ЛитМир - Электронная Библиотека

Амазонки начали с недоумением переглядываться, но тут политичный Силтар разрядил обстановку.

— Из твоих слов, владыка, я заключаю, что ты готов служить арбитром в нашем маленьком споре? — он поклонился Тагору, одновременно подмигнув Блейду.

— Ни в коем случае, — император покачал головой. — Меня не смущает, что наш отважный гость прилетел на этой удивительной птице, построенной меотским мудрецом. И, конечно, ему не удалось бы погрузить в нее сотню боевых подруг в качестве почетной стражи, — Тагор усмехнулся не без лукавства. — Но я могу понять сомнения храбрейшей Хараммы. Только ей и ее соратницам решать, подчиняться ли новому командиру или нет. Им же всем и нести ответ перед царем Дасмоном за неповиновение… Все, что я могу сделать

— повести с собой тех, кто признает Блейда из Альбиона своим вождем, а сомневающихся, — император посмотрел прямо на Харамму, — отправить в Меот. Сейчас его опыт для меня дороже целого легиона всадниц.

Очень умный человек этот император райнитов, решил Блейд. Вроде бы оставил все на усмотрение четырех воительниц, однако нажал на нужные кнопки… Теперь им не отвертеться! Он поднял взгляд на Харамму и тут же выяснил, что она это тоже понимает.

— Ну, смотри, Блейд из Альбиона… — могучая генеральша не пыталась приглушить свой рокочущий голос. — Забота о войске в походе — это не игра в харайю и не обучение девушек нашего милостивого принца… Поглядим, что у тебя получится…

— Поглядим, — ответствовал Блейд. — А сейчас — всем в лагерь. Принять у райнитов фургоны — по одному на сорок всадниц, счесть подковы с шипами, мешки с зерном и теплые плащи. Вечером доложить. Все!

Четыре женщины встали и направились к выходу. Черноволосая, белокурая, золотая, рыжая… Мужчины провожали их глазами; Гралия сидела тихо, чему-то улыбаясь про себя. На пороге Харамма обернулась и посмотрела на императора.

— Не сочти за дерзость, владыка, если я пошлю один из наших кораблей в Меот, с письмом великому царю. Вреда от этого не будет.

— Твое право, — произнес Тагор, бросив взгляд на Блейда.

Тот пожал плечами и свернул свой драгоценный пергамент.

* * *

Шатер Блейда выглядел не таким роскошным, как императорский, но в нем стояло широкое ложе, на котором было достаточно места для двоих. Толстый ярко-зеленый шелк полотнища казался сейчас, после захода солнца, почти черным; три свечи, мерцавшие в высоких медных подсвечниках, озаряли нагое розово-смуглое тело Гралии, сидевшей скрестив ноги на низкой софе. Блейд, в одной набедренной повязке, в задумчивости расхаживал по изумрудным коврам, закрывавшим пол. По его мысли зеленые цвета должны были стать новым государственным атрибутом Меотиды — в противовес голубому и белому. Выбор на сей счет был невелик — желтое и золотистое являлись символом древних Жарких Стран, темно-синее олицетворяло Айталу, черное с серебром — Эндас. Что касается красной гаммы, то к ней Блейд питал стойкую профессиональную неприязнь; к тому же, эти цвета, во всем богатстве своих оттенков, издревле принадлежали империи райнитов. Оставалось только зеленое, и Блейд избрал его

— отчасти поневоле, отчасти в память об Ирландии, Зеленом Острове. Он полагал, что имеет на это право — в конце концов, он был почти на четверть ирландцем!

Измерив шагами свой просторный шатер раз пятьдесят, он присел на ложе рядом с Гралией, обнял ее за плечи и привлек к себе. Девушка подняла к нему печальное лицо.

— Ничего не поделаешь, малышка, придется тебе остаться в Сасе. Я пытался найти другой выход, но выбора, похоже, нет.

Речь шла о том, что надо было как-то перехватить гонца из Меота с ответом на рапорт Хараммы. Сей ответ — а Блейд хорошо представлял, что в нем могло содержаться! — ни в коем случае не должен был дойти до адресата.

Выслушав его, Гралия кивнула.

— Я понимаю, милый. Только мы с тобой знаем, как ты получил царский указ и власть над войском… Нам и разбираться с этим делом до конца.

— Да. И сейчас нам никто не поможет.

