ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Какое-то чувство подсказывало Блейду, что на Земле у него детей нет. Была женщина от которой он мечтал бы иметь ребенка, но растворилась, исчезла для него навсегда, стала недоступней самого диковинного и невозможного мира. Она вышла замуж за другого – солидного, респектабельного, скучного, который не исчезает неизвестно куда и всегда вдруг на несколько месяцев, чтобы затем так же вдруг появиться с едва зажившими ранами на теле… Зоэ Коривалл… Теперь уже не Коривалл, и, наверное, мало напоминает ту девушку, которую он так страстно любил и… любит до сих пор?

Забавная мысль – в каждом мире ему дано познать любовь, но лишь однажды. Значит, на Земле ему больше не дано любить?

Бред – проклятый и нелепый фильм, после него всякие глупости в голову лезут. Надо же было снять такой абсурд, это ж умудриться только! И надо же было придти в его трезвую и рациональную голову таким еще более абсурдным мыслям!..

Нет второй Зоэ он не найдет!

Он не чувствует в себе желания? Блейд оглянулся на все еще стоявшую красавицу. А почему нет, собственно? Он улыбнулся незнакомке, теряющей последнюю надежду познакомиться с мужчиной ее мечты, и увидел, как она аж вся встрепенулась…

Послезавтра он отправиться в чужой мир на поиски очередной и страстной любви, которая смягчит ужас неизбежной крови. А пока он в тысячный раз попробует на Земле – вдруг эта красавица в розовым свитере окажется для него полноценной заменой милой и безвозвратно утерянной Зоэ?

Ричард Блейд затянулся последний раз, вздохнул и затушил почти целую сигарету в видавшей виды пепельнице в форме башмачка какого-то сказочного персонажа. За час до экзамена учебник не выучишь если не притрагивался к нему раньше. На целый месяц не накуришься, а шанс, что он попадет в мир, где о табачных изделиях слыхом не слыхивали (а тем более о качественных сигаретах) был достаточно высок. Опытный искатель приключений, неутомимый исследователь диковинных миров и уникальный подопытный кролик (второго такого не смотря на все усилия не нашлось) медленно развязал галстук и принялся не спеша расстегивать накрахмаленную рубашку.

У дверей небольшой каморки, специально предназначенной для подготовки Блейда к свиданию с бездушными щупальцами-контактами агрегата лорда Лейтона, стоял Дж., пришедший напутствовать своего подопечного в путь. В руках начальник отдела MI6A держал склянку с мазью, предохраняющей тело Блейда от ожогов в местах, где к нему присосутся электроды.

– Будь осторожен, Ричард, – сказал Дж. – И возвращайся из своего непостижимого мира. Помни, что тебя здесь любят и ждут.

– Кто? – спросил Блейд.

Он думал о своем. Все выходные Блейд провел с Иннессой – девушкой в розовом свитере, с которой он познакомился в кинотеатре. У него не было к ней претензий, только… Только на роль второй Зоэ она явно не годилась. Час назад он высадил ее из машины, послав прощальный поцелуй. Она, правда, не знала, что поцелуй прощальный и ждет, что Ричард ей позвонит. Блажен, кто верует, он уже забыл продиктованные ею цифры.

– Я, – с укоризной сказал Дж. – Я жду твоего возвращения и волнуюсь за твою жизнь не только потому, что я твой начальник.

– Да, я знаю. Извините. – Блейд взял у Дж. склянку и привычным движением стал втирать в тело мазь. – Но разве лорд Лейтон уже изобрел нечто такое, что я могу не откликнуться на зов? – усмехнулся разведчик, переводя все в шутку.

– К счастью нет. И я надеюсь, не изобретет.

Дж. посторонился и Блейд вышел в компьютерный зал. Редкий случай, когда Дж. провожает своего подопечного в неизвестность – третий или четвертый раз всего. Но сегодня есть повод, лорд Лейтон опробует усовершенствованную модель телепортатора и – главный предмет любопытства Дж. – новую приемную камеру Сынка Ти (как прозвал ученый телепортатор ТЛ-2).

Блейд прошел к креслу чудо-агрегата. Голым он возрождается в неизвестности, погибнув в очередной раз. Четырнадцать раз он умирал в кресле лорда Лейтона и без тени страха идет на это вновь.

