ЛитМир - Электронная Библиотека

В полном молчании три человека пересекли луг, миновали еще одну рощу — на этот раз с апельсиновыми деревьями, перешли по мосту маленькую бурную речку и поднялись по косогору на невысокий холм. Вершина его была аккуратно срезана и разровнена, эту искусственную площадку окружал четырехугольник стен из белого ракушечника. В той, что была обращена к морю, виднелась арка, перекрытая решеткой бронзовых ворот; рядом стояли два воина, очень похожих на пленителей Блейда. Они были в таких же шлемах с гребнями и плащах, но каждый держал в руках копье, а слева, из-под полы, высовывались ножны длинных мечей. Луки и колчаны, полные стрел, лежали на овальных выпуклых щитах, прислоненных к стене, — вместе с веревкой, свернутой кольцами.

— Примете этого? — спросил рослый конвоир охранников, кивнув в сторону Блейда.

— Откуда он? — один из стражей пошевелился, и на разведчика уставилась бесстрастная стальная маска забрала; другой не проявил никаких эмоций.

— Нашли в фарсате от берега. Голого и спящего.

— Интересно, что вы там делали в такое время? — страж переступил с ноги на ногу. Блейда это тоже весьма интересовало, но воин у ворот, похоже, не нуждался в ответе — он словно бы заранее знал его и слегка подсмеивался.

— Гуляли… — рослый пожал плечами. — Знаешь, когда отстоишь во дворце ночь напролет…

— … становится невтерпеж, верно? — страж положил руку на плечо своего напарника. Блейду показалось, что воин произнес свои слова с улыбкой, но шлем искажал интонацию, и утверждать это наверняка он не стал бы. Смысл же всего диалога пока ускользал от разведчика, хотя было ясно, что речь идет о вещах привычных и повседневных.

— Ну, так берете или нет? — снова спросил рослый. — Не хотелось бы нам вместо приятной прогулки тащиться до следующего эстарда…

Эстард… Место, где держат рабов, понял Блейд.

Страж задумчиво оглядел могучую нагую фигуру пленника; Блейд видел, как в прорехи шлема сверкнули его глаза.

— Крепкий варвар, — заметил он. — Таких бы побольше…

— Говорит, что с севера, — рослый копьеносец махнул рукой в сторону гор.

— Говорит?..

— Да. Знает наш язык.

— Это хорошо. Но откуда он все-таки взялся? И что умеет?

— Спроси… — рослый пожал плечами.

— Эй! — стальная маска шлема опять повернулась Блейду. — Как ты сюда попал?

— Бросился в море с корабля, — коротко ответил разведчик, решив избрать подсказанную ему версию событий.

— Был рабом? Сидел на веслах?

Блейд молча кивнул, надеясь, что никто не станет рассматривать его ладони — у него не было мозолей, которые натирает рукоять галерного весла.

— А сам ты из каких краев?

— Из Альбиона… далеко, на севере…

Он выбрал это древнее название Британских островов не только потому, что действительно прибыл оттуда, но и в память о своем первом путешествии — в Альбу. Он еще не знал, что в будущем много раз станет представляться в иных реальностях принцем, странником или воином из Альбиона; не ведал, что имя его родины окажется известным в десятках миров.

— Ничего не знаю о такой стране, — страж пожал плечами. Его напарник, оглядев пленника, добавил:

— Мир велик…

— Конечно, — согласился рослый копьеносец. — И мы немногое знаем о странах к северу от Айталы.

— Ладно, мы его возьмем, — охранник начал отпирать ворота, потом обернулся к Блейду. — Однако, во имя СатаПрародителя, что ты умеешь делать? Лодыри нам не нужны!

Блейд внимательно оглядел каждую из четырех фигур в сверкающих шлемах и длинных плащах.

— Я — воин, — наконец произнес он. — Я умею многое, но лучше всего убивать.

За спиной у него раздался мелодичный смех, и разведчик повернул голову, пристально вглядываясь в лучника, опустившего свое оружие.

— Здесь твое искусство немного стоит, варвар, — сказал стрелок. — Придется тебе таскать мешки на мельницу или убирать навоз. — Положив левую руку на гребень шлема, он потянул его вверх. — Жарко… Нам пора возвращаться в Меот.