— Может быть, если все рассказать Тагору…

— Рано, — разведчик отрицательно покачал головой. — Я думаю, он догадывается, что с дасмоновым свитком не все чисто, но предпочитает закрыть на это глаза. Но если я попрошу его перехватить меотского гонца… прикончить или заточить в темницу… Нет, — он жестко усмехнулся, — так не годится. Скорее всего, Тагор это сделает, но я сразу превращусь из вождя и полководца в мелкого проходимца. Понимаешь?

Гралия снова кивнула.

— Тут есть еще кое-что, — задумчиво произнесла она. — Гонец, который привезет Харамме письмо от царя, будет из наших. Такая же девушка-воин, как я и двенадцать тысяч остальных всадниц в этом лагере. И с ней я должна разобраться сама.

— Что ты имеешь в виду?

— Представь себе, что Тагор согласится нам помочь. Его воины схватят девушку, она будет сопротивляться… Знаешь, гонцами отправляют бойцов не из последних! Я думаю, она зарубит двоих-троих, райниты ожесточатся, и либо убьют ее, либо… — ну, ты понимаешь! — лицо Гралии страдальчески сморщилось. — Я не хочу такой судьбы для одной из моих сестер! Если надо убить, я ее убью… но — сама!

— А справишься? Гонцами отправляют бойцов не из последних, — Блейд повторил ее слова.

— Я тоже не из последних! — девушка надменно вздернула круглый подбородок. — Я же говорила тебе, что мы с Кавассой не только кувыркались на травке! Она учила меня… А Кавасса — лучший боец в Голубом Дворце… может — во всей Меотиде!

— Да, она прекрасно владеет мечом, — согласился Блейд, и сердце его вдруг сжалось от нехорошего предчувствия. Он погладил бархатное налитое плечо девушки и шепнул: — Значит ты, царица моя, останешься в Сасе… А мне что прикажешь? Как я должен вербовать тебе армию?

Гралия с легкой насмешкой посмотрела на него.

— Мне кажется, тебя учить не надо.

— И все же?

На миг она призадумалась, потом сказала:

— Начинай с Банталы. Она веселая, любит вино, не прочь поболтать… О ней разное говорят, но мне она нравится.

— Говорят разное… — Блейд потер висок. — А что именно?

— Ну, у нее не всегда есть подружка… Зато она любит ходить в походы, особенно в Райну и Айталу, где много красивых мужчин…

— Вот как? Чрезвычайно интересно…

Гралия погрозила ему пальцем.

— Можешь ее соблазнить раз-другой, но не больше! Я не собираюсь отдавать тебя ей насовсем.

— Слушаю и повинуюсь, моя царица! Но сейчас — сейчас я хочу соблазнить только тебя!

И Блейд опрокинул ее на ложе.

* * *

Утром он проводил Гралию к тракту, что вел в Сас, и долго стоял, глядя на всадницу в зеленом плаще, которую гнедой жеребец, быстро уносил на север. Потом вернулся к своей палатке и сурово оглядел шестерых амазонок, что несли охрану у входа.

— Кто ваш командир? — спросил он старшую.

— Харамма.

— Отправь к ней своих девушек. А сама извести всех военачальниц, что пора снимать лагерь. В полдень выступаем. Да, еще… Передай Бантале, что я хочу ее видеть. Немедленно!

Белокурая красавица прибыла через десять минут. Перешагнув порог шатра, она первым делом поинтересовалась:

— А где же эта малышка? Твоя боевая подруга?

— Я отправил ее в разведку, — с трудом сохраняя серьезность, ответил Блейд.

— И надолго?

— Дней на десять. К самому Латранскому хребту.

— Значит, тебе нужен новый адъютант?

— Да. Адъютант, охрана и помощники. И я хочу, чтобы это были девушки из твоего корпуса. Соглядатаи Хараммы мне не нужны.

— Но есть еще Кария и Пэя…

— Твои девушки лучше всех.

— Неужели? Это почему?

— Они самые красивые во всей армии — такие же, как ты!

«Боже правый, — подумал он, глядя, как расцвело в улыбке лицо Банталы,

— как немного надо женщине, чтобы почувствовать себя счастливой!»

— Хорошо, я пришлю тебе девушек — белокурых, как я, — Бантала выпрямилась во весь свой немалый рост, взметнув светлые локоны. — Сотни тебе хватит?

Блейд прикинул свои возможности.

— Нет, для одного раза этого будет многовато. Выдели сорок восемь всадниц на лучших лошадях, и пусть они дежурят у моей палатки посменно, по шесть человек.

30
{"b":"18045","o":1}