ЛитМир - Электронная Библиотека

Теплый морской бриз коснулся лица Блейда, может быть, то прилетел из далекой Хайры золотогривый нежный Майр, чтобы подбодрить и утешить странника. Он спал, что-то шепча иногда потрескавшимися губами.

– Ричард… Ричард, мальчик мой… – хриплые полустоныполурыдания пробудили его. Он сел, хватая горячий воздух запекшимся ртом. В висках бил набат, нога распухла, как бревно, сердце судорожными толчками гнало кровь, и вместе с ней лихорадочный жар растекался по телу. Он стиснул руками голову. Кажется, кто-то звал его? Во сне или наяву? Или звук его имени, которого в этом мире не знал никто, являлся порождением горячечного бреда?

– Дик… Ди-и-ик…

Снова! Блейд ошеломленно завертел головой, и это движение отдалось болью во всем теле. Он бросил взгляд вверх: Баст, круглый, серебристый, сияющий, висел над самым горизонтом, знаменуя конец ночи; его диск двоился в глазах, окруженный бешеным хороводом звезд.

Лихорадка! У него, несомненно, лихорадка! Рана начала воспаляться!

Блейд ощупал ногу. Даже под повязкой чувствовалось, как она горяча. Надо очистить рану, промыть пресной водой и положить новую порцию зелья… если оно поможет… Его дрожащие пальцы не могли справиться с завязками бинта, заскорузлого от крови.

– Дик… Господи, какая боль… Горло… шея… Что со мной?

Горло? Шея? Мгновенно видение пробитой стрелой шеи Грида возникло перед ним. Волоча ногу, тяжелую, как колода, он пополз к флаеру.

Грид по-прежнему лежал на спине. Замотанная тканью шея превращала его голову в какой-то выпуклый нарост, торчавший прямо из плеч. Свет луны падал ему прямо в лицо, и Блейд увидел широко раскрытые темные глаза, в которых плескался океан муки и отчаяния. И что-то еще… Недоумение? Страх? Но, как бы то ни было, юный трог еще не умер. Он продолжал жить. Поразительно, но в этом не приходилось сомневаться! Кажется, он что-то сказал?

– Дик, где ты? Я ничего не вижу… Дик, отзовись…

Дик! Он бредит? Кто мог назвать его Диком – здесь, в ином измерении, в самом гиблом месте этой планеты?

Черные губы Грида шевельнулись, и странник вдруг с ошеломляющей ясностью понял, что не спит, не бредит и не является жертвой звуковой галлюцинации, порожденной горячкой. Этот трог – полуживотное-получеловек, дикарь, обитавший в подземном мире, всю жизнь прятавшийся от яростного экваториального солнца Айдена, – звал его земным именем! И как звал! Молил, хрипел, мучительно выталкивая звуки из пересохшей глотки…

Протянув руку, Блейд нашарил мягкую поверхность мешка с водой и наклонил его над подбородком трога. Струя прозрачной жидкости хлынула в черный провал рта, Грид мучительно закашлялся, потом глотнул – раз, другой… Судорога передернула его заросшее коротким рыжеватым волосом лицо.

– Так… хорошо… – голос был тихим, но сейчас в нем чувствовалось спокойствие и какая-то сдержанная сила; неожиданно Блейд понял, что слышит английскую речь. Он прижал мокрую ладонь к пылающему лбу; несмотря на жар и лихорадочное возбуждение, он снова мог соображать трезво. Кажется, перед ним оборотень… такой же, как он сам! Кто же это? Неужели Джек Хейдж? Ну, не повезло парню! Попал в тело пещерного троглодита – да еще и полумертвого!

– Дик, это я, Дж. – Блейд непроизвольно вздрогнул. Ай да Хейдж! Даже старика не пожалел! Лейтон все-таки был помягче… – Дик, отзовись! Я знаю, ты где-то рядом! Эта вода… Спасибо…

Блейд коснулся щеки Грида… Нет, уже не Грида! Старый Дж. лежал перед ним на песке под холодным светом Баста – и умирал!

– Дж., я здесь. Чувствуете мою руку? Слышите меня?

– Ричард… Ричард, мой мальчик! Я ничего не вижу… не чувствую… но слышу, слышу! – теперь в его голосе было заметно неподдельное волнение. -Я пришел за тобой. Дик! Хейдж послал… и я согласился… ради тебя…

Горло у Блейда перехватило, на глаза навернулись слезы. Через неведомую бездну пространства и времени отец пришел за своим сыном!

Дж. торопливо продолжал говорить. В пробитом горле булькало и свистело.

