ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Палачи и герои
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Превыше Империи
День, когда я начала жить
Персональный демон
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Метро 2033: Спящий Страж
Довмонт. Князь-меч
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я

Тот изнывал от жадности. Текущая тонкой струйкой слюна, казалось, скоро образует возле него маленькую лужицу. Он что-то забормотал, вздохнул и начал потихоньку придвигаться ближе к костру. Блейд равнодушно продолжал жевать, глядя в огонь. Когда по ударившей в нос вони стало ясно, что Огар почти рядом, он вытащил из мешка еще кусок и протянул дикарю – так, чтобы тот был вынужден взять мясо из его руки.

Огар заколебался. Он уставился на Блейда и пророкотал:

– Рру-урр-ууу-ррр-ууу-уна-уна.

Блейд захохотал и помахал куском в воздухе.

– Почти то же самое я говорю ребятам в своем клубе, но они мне не верят, – доверительно сообщил он. – Я рад, что наши мнения сходятся. Пожалуй, стоит серьезно подумать, не записать ли тебя в клуб. Это слегка разрядило бы там атмосферу… Не сомневаюсь, что парни были бы от тебя в восторге.

Тем временем Огар робко протянул руку, но тут же отдернул ее. Блейд продолжал соблазнительно раскачивать мясо, и его мохнатый собеседник, захлебываясь слюной, снова потянулся к куску. Медленно-медленно, осторожно-осторожно его рука приближалась к руке Блейда. Но вот опять Огар в чем-то засомневался, и рука замерла. Потом молниеносно, одним быстрым движением он выхватил мясо у Блейда из пальцев. На мгновение их руки соприкоснулись, и разведчик вздрогнул, словно его коснулось извивающееся тело гремучей змеи.

Огар уже забыл о его присутствии и продолжил ужин. Он выбрал новую палку, обжарил мясо и быстро проглотил его. Затем вытер ладонью пасть, а ладонь – о волосатый живот. Насытившись, он снова начал копаться в шерсти, надеясь выудить оттуда что-нибудь съедобное.

Блейд с легким отвращением наблюдал за ним. Лейтон, должно быть, сейчас прыгает от счастья, снимая на пленку сцены пещерной жизни. Что движет им? Бескорыстный интерес или желание приумножить свою славу? Неужели ему мало того, что он имеет?

Затем он вспомнил о замысле своего шефа и злорадно усмехнулся. Да, предстоит тяжелая битва! Его светлость не откажется от такого лакомого кусочка, как Огар, без борьбы!

Дикарь решил опорожниться. Он согнулся, хрюкнул и невозмутимо сделал свое дело. Ужасный запах заполнил пещеру, еще более мерзкий, чем обычная вонь Огара, к которой Блейд уже более-менее притерпелся.

Огар снова начал шарить в шерсти; похоже, это было его любимым развлечением. Несмотря на вентиляцию, запах почему-то не выветривался. Блейд поморщился:

– Тебе, приятель, родители в детстве не объяснили, что нельзя гадить там, где живешь? Плохо, очень плохо. Боюсь, я сильно поторопился насчет клуба… Кажется, мне придется забрать назад свою рекомендацию.

Огар, не имевший представления о правилам этикета, принялся обеими руками почесывать свои гениталии. При этом он радостно улыбнулся Блейду. Или ему это только показалось?

Ну что ж, настала пора отправляться обратно. Блейд поднялся и отошел от огня. Огар тут же подозрительно уставился на него. Разведчик ударил себя кулаком в грудь и, сложив руки рупором, снова издал жуткий вопль. Огар изумленно моргнул.

Устрашающие ночные звуки по-прежнему струились из динамиков, лорд Лейтон заново прокручивал свои пленки. Огар, придвинувшись к костру, следил за тем, как Блейд покидает пещеру. Для него снаружи царила глубокая ночь, и он явно не понимал, зачем оставлять безопаснее место у огня.

Остановившись у самого выхода, Блейд обернулся. Огар вскочил на ноги и что-то забормотал. Это были совсем новые звуки, целая речь:

– Ахх на гууу-на-на-га гууу на гухх! Гуу! На гухх!

– Полностью с тобой согласен, – кивнул разведчик. – Но мне пора идти, приятель. Хотелось бы, знаешь, сполоснуться под душем… Так что спокойной ночи, Огар.

– На гу!

Дикарь упал на колени, не сводя с Блейда немигающих глаз и размахивая руками. Потом, издав несколько гортанных звуков, стукнулся лбом о пол. Улыбнувшись, разведчик бросил ему последний кусок мяса и перешагнул порог. Он просто задыхался от смрада.

