ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последние Девушки
Янтарный Дьявол
Сильное влечение
Один год жизни
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Найди точку опоры, переверни свой мир
Есть, молиться, любить
Подсознание может все!
Рожденная быть ведьмой

— С прибытием, Ричард, — его светлость протянул Блейду обе руки. Поздравляю вас, и простите, что я не сделал этого сразу. Ваш вид ошеломил меня… даже не столько вид, сколько то, что вы появились… гмм… не совсем…

— Не абсолютно голым, как прежде. — Блейд усмехнулся замешательству старика. — Я не могу этого объяснить, сэр. Давать объяснения — ваше дело.

— Удивительно… — лоб Лейтона пошел морщинами. — Если взять два первых случая… что там было? Крохотная жемчужина… потом — небольшая статуэтка… А тут-тут десятки фунтов! — он придирчиво осмотрел Блейда. — Десятки фунтов, Ричард! Если расположить вашу добычу в порядке возрастания массы, мы явно получим экспоненциальную зависимость… Хмм… — старик начал что-то лихорадочно чиркать в блокноте, бормоча вполголоса: — Резкое падение градиента… резистивность перехода… в точках сингулярности мы получим… сходимость… да, сходимость результата здесь обеспечена… однако потребление энергии было примерно одинаковым… Хмм — м-да… странно!

Прислушиваясь к этой знакомой воркотне, Блейд продолжал разоблачаться. Он расстегнул пояс, снял панцирь и положил его прямо на пол, затем стащил сапоги.

— Пойду в душ, сэр. Обратная дорога была не слишком утомительной, однако…

— Да-да, Ричард, конечно! Обычная процедура: помойтесь, перекусите, и отправимся в госпитальный отсек. — Лейтон, похоже, вышел из своего ступора. Я приготовил для вас сюрприз, мой дорогой. Пока вы странствовали в тех пределах, где золото растет прямо на деревьях, — он бросил взгляд на сверкающий доспех, — мне удалось кое-чего добиться. Что вы скажете о приборе — о маленьком приборчике, с рисовое зернышко, — который можно взять с собой, чтобы передать сигнал аварийного возврата?

— Если это связано с какой-нибудь гадостью вроде того мексиканского кактуса… — осторожно начал Блейд, но Лейтон прервал его

— Нет, нет, никаких сомнительных снадобий! Вам просто вошьют его под кожу. Крохотная штучка, величиной с зернышко, уверяю вас… ну, может быть, со спичечную головку или самую маленькую монетку

«Или с чайное блюдце, или с автомобильное колесо,» продолжил про себя Блейд. Колесо! Под кожу! Эта мысль не вызывала у него энтузиазма. Он вдруг почувствовал, что очень хочет увидеть Зоэ пока ему не вшили под кожу Эйфелеву башню.

* * *

— Что ты знаешь про амазонок, дорогая? — спросил Ричард Блейд у Зоэ. Его возлюбленная, в воздушном домашнем халатике, устроилась с ногами на диване, чиркая что-то мягким карандашом в большом альбоме, какие обычно используют художники. Правда, Зоэ Коривалл была скульптором и, как утверждали, неплохим, но рисовала она превосходно.

— Ну… — задумчиво протянула девушка, переворачивая лист плотной бумаги, — то были женщины, всадницы… Они великолепно стреляли из лука и не желали знать мужчин.

— Опрометчивое утверждение, — заметил Блейд. — В таком случае они вымерли бы в первом же поколении, моя милая.

— Ах, Дик, не надо все сводить к грубой физиологии, — Зоэ поморщилась, усиленно работая карандашом. — Это же легенда! Мечта! Женщины, независимые, гордые и свободные, которые не нуждались ни в мужчинах, ни в их покровительстве. Это прекрасно! Кажется, — деловито добавила она, — амазонки убивали всех рождавшихся у них мальчиков, не так ли?

— Вот видишь? Рождавшихся! Интересно, от кого?

— Не от обычных мужчин, будь уверен! — На темы женской эмансипации Зоэ могла спорить до бесконечности. — От богов, титанов, кентавров, героев… — она мечтательно улыбнулась.

— Хотел бы я взглянуть на бога, который позволит прикончить своего сына — с сомнением произнес Блейд.

— Богов интересовали амазонки, а не их дети! — возразила Зоэ.

Такая точка зрения показалась Блейду отчасти не лишенной жестокости, но он только махнул рукой.

— Ладно, оставим в покое несчастных детишек, и поговорим об амазонках. Их племя исчислялось тысячами, моя радость. Неужели ты думаешь, что богов и героев хватило бы на всех?