Блейд замер в изумлении, и тут же, смущенный своей наготой, опустил глаза. Лучником была девушка кареглазая, с копной каштановых кудрей; ему редко доводилось видеть более прекрасное женское лицо.

Глава 3

Блейд лежал на жестком топчане, прислушиваясь к храпу трех своих соседей по камере. Он снова превратился в раба, и опять над ним властвовали женщины. Правда, в отличие от Садды Великолепной, принцессы монгов, местные леди не требовали от него услуг в постели, им, как сказала лучница, была нужна его спина — то есть труд и покорность. При выполнении этих двух условий ему гарантировалась сытная пища, безопасность и даже кое-какие развлечения. Меотида, не в пример полудикой орде степняков-монгов, была весьма цивилизованным государством.

В данный момент Блейд являлся одним из шести сотен обитателей эстарда Шод, обширного строения из ракушечника, образующего в плане замкнутый квадрат. Его четыре корпуса окружали большой двор размером сто на сто ярдов; посередине восточного здания имелась арка с воротами — та самая, у которой две недели назад Блейда сдали с рук на руки охранникам Шода. Снаружи эстард напоминал четырехугольный форт с белыми глухими стенами тридцатифутовой высоты, но внутри, со стороны двора, выглядел гораздо приветливей. Корпуса его были трехэтажными, и до самых черепичных кровель их обвивали лианы с огромными листьями и зеленый плющ. На первом ярусе располагались помещения охраны, конюшня, кухня, склады и большая ткацкая мастерская, вдоль второго и третьего шли галереи, на которые можно было подняться со двора по широким деревянным лестницам. Эти верхние этажи разделялись на сотни полторы довольно просторных помещений, в которых и обитали невольники. С галерей в их камеры вели невысокие проемы, задернутые куском ткани; некоторые комнаты, предназначенные для надсмотрщиков, были снабжены дверьми.

Блейд решил, что убежать отсюда несложно. Разорвать занавесь, сплести веревку, подняться на крышу и потом — вниз… Не исключался и иной вариант

— продолбить стену из мягкого ракушечника острым обломком камня или украденным ножом. Однако уйти за границы страны было гораздо сложнее. С северозапада обширная равнина — там меоты выращивали боевых коней, а там стоял большой город Праст. Затем — леса и снова горы. Хребет Варваров, самый северный предел Меотиды, полуострова, протянувшегося на двести миль в меридиональном направлении. Воинских лагерей и застав тут хватало, особенно в горах, стерегли каждую тропинку, каждый перевал и ущелье, хотя никто из соседей со всех четырех стран света не рискнул бы приблизиться к царству меотов с мечом в руке или под парусом боевой триремы.

С рабами, если они не испытывали неодолимой склонности к лени, в этой просвещенной деспотии обращались вполне гуманно, однако на все случаи жизни существовали лишь два наказания: рудники — для нерадивых, и быстрая смерть от стрелы или копья для беглецов и бунтарей. Вскоре Блейд понял, что ему сильно повезло; он попал в один из столичных эстардов, где обитали не захваченные в набеге или бою пленники, а потомственные рабы. Жилось им неплохо, и никто тут не собирался бежать.

Он делил камеру с тремя парнями, рыжим Патом и светловолосыми Патролом и Кассом, в жилах которых смешалась кровь дюжины племен, кочевавших за Хребтом Варваров. Они были рабами в четвертом поколении и даже не помышляли о бунте. Работа в поле и каменоломне — тяжелая, однако не выматывающая все силы; сытная пища, иногда — вино; девушки, которых в эстарде Шод вполне хватало, танцы по вечерам… Они казались довольными всем этим и явно не променяли бы своей неволи на ту свободу, которая предоставляла их прадедам возможность голодать или пасть в бою с враждебным кланом. Но у каждого из этой троицы имелась заветная мечта — попасть в услужение в какой-нибудь богатый меотский дом, где работа была бы полегче, еда — послаще, а вино — покрепче. Впрочем, они были слишком тупыми для этого, и на старости лет их, скорее всего, ожидала судьба сторожей, оберегающих посевы от птиц.

5
{"b":"18045","o":1}