ЛитМир - Электронная Библиотека

Блейд уставился на мохнатое чудище. Пришелец лежал неподвижно и тяжело сопел, раздувая большие плоские ноздри; вокруг пасти засыхали хлопья пены. Затем разведчик перевел взгляд на обгоревший пульт и неожиданно для себя обнаружил, что улыбается. В воздухе стоял едкий запах горелой изоляции, и новая приставка, плод многомесячной работы, была испорчена вконец. Да, старик дал маху! Столько труда, и никаких результатов, если не считать этого мохнатого демона из неведомой преисподней!

Блейд пожал плечами и рассмеялся.

Он провел пальцами босой ноги по шкуре распластавшегося на полу существа. Волосы на его спине, длинные и грубые на ощупь, были вымазаны потом и грязью. Вонь стояла такая, что возле гостя даже не чувствовался запах пожарища.

Блейд все еще посмеивался, когда Лейтон снова появился в зале с подносом в руках; на подносе позвякивали шприцы и ампулы с какими-то лекарствами. Его светлость бросил на Блейда укоризненный взгляд, затем наполнил шприц и вкатил бесчувственному незнакомцу солидную дозу снотворного.

– Не понимаю, что вас так рассмешило, Ричард, – недовольно заметил он. – Возможно, мы сделали величайшее открытие за всю историю нашей цивилизации. Очень серьезное открытие, мой мальчик. Великое!

– Да, сэр, – отозвался Блейд, – Только что мы будем с ним делать? Закроем обратно?

Лейтон огляделся, словно ждал, что толпы шпионов красных выпрыгнут из развороченного пульта.

– Прежде всего, мы станем вести себя очень осторожно. У нас масса работы впереди. Я уже распорядился освободить соседнее помещение. Вы, Ричард, вызовете сюда Дж. Только пока ничего ему не объясняйте, я сам этим займусь. Ну, идите же! И поскорее!

Блейд снова ухмыльнулся:

– Может, вы позволите мне сначала натянуть штаны, сэр?

Но его светлость уже ничего не слышал.

* * *

Следующие две недели напоминали Блейду кошмарный сон. Лорд Лейтон, превращавшийся в деспота, когда речь заходила о дисциплине и секретности, на этот раз совсем осатанел. Он явно не собирался информировать своих помощников об Огаре (так назвали мохнатого монстра из-за рычащих звуков, которые он издавал), а это значило, что все хлопоты свалились на Блейда и Дж.

Когда под Тауэром строили подземный комплекс, кому-то взбрело в голову оборудовать под машинным залом просторный бункер, напоминавший тюремную камеру. Именно сюда Блейд и затащил Отара – после того, как Лейтон удалил из близлежащих помещений всех своих ассистентов. Дикарь пребывал в наркотическом сне, пища и снотворное ему вводились внутривенно, и его светлость, довольно жмурясь и мурлыкая под нос какую-то мелодию двадцатых годов, занимался всевозможными исследованиями. Когда Дж. по наивности предложил привлечь антрополога-профессионала, старик впал в ярость.

Впрочем, несчастный дикарь одним своим присутствием сделал великое дело: на некоторое время прекратились нескончаемые споры между Дж. и Лейтоном. Шеф Блейда перестал опасался, что его сотрудник падет жертвой безграничной любознательности профессора, и между стариками установилось перемирие. Правда, Дж. не смог сдержаться и подкусил гения компьютерной техники:

– Компьютер не подвержен шизофрении! Если машина сконструирована правильно, то ее поведение вполне предсказуемо, – ухмыляясь, процитировал он, получив в награду холодный взгляд его светлости.

– Осмелюсь вам напомнить, – лениво парировал Лейтон, – что большинство величайших научных открытий сделано благодаря ошибкам! Свою ошибку я обнаружил и исправил, так что компьютер уже в полном порядке. Но главное не в этом. У меня возник новый план…

Дж. содрогнулся и решил, что лучше пока прекратить споры.

И Блейду, и его шефу пришлось временно переселиться на самый нижний этаж лабораторного комплекса, где они обосновались в крохотных комнатенках рядом с бункером. Лифт сюда не дотягивался, его шахта оканчивалась этажом выше. В бункер можно было попасть только по узкой лестнице, спрятанной за массивной стальной дверью – разумеется, надежно запертой. Над головами Блейда и Дж. снова зажужжали компьютеры, лейтоновский персонал вновь вернулся к прерванной работе, вот только охранников стало заметно больше.