— Были еще и титаны и кентавры… А потом, — Зоэ лукаво улыбнулась,

— что мы знаем о возможностях богов?

— Что они не беспредельны, — уверенно заявил Блейд — А титаны… хмм… по имеющимся сведениям, эти парни были слишком крупными для смертных женщин. Боюсь, подобный мезальянс кончился бы трагедией! Кентавры тоже не выдерживают критики. Если б речь шла не о всадницах, а об их кобылах…

Зоэ расхохоталась и швырнула в него карандашом. Блейд ловко поймал его и, поглаживая висок, продолжал:

— Что касается героев, то они-то иногда и доставались амазонкам… только очень редко. Нет, — он покачал головой, — я думаю, у этих женщин существовали проблемы… серьезные проблемы, детка.

— Проблемы? Какие проблемы могли быть вот у такой? — Зоэ продемонстрировала ему альбомный лист, на котором смелыми штрихами был набросан контур нагой девицы на коне. В руках она держала лук и, чуть склонившись набок, готовилась спустить стрелу с тетивы.

Блейд невольно вздрогнул. По странному совпадению, этот рисунок напоминал золотую статую, преподнесенную райнитским послом Дасмону, царю Меотиды. Поза, едва намеченное выражение лица, волосы девушки и конская грива, вьющиеся по ветру… Казалось, невидимая стрела должна прянуть прямо в лицо зрителю. Склонив голову к плечу, он с минуту рассматривал творение Зоэ, а Зоэ глядела на него.

— Ну, — наконец повторила она, — какие у нее проблемы, кроме лошади, скачки и колчана, полного стрел?

— Например, с кем обняться ночью… — пробормотал Блейд.

— Бог или герой…

— Бог высоко, герой — далеко. Так что, если не снизойти до раба или соседа-варвара, остается одно… сама понимаешь…

Зоэ скорчила забавную гримаску.

— Для тех, кем пренебрегли боги, не самый плохой выход из положения!

— Самый плохой, — Блейд нахмурился, — ибо превращает людей, и женщин, и мужчин, в пустоцветы!

Некоторое время Зоэ обдумывала эту мысль, потом грустно вздохнула:

— Возможно, ты прав, милый… Но что делать бедным одиноким девушкам, если им не хватило героев?

— Поискать по соседству, не предъявляя слишком жестких требований к чистоте крови избранника.

Они помолчали, затем Блейд протянул руку к изображению юной всадницы.

— Ты говорила про колчан, полный стрел… Вот еще одна проблема! Кто их делает? Кто, к примеру, кует мечи?

— Рабы, — уверенно заявила Зоэ, — рабы амазонок!

— Рабы? Не думаю, — Блейд покачал головой. — Видишь ли, меч у всадника должен быть длинным, иначе с седла не дотянуться до противника. А длинный меч тяжел, не для женской руки. Значит, должно быть что-то легкое, но смертоносное, из отличной стали… — Он шагнул к камину и снял висевшую над ним дамасскую саблю, жемчужину своей коллекции. — Что-то вот такое, детка… Погляди! Разве раб или подневольный мастер может выковать такой клинок?

Ни формой лезвия, ни заточкой, ни рукоятью сабля не походила на прямые, длинные и обоюдоострые мечи воительниц Меотиды, но клинок ее серебрился тем же морозным узором булата. Тонкие пальцы Зоэ осторожно коснулись витой гарды, пробежали по стальной изогнутой полосе, словно лаская оружие. Да, то было великое искусство! Чудо, что рождалось в руках мужчин — подобно младенцам, что приносили чрева женщин.

— Гляди!

Блейд снял с халатика тонкий волос своей возлюбленной и подбросил вверх. Свистнул клинок, едва заметно колыхнув воздух, и к полу поплыли, извиваясь и трепеща, два темных волоска.

Зоэ невольно вскрикнула; она не была амазонкой, и холодный безжалостный блеск стали напугал девушку. Но ее мужчина был рядом, и он знал, как ее успокоить.

КОММЕНТАРИИ К РОМАНУ «ПУСТОЦВЕТЫ МЕОТИДЫ»

1. Основные действующие лица ЗЕМЛЯ

Ричард Блейд, 35 лет — полковник, агент секретной службы Ее Величества королевы Великобритании (отдел МИ6А)

Дж., 68 лет — его шеф, начальник спецотдела МИ6А (известен только под инициалом)

Его светлость лорд Лейтон, 78 лет — изобретатель машины для перемещений в иные миры, руководитель научной части проекта «Измерение Икс»

39
{"b":"18045","o":1}