ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Затонувшие города
Тайна тринадцати апостолов
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Зеркало, зеркало
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Укрощение дракона
По желанию дамы

На следующий день он подготовился лучше, выпытав все возможное из Пата, Патрола и Касса. Они знали немного, но вполне достаточно, чтобы его интерес к неприветливой молчунье стал вдесятеро большим.

Эта девушка, Фарра, еще совсем недавно принадлежала к касте владычиц! Пожалуй, она чем-то отличалась от женщинвоинов — более изящной и тонкой фигуркой, меньшим ростом, бледной кожей… Но теперь разведчик и без подсказки со стороны мог заметить бесспорное сходство, а состоявшаяся вчера беседа доказывала, что госпожа и в рабской тунике остается госпожой. Никто из троицы его приятелей не ведал, за какие провинности Фарра попала в эстард Шод; они могли только добавить, что девушка работает в ткацкой мастерской и, кажется, присматривает там за остальными рабынями.

Вооруженный этой информацией, Блейд вечером опять подсел к ней, не обращая внимания на неприязненный взгляд.

— В моей стране, — начал он без долгих предисловий, — много красивых девушек, но я не встречал никого прекраснее тебя.

Щеки ее чуть порозовели, что Блейд отметил с тайным удовлетворением. Каждой женщине приятно услышать, что она прекрасна, и Фарра не являлась исключением. Вдохновленный этим свидетельством внимания, он начал развивать успех.

— Но у нас есть не только красивые девушки. Альбион — страна чародеев и мудрых скальдов… Ты знаешь, кто такие скальды? — разведчик помолчал, но не дождался ответа. — Они воспевают подвиги воинов, их любовь к благородным повелительницам, странствия в далеких землях… — он снова сделал паузу. Казалось, она не слышит его слов; однако она не уходила. — Сейчас, когда я гляжу на тебя, мне вспоминается одна история…

Он глубоко вздохнул теплый вечерний воздух и начал:

— В одном из альбионских градов жила девушка по имени Елена, н была она поистине прекрасна — почти как ты. Многие мужи хотели бы ввести ее в свой дом и назвать госпожой своего сердца, однако отец Елены хотел выбрать достойнейшего из достойных…

Блейд пересказывал ей «Илиаду», прихотливо смешав сказания Гомера с кельтскими мифами. Он говорил негромко, словно бы про себя, уставившись в землю и лишь изредка бросая пытливый взгляд в лицо девушки. Вернее, на ее точеный профиль; она так и не повернула к нему головы, хотя слушала не перебивая. Реакция Фарры казалась довольно странной; Блейд готов был поклясться, что любовная линия не вызвала у нее интереса или осталась вообще непонятной, но описаниям битв и подвигов героев — особенно амазонок, пришедших на помощь гибнущей Троаде, — она внимала затаив дыхание.

Когда он покончил со своей историей, на небе уже вспыхнули звезды, а во дворе не осталось ни одного человека.

— Спасибо, что ты выслушала меня, — мимолетным жестом он коснулся тонких пальцев девушки, и она не отдернула руку. — Я рассказывал эту сказку, вспоминая свою родину… я словно, побывал там опять… — Это было почти правдой. — До завтра, Фарра. Может быть, мне придет на ум другая история.

Поднявшись, он направился к лестнице, ни разу не обернувшись.

Пришел и закончился новый день, и он действительно коечто вспомнил — на сей раз повесть об Алладине и волшебной лампе. За ней последовали легенды про короля Артура и рыцарей Круглого Стола и выдержки из бессмертного «Властелина Колец» Толкиена. Решив, что первый этап приручения завершен, Блейд собрался от сказок перейти к делу. Фарра, опальная амазонка из правящей касты, обещала стать неоценимым источником информации.

— Меня удивляют ваши женщины, — заметил он, опускаясь на скамью рядом со своей молчаливой слушательницей. — В Альбионе оружие и битвы — занятие мужчин.

Фарра пожала плечами.

— Так заведено у варваров, — соизволила ответить она. — Меотида — древняя страна, и мы чтим завет Сата-Прародителя.

— Сат — это божество, чей лик высечен на скале над городом? — уточнил Блейд.

Девушка молча кивнула.

— Но если Сат-Прародитель повелел женщинам воевать, то что же он оставил для мужчин?

Она снова пожала плечами.