Каменный топор отправили на экспертизу, соблюдая множество дополнительных предосторожностей. Через пару дней Лейтон получил отчет специалистов, который тут же с торжеством зачитал Дж. и Блейду.

"РУКОЯТКА. Точно определить породу дерева оказалось невозможно. Предположительно, это одна из разновидностей железного дерева, исчезнувшая еще в раннем палеолите. Обработка свидетельствует о существовании примитивной культуры, нам неизвестной.

ТОПОР. Изготовлен из неизвестного современной науке минерала. Основная составляющая порода, несомненно, кварц, но есть примеси диабаза, кварцита и известняка.

Искусственно такой материал получить нельзя.

Предположительно, он мог образоваться при интенсивном нагревании соответствующих минералов с использованием источника тепла огромной мощности".

Внизу документа стояла приписка:

«Лейтон, во имя Творца, где вы раздобыли это чудо?»

Эта примечание испортило старику настроение; он жаждал избежать огласки.

В конце первой недели Лейтон пригласил своих помощников в бункер и, устроившись рядом с ложем Огара, прочитал целую лекцию. Дж. и Блейда так поразило услышанное, что они ни разу не перебили его, стоически вытерпев и жуткую вонь, исходившую от волосатого профессорского любимца.

Лорд Лейтон тыкал в дикаря линейкой, которую использовал вместо указки, и говорил, говорил не умолкая, страстно, увлеченно, восторженно. Можно было подумать, как потом смеялся Дж., что старик самолично породил эту волосатую тварь.

– Огар, – разглагольствовал Лейтон, покачивая указкой, – существо из другого мира, из реальности Измерения Икс. Настоятельно прощу запомнить это обстоятельство; оно чрезвычайно важно.

Блейд, тут же представив кровавое побоище в компьютерном зале, молчаливо согласился, что такое – не забыть.

– Все ясно, сэр, продолжайте, – отозвался Дж. – Только учтите, что мы не ученые, а нормальные люди… так что постарайтесь попроще.

– Постараюсь, – усмехнулся Лейтон. – Правда, то, что я скажу, нельзя считать окончательной истиной; всего лишь приближение к реальности, не больше. Мы знаем, – продолжал он, – что на Земле эволюция тоже может идти разными путями и с разной скоростью. Блестящим примером может служить животный мир двух удаленных материков – скажем, Европы и Австралии. Так вот, я построил некую теоретическую модель, от которой в дальнейшем и буду отталкиваться. Я предположил, что Огар явился на Землю из мира, во всем похожего на наш, только находящегося на более ранней стадии развития. Вполне разумно считать, что тот мир, из которого попал сюда наш гость, отстоит по времени… ну, скажем, на полмиллиона лет.

Представьте себе, сколько на этой девственной планете богатств! Сколько там золота, нефти, урана и прочих ископаемых! Мы обнаружили неистощимый клад, готовый к эксплуатации, как только наша шотландская группа решит проблему пространственного переноса. Это достойно серьезного обсуждения.

Лорд Лейтон постучал линейкой по плоскому черепу своего любимца.

– А вот с ним неясно, – продолжил он. – Это не питекантроп. Больше похож на неандертальца, поскольку передвигается, как мы с Ричардом успели заметить, только на задних конечностях. Черепная коробка спереди плоская, тяжелые надбровные дуги. Руки и ноги пропорциональны и хорошо развиты. Тело покрыто жесткими волосами с подшерстком, неплохо защищающим от холода. Это интересно само по себе – человекообразное существо с подшерстком, характерным для животных, например, некоторых пород собак.

– Почему он так воняет? – не выдержав, спросил Блейд.

Дж. побагровел, с трудом сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. Лейтон нахмурился, но на вопрос все-таки ответил:

– Так пахнет любое животное, и я не вижу здесь ничего удивительного. Не забывайте, что Огар никогда в жизни не мылся. За долгие годы на его теле образовалась как бы защитная корка, панцирь из грязи, который, вероятно, даже полезен в суровых климатических условиях.

7
{"b":"18040","o":1}