ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фантомная память
Квантовое зеркало
Большие девочки тоже делают глупости
Люди черного дракона
Издержки семейной жизни
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Девочки-мотыльки
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости

Он успел спуститься с утеса, быстро пересечь травянистый откос и войти в рощу. Деревья, которые росли здесь, показались Блейду похожими на лавры — те же узкие темно-зеленые листья с лаковым блеском, темноватые стволы, причудливо переплетенные ветви и пряный густой аромат. К тому времени, когда он прошел с полмили и достиг опушки, опустилась полная темнота. За рощей тянулось пастбище: высокие, по пояс, травы, дурманящий запах свежей зелени, тихое шуршание стеблей, неширокая тропинка, петляющая по лугу… Блейд всей грудью вздохнул теплый ночной воздух, поднял голову и убедился, что вид звездного неба здесь тоже великолепен. Затем он примял траву слева от тропы и лег, надеясь, что сны в этом прекрасном мире тоже будут прекрасными.

* * *

Он поднимался вверх по террасам беломраморного города, переходил с одной на другую по широким лестницам и спиральным пандусам, по краям которых высились строгие дорические колонны. Каждое здание было дворцом; на площадях звенели и плескались фонтаны, величественные статуи богов и соблазнительные

— богинь — украшали храмы, вдоль фасадов которых пролегли пестрые ленты цветочных бордюров. Ярко-синее небо с золотым солнцем взметнулось в недосягаемую высь, морские волны тихо рокотали у гранитных пирсов, покачивая корабли с резными носами, откуда-то доносился мелодичный перезвон арф, и все прохожие, сплошь белокурые красавицы и черноволосые красавцы, приветливо улыбались страннику. То был рай, истинный рай!

Блейд миновал арку, что вела на небольшую уютную площадь с фонтаном в виде дельфина, вырезанного из сияющего аметиста; круглый бассейн с прозрачной водой окружало кольцо темно-зеленых лавров. Меж деревьями высилось кресло — причудливо изогнутая спинка, подлокотники и мягкое сиденье обтянуты голубым бархатом, ножки — четыре львиные лапы, утопающие в траве. Он знал, что это кресло приготовлено для него, для странника, уставшего в пути и мечтающего вкусить покой. То было место тихого отдыха, мудрых размышлений и медитации, позволяющей ощутить единство с природой, слиться с ней в торжественной и величавой тишине беспредельного мира.

Он сел, откинулся на спинку кресла, вытянул уставшие ноги. Сквозь полуприщуренные веки он любовался блеском и мерцанием водяных струй, что били из пасти и ноздрей аметистового дельфина, тремя изящными арками падая в мраморный бассейн, рассыпаясь сверкающими брызгами. Чистый воздух, насыщенный влагой, вливался в легкие, перезвон капели ласкал слух. Тишина, прохлада, мир… Благолепие…

Ветвь ближайшего лавра опустилась, кольнув обнаженное плечо Блейда, но он не обратил на это внимания, зачарованный игрой струящейся воды. Ветвь уколола его сильней, настойчивей, словно дерево пыталось о чем-то напомнить ему. О неких неотложных делах, которые требовалось выполнить немедленно, сейчас же.

Ричард Блейд вздрогнул и открыл глаза.

Над ним высилась рослая фигура с тонким копьем в руке. Похоже, воин уже готовился вонзить острие своего дротика в более чувствительное место, чем плечо. Сообразив это, Блейд поспешно вскочил.

— Не двигайся, варвар! — предупредил сзади чей-то голос.

Разведчик резко обернулся — за его спиной стоял еще один воин, с луком и стрелой на тетиве. Несколько секунд он переводил взгляд с одного противника на другого, пытаясь сбросить дурман сна и оценить силы незнакомцев; потом мышцы Блейда расслабились, он поднял руки и выдавил дружелюбную улыбку.

Без сомнения, его пленители не относились к числу дилетантов. Их головы были защищены глухими и глубокими стальными шлемами с гребнями и прорезями для глаз, открывавшими только подбородок; длинные, до пят, плащи слегка топорщились, приподнятые наплечниками доспехов; широкие металлические браслеты сверкали на запястьях. Но главное заключалось в том, как эти двое держали оружие — с непринужденным изяществом опытных бойцов и уверенностью, выработанной годами тренировок. Блейд понял, что не сумеет избежать удара дротика; но если бы даже ему повезло с рослым копьеносцем, второй воин утыкал бы его стрелами за полминуты. Сопротивление было бесполезно.

