ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это! – настойчиво повторил Блейд, снова ткнув парня, на сей раз -в ребра, – Это! Это – Блей – хорошо!

– Блей – хорошо? – губа у Бура недоуменно отвисла. При слове «хорошо» мысли у вождя работали в определенном направлении, а эротических изысков более цивилизованных обществ троги пока не ведали. Проще говоря, гомосексуализм им был незнаком – ни в теории, ни на практике.

– Блей – хочет – второй! – пустился в объяснения Блейд. Числительные играли важную роль в иерархии клана трогов. Первый означало главный, старший. Второй, в определенных ситуациях, указывало на помощника, заместителя и вообще близкое к первому лицо, – Это – второй – Блей! Второй – Блей – хорошо!

Бур как будто понял. Что ж, у него, вождя, был свой помощник-посыльный, этот самый Квик-Квок-Квак. Значит, Блею тоже необходим парень… скажем, носить его оружие, мыть каменное блюдо и чесать под лопатками. Вот только…

Вождь снова оглядел юношу и с сомнением пробормотал:

– Нет толстый… Плохо… – он поискал глазами в группе усыновленных счастливчиков и кивнул на самого рослого. – Вот этот – хорошо! Толстый! Руки – толстый, ноги – толстый, голова – толстый! Это – второй – Блей! Хорошо?

– Нет! – Блейд яростно сверкнул глазами; этот спор уже начинал ему надоедать. – Руки толстый – хорошо! Ноги толстый – хорошо! Голова толстый – плохо! Это, – он хлопнул своего избранника по макушке, – голова хорошо! Блей хочет это!

Бур, собственно, не собирался пререкаться – тем более, что в самом конце шеренги имелась парочка на удивление толстых и аппетитных самок. Вождь устремился к ним, небрежно махнув лапой в сторону темноглазого юноши:

– Хорошо! Это – Блей – хорошо!

Блейд ухватил парня за руку и выдернул из шеренги смертников. Тот широко раскрытыми глазами уставился на своего спасителя и господина. Приложив ладонь к груди, Блейд назвал свое имя, стараясь говорить медленно и отчетливо;

– Я – Блейд. Блейд! Хо-зя-ин! Ты?..

– Мой зовут Грид. Грид помогать тебе. Грид – твой второй! Грид -рядом, всегда! Грид – не мясо! Грид – помогать Блейд!

Стараясь понять эту небывало длинную для трога речь, Блейд не сразу сообразил, что слышит знакомые слова. То был невнятный, почти неразборчивый и исковерканный до невозможности – но несомненно айденский язык!

Глава 2. В ЗЕЛЕНОМ ПОТОКЕ

– Хозяин! Хозяин! Скала!

Блейд открыл глаза. Грид тряс его за плечо, показывая рукой вперед, где за облаками белесого тумана маячило нечто массивное, темное.

Мгновенно сдвинув дверцу кабины со своей стороны, он высунул наружу протянутое Гридом весло и начал грести изо всех сил, упираясь коленом в пульт. Брызги летели фонтаном; каждый раз, когда он погружал лопасть в воду, быстрое течение пыталось вырвать весло из рук. Сбоку раздался слабый шорох – молодой трог без напоминаний открыл вторую дверцу и, навалившись всем весом на грубо оструганную рукоять шеста, тормозил.

Скала приближалась. Неприятное место, совсем не похожее на галечный пляж Ай-Рита! Черные лоснящиеся камни в кружеве пены торчали из воды, словно образуя первую смертоносную линию укреплений. Над ними нависал мрачный утес, покрытый пятнами соли, изъеденный у основания стремительным потоком. Зеленовато-синие струи били и резали его, но он еще сопротивлялся – и будет сопротивляться многие тысячи лет, пока в один прекрасный день, подточенный у самых своих гранитных корней, не рухнет в волны с оглушительным грохотом. Этот грядущий катаклизм мало волновал странники; он старательно греб, пытаясь удержаться в той струе течения, которая огибала скалу на безопасном расстоянии.

Рев прибоя, набегавшего на берег, громом отдавался в ушах. Черные и серые клыки мелькнули в пятидесяти футах от них и торопливо умчались назад; они проскочили мимо острова за полминуты. Блейд вытащил весло, швырнул его назад, за пилотское кресло, и закрыл дверь. Грид в точности повторил его движения. Кабина была полна пара, и климатизатор, расположенный где-то в хвостовой части, жалобно выл. Иногда Блейд с ужасом думал, хватит ли до конца пути энергии в аккумуляторах – или что там еще питало их драгоценный кондиционер? Кончался уже третий день плавания, а суденышко прошло всего лишь тысячу миль – или чуть больше.