Да, быть богом – нелегкое дело!

* * *

Итак, первый опыт оказался успешным, и Блейд, желая закрепить знакомство, провел с Огаром два-три следующих дня. Словарный запас его волосатого приятеля был довольно скудным, и разведчик быстро освоил доисторический язык. Когда же Огар научился понимать его жесты, они стали вести целые диалоги. Роли в этом сумасшедшем спектакле распределились сразу: Огар был восторженным, даже раболепным поклонником, а Блейд – Богом, Дарующим Мясо.

Почему-то дикарь считал само собой разумеющимся, что за стенами пещеры все время стоит ночь и никогда не смолкает ужасный рык хищников. Лорд Лейтон обратил на это особое внимание.

«Отсутствие чувства времени, – писал его светлость в своих заметках, – говорит о том, что на данной ступени развития полуразумному созданию еще не ясна концепция смерти, как собственной, так и других существ. Именно в силу своего невежества оно воспринимает смерть как величайшее чудо».

Тем временем Дж., сделав несколько вылазок из бункера на свет Божий, успел провести ряд бесед с высшим руководством, после чего приступил к осуществлению своего плана. Бедный лорд Лейтон, не ожидавший такого коварства, оказался застигнутым врасплох.

Решающий удар был нанесен за обедом. Его светлость уже сидел в мышеловке по самые уши, так что Дж. оставалось только протянуть руку и захлопнуть дверцу. Блейд, сосредоточенно расправлявшийся с бифштексом – почти таким же, как слегка обжаренные куски мяса, которые он делил с Огаром, – не вмешивался в разговор.

– Итак, компьютер в порядке, – начал Дж. – Когда же Ричард отправится в дорогу?

Лорд Лейтон, погруженный в свои мысли, рассеянно кивнул:

– Когда угодно, хоть завтра… – он раздраженно отодвинул чашку. – Не приставайте ко мне со всякой ерундой, Дж.! Живой артефакт вроде Огара для нас важнее очередного путешествия.

Дж. молча прожевал кусок и поинтересовался:

– Скажите, сэр, вы можете настроить компьютер так, чтобы он забросил Ричарда в тот мир, из которого прибыл Огар?

Его светлость насторожился, почуяв неладное. Он прикурил сигарету и сердито взглянул на Дж.:

– Что за вопрос? Настройка компьютера не пострадала, перегорел только вспомогательный блок. Я полагаю, с вероятностью десять к одному Ричард попадет в доисторическую реальность Огара. Ну и что с того? Чего вы добиваетесь?

Блейд сосредоточенно изучал рисунок на своей тарелке. Он-то знал, чего добивается Дж., и не сомневался, что сейчас произойдет взрыв.

Его ожидания оказались не напрасными.

– Премьер-министр изъявил желание, чтобы Блейд отправился в этот мир немедленно, – отчеканил Дж. – Причем вместе с Огаром! Думаю, не надо объяснять, какие преимущества обеспечивает такой план. У Дика впервые будет проводник и помощник. Значит, ему не придется начинать с нуля и он сумеет добиться гораздо большего, чем обычно. Да и риска будет поменьше, что тоже немаловажно.

Лейтон густо покраснел, его глаза яростно сверкнули.

– Значит, пока я занимался серьезнейшими исследованиями, вы плели интриги за моей спиной! Доложили об этой истории премьеру, задурив ему голову! Вы меня изумляете, Дж.! Не ожидал от вас подобной прыти! – Его светлость смял сигарету, швырнув ее в недопитую чашку с чаем. – Однако я – научный руководитель проекта! Вы поняли, мой дорогой? Я! И только я буду решать, когда и куда отправить Блейда! Что касается Огара, то он останется здесь. Я никогда не соглашусь…

– Боюсь, вы не совсем правы, – прервал Дж. эту гневную тираду. – Главный босс – премьер-министр, поскольку деньги выделяет именно он. Остыньте, Лейтон, и попробуйте рассудить здраво. Премьеру нужны результаты. Практические результаты, и желательно побыстрее. Реальность, из которой прибыл Огар, как раз то, что нужно. Вы же сами говорили, что этот мир во всем подобен нашему, только на миллион лет моложе. Будьте благоразумны, сэр! Подумайте, какое это сокровище! Нефть, золото, уран… Можно перечислять бесконечно! Что такое Огар по сравнению с таким богатством? С такими возможностями? Да он значит меньше, чем ничего!

10
{"b":"18040","o":1}