассовым колпаком до вечера.

Выбросили на Ай Рит… Все дело в этом-то и заключалось! Западная оконечность островка, куда его вынес Зеленый Поток и где сейчас лежали плоты пришельцев, представлял собой отмель, переходившую в плоский каменистый пляж. Редкая удача! Из бесед с пленниками Блейд знал, что большинство островов в Потоке с запада обрамляли скалы, так что высадиться на них становилось непростой задачей. Эти прибрежные утесы – да и сами острова -можно было обогнуть, если вовремя навалиться на весла. Тут требовались усилия двоих, иначе стремительное течение швырнет его кораблик прямо на камни. Возможно, сверхпрочный корпус предохранит его от гибели, но лобовое столкновение на скорости в тридцать миль наверняка приведет к каким-нибудь повреждениям, трещинам или дырам… Во всяком случае, проверять это на практике он бы не рискнул.

Кроме этой проблемы существовала еще одна. Чтобы обогнуть скалу, ее надо вовремя заметить. Не мог же он трое суток не спать! И если бы только трое… Может, эта проклятая вонючая клоака тянется на четыре, на пять или шесть тысяч миль!

Он попытался вспомнить карту, которая возникла в момент старт флаера на крохотном экране – по-видимому, дисплее автопилота, – и в очередной раз проклял себя за то, что не перенес ее на пергамент за долгие спокойные часы, пока его аппарат стремительно мчался к югу. Проклятая самонадеянность! Он парил над облаками на высоте пяти или шести миль, свободный, как все семь хайритских ветров сразу… Он испытывал пьянящее чувство полета – и победы! Ибо тайна Асруда бар Ригона была раскрыта, ключ подошел к замку, секрет оказался разгаданным… О чем он тогда думал? Или полуночные ласки Лидор вконец лишили его разума?

Несомненно, старый Асруд был агентом южан и выходцем с Юга. И столь же несомненно, тайна воздушного пути в южные пределы охранялась лучше, чем он, Блейд, полагал. О чем следовало бы догадаться! Ни одна профессиональная секретная служба не работает без страховки – это железное правило он усвоил еще в юности. А сейчас, во всеоружии опыта и знаний, провалил дело! И попал в эту дыру, проклятую всеми богами Айдена!

Ключей было два. Один, головка носатого демона, венчавшая рукоять кинжала, раскрыл ему двери в потайную камеру на чердаке башни. Второй… Второй он держал в руках чуть ли не с того первого момента, когда очнулся на садре посреди Длинного моря. Плоская штучка, запрятанная в мешке Рахи и похожая не то на зажигалку, не то на миниатюрный фонарик, – она и была ключом! И скважина, к которой подходил этот ключик, все время находилась перед его глазами – на протяжении всего полета! Он припомнил узкую щель в белой кнопке, в самом низу панели управления, рядом с монитором автопилота, и застонал сквозь стиснутые зубы.

Запрос пришел, вероятно, в тот момент, когда флаер пересек линию экватора. Проклятая кнопка рядом с экраном вдруг осветилась и замигала красным, в кабине раздался спокойный голос. Похоже, он произносил всего два слова, но язык был Блейду совершенно незнаком. Впрочем, долго гадать ему не пришлось – требование тут же повторили на айденском и поксамитски; и сводилось оно, если пользоваться современным английским, к короткой и ясной фразе: «Ваш опознаватель?» Или пароль, шифр, код, тайное «сезам, откройся!» Вот что требовали от него! И все, что оставалось сделать, – сунуть «зажигалку» в щель рядом с монитором и, вероятно, надавить крохотную кнопку на ее торце.

Он не догадался. И голос бесстрастно произнес два новых слова, смысл которых стал понятен моментально. Это были слова «Отключаю энергию». Или что-то в таком же роде.

3
{"b":"18038","o":1}