Правда, они путешествовали только днем. Ночью, с воды, скалы были почти незаметны за дымкой тумана, хотя Блейд предусмотрительно отправился в дорогу, когда Баст, серебристый спутник Айдена, приближался к полнолунию. Еще в первый день, в светлое время, он уяснил – не без помощи Грида, – что возникающие по курсу островки следует различать за полмили; тогда, при умелом обращении с веслом, их можно было довольно легко обойти. Времени хватало на сорок-пятьдесят яростных гребков; полмили они проскакивали за минуту.

Грид оказался настоящим кладезем знаний по части навигации в Потоке. Теперь Блейд благословлял миг, когда вытащил его из шеренги пленников, ибо без этого парня он вряд ли пережил бы первый день плавания. Солнце еще висело на локоть над горизонтом, а молодой трог уже начал оглядывать возникающие впереди островки, иногда даже высовываясь на секундудругую из кабины и втягивая воздух широкими ноздрями. Блейд довольно быстро сообразил, что его спутник ищет удобную гавань – вроде бухточки с пляжем на западной оконечности АйРита. Таких островков попадалось немало, примерно каждый пятый, но Грид почему-то браковал их один за другим. Наконец он издал протяжный возглас и торопливо сунул Блейду в руки весло. Тот повиновался и стал грести, полагаясь на инстинкт дикаря и оставив расспросы на потом.

Они благополучно пристали к крошечному острову, почти начисто разъеденному теплым соленым потоком. Однако камни его еще торчали над водой на десяток футов, и между ними пряталась бухта с отлогим, усеянным галькой дном. Юный трог вместе со своим хозяином вытянул аппарат, превратившийся из чудесного флаера в заурядную лодку, за линию прибоя, потом отправился с копьем на рыбную ловлю.

Солнце садилось. Блейд знал, что этот предзакатный час особо ценился у трогов – как и начало рассвета. В эти минуты можно было находиться на Поверхности, а скупой солнечный свет все же был ярче сияния Баста и помогал рыбакам выслеживать добычу. Грид ловко обращался с копьем, и вскоре на плоской вершине гранитного обломка, раскаленной за день так, что нельзя было приложить руку, уже пеклись выпотрошенные тушки нескольких рыбин.

В эту ночь – и в следующую тоже – Блейд вел долгие и трудные беседы со своим «вторым». На Ай-Рите он прожил с Гридом восемь дней, дожидаясь подходящей фазы Баста, но узнал немногое. Все время занимала подготовка к побегу, которая велась с максимальной осторожностью, хотя Блейд давно отучил трогов совать нос в свои дела. Работы хватало. Он размонтировал и выбросил вон заднее сиденье в кабине флаера, чтобы освободить место для припасов. Он нашел шесть длинных дубинок и, обстругав кинжалом толстые комли, изготовил грубое подобие весел. Затем отобрал десяток копий – тоже потолще и подлиннее; пригодятся в качестве шестов. Несколько мешков из рыбьей кожи с запасом пресной воды, высушенного лишайника и вяленой рыбы довершили снаряжение путников; больше из пещерного мира брать было нечего – разве что лук со стрелами для Грида. Все это добро, включая мешок Блейда, пришлось потихоньку перетаскивать во флаер. К счастью. Бур и его подданные, осоловев от обильных пиршеств, большую часть суток спали. В остальное время вождь ел или делал «хорошо» с новыми «толстыми».

В одно прекрасное утро Блейд с помощником не вернулись в айритские Пещеры. Дождавшись, пока последний из немногочисленных рыболовов скроется в темном зеве тоннеля, они выложили дорожку из бревен от флаера к воде и скатили по ней аппарат в море. Весил он немного – фунтов шестьсот, однако остатки плотов, на которых прибыли соплеменники Грида, до сих пор не убранные под землю, порядком облегчили труд.

Теперь же, на одинокой скале, удаленной от Ай-Рита на триста пятьдесят миль, Блейд мог учинить подробный допрос своему слуге и проводнику. Через пару часов выяснилось, что Грид невероятно сметлив и понятлив – по меркам трогов, разумеется. Он знал несколько сотен айденских слов – может быть, даже с тысячу, – и понимал вдвое больше. Этот поразительный факт вначале ошарашил Блейда, но вскоре он узнал, что его помощник родом с самых Верховьев, из тех краев у Западного океана, где берет начало Зеленый Поток. Его племя было гораздо более высокоразвитым, чем айритские троглодиты. Как поведал Грид, его клан произошел от смешения местных трогов с людьми, прибывшими с севера на большой лодке; случилось же это в незапамятные времена – как подозревал Блейд, лет сто или двести назад.

6
{"b":"18038","o":1}