— Мужчин немного… гораздо меньше, чем женщин. Они заняты делами правления. Они служат богу, они строят корабли, крепости и храмы… не сами, конечно, а наблюдают за мастерами из рабов… Они высекают статуи… — она задумалась. — Да, и скальды, о которых ты рассказывал, у нас тоже есть. Это

— также мужское дело.

Блейд напряженно размышлял. Значит, настоящие властители — все-таки мужчины… И они — жрецы, инженеры, архитекторы, художники и поэты… Что касается невольников, низшего класса, то это просто рабочая сила… Кто же тогда прекрасные амазонки? Пушечное мясо?

Он осторожно поинтересовался:

— Женщины только воюют? И ничего больше?

— Ну почему же? Сражаются молодые и сильные. Те, кто старше и слабей, учат юных, присматривают за рабами… Не все рабы так покорны, как эти… — она повела рукой, плавным жестом охватив все три яруса эстарда Шод. — В горах Варваров, на севере, богатые копи — медь, железо, олово… Там работают те, кого захватили в недавних набегах. Дикие, злые… Но мы умеем с ними справляться!

Разговорилась! Наконец-то!

Блейд поскреб отросшую темную бородку и заметил:

— Кажется, ты забыла еще одно женское дело.

Глаза Фарры настороженно блеснули.

— Забыла?

— Да. Женщины еще должны рожать детей.

Внезапно девушка резко поднялась; губы ее дрожали, и Блейд с изумлением заметил, что по щекам ее скупой струйкой бегут слезы. Она приложила пальцы к виску — к тому месту, где темнел маленький трилистник, и пробормотала сквозь зубы:

— Вот это тебя не касается, варвар… Дикарь, северный выродок!

Повернувшись, она направилась к лестнице. Блейд с изумлением смотрел ей вслед, не понимая, чем вызвана эта яростная вспышка. Его реплика была абсолютно невинной… Может быть, Фарра потеряла ребенка, и всякое упоминание о детях теперь вызывает у нее боль? Или это как-то связано с ее преступлением? С темной меткой отверженной, запятнавшей ее висок?

Разведчик поднялся к себе. Патрол и Касс играли в кости на утреннюю порцию вина. Пат уже храпел — он любил поспать. Блейд безжалостно растолкал его; все же из этой троицы рыжий был наименее тупым.

— Слушай, парень, откуда они берутся?

Пат вытаращил глаза.

— Кто?

— Ну, эти… женщины, что нас охраняют.

— Приходят из военных лагерей… из города… из других мест…

— Чтобы прийти из других мест, им, я думаю, сначала нужно родиться, — заметил Блейд не без язвительности.

— А… Ты вот о чем… — Пат протяжно зевнул, — Конечно, они рождаются, только не парни вроде тебя или меня помогают делу.

— Кто же? Святой дух?

Рыжий явно не понял его иронии.

— Это великая тайна, — важно заявил он, — неведомая людям нашего сословия. Но я слышал, — Пат многозначительно округлил глаза, — что отцом каждого истинного меота, мужчины или женщины, является сам Сат-Прародитель. Каждый из них носит каплю его божественной крови, и потому сопротивляться господам глупо и бесполезно. Они…

Блейд разочаровано покачал головой и усмехнулся.

— Сат, конечно, великий бог, но если он так огромен, как его изображение, то и все остальное у него великовато для смертной женщины…

Касс, оторвавшись от стаканчика с костями, уставился на Блейда с глуповатой ухмылкой.

— Никак ты хочешь сам обрюхатить эту Фарру? Боюсь, не выйдет… Зряшная затея!

Блейд нахмурился и поднес к его носу огромный кулак.

— Забудь ее имя, мошенник! И не лезь, когда не спрашивают! Не то…

Он мог не продолжать. Пат, Патрол и Касс хорошо усвоили, кто тут хозяин.

* * *

Странно, но вспышка Фарры как будто сблизила их. Когда на следующий вечер Блейд присел рядом с ней, девушка повернула к нему бледное лицо и улыбнулась. Огромная победа, решил разведчик, впервые он увидел улыбку на этих бледно-алых губах.

— Кажется, вчера я завел неприятный разговор, произнес он. — Прости меня.

— Ты не виноват, — Фарра покачала головой. — Я все время забываю, что ты — чужеземец, не знакомый с заветами Сата. Мы, его дети, изучаем их с рождения…

7
{"b":"18045","o":1}