— Беглый? — спросил лучник. Пленник открыл рот, но вопрос, видимо, предназначался не ему.

— Вряд ли, — голос копьеносца глухо прозвучал под забралом шлема. Блейд, однако, решил, что оба воина молоды — на их подбородках не намечалось и следа растительности.

— Думаешь, с моря?

— Скорее всего.

— Но штормов не было с весны…

— Северяне-рабы иногда прыгают в воду с галер осролатов. Вероятно, считают, что мы будем кормить их даром.

Разведчик внимательно прислушивался к этому обмену мнениями. Похоже, ему уже не надо было выдумывать правдоподобную легенду, рослый потрудился за него. Еще он понял, что в этом Эдеме есть рабы, которых даром не кормят. Разочарование охватило Блейда; надежды на кофе с булочками растаяли без следа.

— Не похож он на северянина, — засомневался лучник. — Слишком смуглый… И волосы темные…

— Разве что из северной Райны? — Теперь рослый раскачивал дротик, словно выбирал, куда его всадить — в пах, в живот или между ребер сомнительного пришельца. Блейд похолодел. Возможно, этим райнитам полагалось именно такое обращение?

— Я с севера, но не из Райны, — торопливо сообщил он, не опуская рук.

— Другая страна, гораздо дальше и…

Что он хотел добавить, осталось неизвестным, так как оба воина почти одновременно воскликнули:

— Говорит!

— По-нашему!

— Я могу опустить руки? — спросил Блейд.

— А тебе велели их поднимать? — поинтересовался копьеносец.

— Это всего лишь знак моих мирных намерений… — начал разведчик.

— Нам твои намерения не нужны, — прервал его рослый. — Нам нужна твоя спина.

Это Блейду было уже ясно; хрустальная мечта стране, не ведавшей насилия, разлетелась вдребезги. Он, дьявол, пришел к таким же дьяволам, и ближайшее время покажет, чьи когти острей, чьи клыки смертоносней. А пока его ждали плен и рабство — как в орде монгов и в альбийских темницах.

— Пошевеливайся, — лучник мотнул головой в сторону тропы. Рослый копьеносец, опустив свой дротик, молча возглавил шествие; его белый с золотым шитьем плащ на мгновение распахнулся, и Блейд увидел длинный меч, висевший на перевязи. Какую-то секунду он размышлял: прыгнуть, сломать рослому хребет, завладеть его оружием, прикрыться телом от стрел… Нет, бессмысленно! Даже если он справится с этой парой — все равно бессмысленно! Он очутился в густонаселенной и хорошо охраняемой стране; двойное убийство сразу поставит его вне закона. Начнется охота, и с надеждой на нормальный контакт можно распрощаться… С другой стороны, сейчас ему не грозили особые неприятности, ибо действия патрульных, наткнувшихся на подозрительного голого чужестранца, были вполне разумными. Вероятно, они собирались доставить его на допрос, и ближайшая проблема сводилась лишь к одному: будет ли то допрос с пристрастием или без.

Покорно шагая вслед за рослым воином, Блейд почти физически ощущал смотревший в спину наконечник стрелы. Второй патрульный шел сзади ярдах в шести; слишком большое расстояние для внезапной атаки и слишком малое, чтобы промахнуться, если пленник попытается напасть или сбежать. В этом тоже чувствовался профессионализм; видимо, эти молодые люди умели конвоировать рабов.

Правда, Блейд начал сомневаться, что попал в руки пограничной охраны. Если побережье патрулировалось, то его должны были заметить еще вчера, когда он торчал на вершине утеса. Более того, скала представлялась прекрасным наблюдательным пунктом, и стражи вряд ли бы бродили внизу между камней, вместо того, чтобы обозревать берег с высоты сотни футов. Похоже, эти двое наткнулись на него случайно… Что же они делали в лавровой роще? Блейд оглянулся, окинув взглядом шагавшего сзади лучника. Длинный плащ с разрезами по бокам — для рук — скрывал его фигуру, но, похоже, меча под ним не было.

Значит, у первого — дротик и меч, у второго — лук… Полной выкладкой это не назовешь! Не похоже на патруль, решил Блейд; скорее его конвоиры выглядели так, словно отправились прогуляться и, по неистребимой воинской привычке, прихватили с собой оружие. Ладно, через несколько минут он разглядит их получше: солнце начинало печь, и скоро им придется снять плащи и скинуть свои глухие шлемы.

4
{"b":"18045","o":1}