– Ты не вернулся… ты все еще не вернулся… это внушало тревогу… Мы не знали, что думать. Хейдж… он пытался много раз… пытался дотянуться до тебя, помочь… безрезультатно… Что… что случилось?

– Почему он переслал вас в это тело? – вопросом на вопрос ответил Блейд. – В тело умирающего?

– Умирающего? А! Тогда все понятно… Я испытал шок… страшный шок… боль… Не знал, что думать… – на мгновение он замолчал, не то размышляя, не то собираясь с силами. – Ничего, мой мальчик… Главное – мы можем поговорить… пока этот человек… это существо, в чьем теле я оказался, способно шевелить губами. Только боль… такая боль… Воды…

Блейд снова наклонил край кожаного мешка над его губами. Дж. глотнул.

– Боль – ничего… Я вернусь… вернусь в свое старое тело… и… боли… не… будет… – он шептал, словно читая заклинания. – Видишь ли, Ричард… так было на этот раз сформулировано задание компьютеру… переслать меня… мой разум… в тело существа, которое находится рядом с тобой… Иначе где бы я стал тебя искать? Ведь этот мир… это огромный мир, да, Дик?

Блейд хлопнул себя ладонью по лбу. Конечно! Как он раньше не догадался? Джек Хейдж – не из тех людей, которые действуют наобум! Он послал старика по самому верному адресу!

На губах Дж., на обезьяньем лице Грида, блуждала странная улыбка.

– Огромный… мир… – медленно повторил он, уставившись незрячими глазами в звездное небо.

– Да, Дж. Этот мир велик, не меньше Земли… и он полон чудес… Жаль, что вы не видите его.

– Полон чудес… Поэтому ты не хочешь возвратиться домой… в наш старый продымленный Лондон?

– Нет, Дж… Во всяком случае, это не главное. Я отправился сюда словно на прогулку, на пять минут… Но прогулки не получились! Здесь есть работа… как во всех остальных мирах, где я побывал. И задание еще не выполнено!

– Задание! Но у тебя на этот раз нет задания, Дик…

– Не совсем верно, Дж. Задание всегда было, есть и будет… Задание -одно: раскрыть тайну. Так вот, она еще не раскрыта.

Наступило тягостное молчание. Потом Дж. робко спросил:

– Значит, ты не вернешься, Ричард?

– Нет, Дж. Еще рано.

Снова молчание. И глубокий хриплый вздох – вздох умирающего.

– Хорошо, мой мальчик… тебе виднее… Надеюсь, я доживу до твоего возвращения…

– Вы должны дождаться меня, Дж. Вы обязаны! Иначе кому я расскажу о том, что видел?

– Хейджу… Лейтону…

– Лейтону? При чем здесь Лейтон? Он умер! Вы бредите, Дж.!

– Да… Нет… Не знаю… Ты разберешься сам… когда вернешься… Этот Хейдж… он – тонкая штучка! Будь с ним поосторожнее. Дик…

– Я разберусь, – твердо пообещал Блейд. – Пока что передайте ему, чтобы прекратил свои дурацкие эксперименты. Он мне только мешает! Я нахожусь в отличном теле… в здравом уме и в твердой памяти. И могу вернуться без его помощи – в любой момент, когда сочту необходимым!

– Это хорошо… Лучшая новость из всех, что я услышал… – внезапно тело Грида мучительно изогнулось, и из горла хлынул поток темной крови.

– Бог мой, какая боль… – невнятно пробормотал Дж. – Я ухожу. Дик, и это тоже хорошо… мне больше не выдержать… Уходит этот человек… и я вместе с ним… в свое доброе старое тело… – вдруг на его лице появилось тревожное выражение, странно исказившее грубые черты трога. – Дик… Дик… – позвал он из последних сил. – Почему… умирает… этот… человек? Был… бой?.. Ты… ты в порядке?

– Была мелкая стычка, и моему напарнику не повезло, – голос Блейда был ровен и спокоен. – Но я – я в порядке, Дж. Как всегда.

– Тогда я ухожу… ухожу с миром…

Неожиданно Блейд схватил за плечи легкое тело Грида и положил его голову себе на колени.

– Подождите, Дж.! Еще десять секунд! Смотрите! Смотрите же! Постарайтесь увидеть! – он говорил торопливо, поглаживая ладонями мохнатую голову, словно хотел передать умирающей плоти трога часть своей жизненной силы. – Над нами небо – черно-фиолетовое… И звезды – тысячи ярких звезд! Луна… Огромная, серебристая, больше нашей! Она стоит над самым горизонтом… над океаном… таким океаном, какого нет на Земле! И завтра я поплыву туда… Вы видите?..

9
{"b":"18038","o":1}