Его светлость заметил появление Блейда, но не оторвался от созерцания многочисленных приборов, в показаниях которых разбирался, пожалуй, он один на всей Земле.

– Готов? – буркнул Лейтон через плечо. Он явно был в скверном расположении духа, но причиной раздражения был не Блейд. Возможно, ученому опять отказали в дополнительном финансировании (тайный фонд премьер-министра был не безразмерным и не мог в полной мере удовлетворить постоянно растущие аппетиты научного руководителя эксперимента под кодовым названием «Измерение Икс»); возможно ему испортил с утра пораньше настроение один из ассистентов, которых его светлость считал бестолочами и непроходимыми тупицами всех поголовно; может быть, он не спал три ночи кряду, увлекшись решением какой-либо наисложнейшей проблемы, к путешествиям Блейда ни малейшего отношения не имеющей; возможно, разболелся горб – последствие перенесенного в детстве полиомиелита; а может быть, просто вместо сахара насыпал себе в кофе соли, выпил и только потом заметил.

– Готов, сэр, – ответил Блейд, подумав, что Лейтон мог бы быть и подружелюбнее к человеку, которого ради подтверждения своих научных изысканий отправляет в неизвестность. На верную непереносимую боль – точно. Но Ричард давно привык к манерам профессора. Лорд Лейтон – гений, а у гениев свои собственные представления о вежливости.

Блейд прошел к ставшему за предыдущие четырнадцать путешествий привычным креслу с нависшим над ним конусом коммуникатора и иронично отрапортовал:

– Исследователь «Измерений Икс» Ричард Блейд готов умереть от страшной боли, чтобы возродиться по ту сторону Чистилища.

Его светлость оторвался наконец от датчиков и повернулся к разведчику.

– Ричард, а разве я вам еще не говорил?

– Что?

– Модель телепортатора значительно усовершенствована. И, в частности, должна понижаться сопротивляемость при переходе. Боли теперь, при переходе в «Измерение Икс» быть не должно. Во всяком случае у тебя, – Лейтон улыбнулся каким-то своим мыслям: наверно, очередное изобретение стоило ему немало бессонных ночей. – Собственно, проверить усовершенствование ты и должен в этом эксперименте, это задание номер два.

Задание номер один было испытание телепортатора второго поколения. Блейд уже отправлялся в очередной мир под опекой Сынка Ти – и оказался в чужой стране в облике восьмимесячного младенца (к счастью ненадолго, иначе бы он сейчас здесь не стоял). Совершив подобное чудо, Сынок Ти отказался работать по прямому своему предназначению (оправлять из «Измерения Икс» гостинцы для его светлости) и потому был отправлен на доработку.

– К боли я привык, как к неизбежному аксессуару ваших экспериментов, – сказал Блейд. – Вы бы лучше придумали что-нибудь такое, чтобы я там оказался не голым, а, скажем, с Магнумом в руке. А еще лучше с шестиствольным скорострельным пулеметом и ящиком зарядов к нему.

– Ты не прав, Ричард, – сказал неожиданно Дж. – Если переход пройдет совершенно безболезненно для тебя, то появиться надежда, что для других он не будет смертельным. Так что отнесись к этому серьезно.

– Я всегда серьезен, сэр, – отчеканил разведчик, покорно подставляя тело под электроды профессора, которые тот ловко прикреплял к кистям рук, к груди, к вискам. – Но право же обратный аналог Старине Тилу не помешал бы и вашим новым разведчикам.

– Пока ты справлялся и голыми руками, – проворчал Лейтон и по его тону Блейд понял, что горбун думал на эту тему.

– Справлялся, – подтвердил Блейд. – Но когда-нибудь могу и не справиться. В каждом мире из тех, что мне удалось с вашей помощью повидать действует один закон: не убьешь ты – убьют тебя.

– Ну, может быть в том мире, куда тебя забросит компьютер сейчас, этот закон не будет главным, – постарался подбодрить Дж.

– Вряд ли, – улыбнулся Блейд. – Во всяком случае, я буду очень удивлен. Очень.

– Но надеяться увидеть мир без насилия все равно надо, – убежденно заявил шеф отдела MI6A. Старый разведчик скорее успокаивал себя – он относился к Ричарду как к родному сыну и нервничал, перед очередной экспедицией подопечного в «Измерение Икс».

2
{"b":"18048","o":1}