ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– «Надежда умирает последней», – сказал один комментатор в финале кубка Мира по футболу при счете три-ноль в пользу противника за две минуты до конца матча, – ответил Блейд. Он не верил в реальность мира без насилия – может быть, в кино и есть такие, но…

Лорд Лейтон хмыкнул при этих словах Блейда.

– Кстати, сэр, о Сынке Ти. – Блейд серьезно заговорил о насущном. – Вы уверены, что я не окажусь в этот раз опять ребенком. Или к тому же женского полу – что было бы совсем некстати.

Лорд Лейтон нахмурился и запихал в оттопыренный халат кармана моток липкой ленты. Руководитель эдинбургского филиала Макдан, разрабатывающей телепортатор для доставки предметов из «Измерения Икс» просто невозможен. «Работаем – отвечает, – работаем.» И как результат – Блейд отправляется в экспедицию, когда на устройство (его светлость кинул быстрый сердитый взгляд на огромную приемную камеру) нельзя положиться. Но и тянуть с очередной экспедицией больше некуда: Блейд вернулся в декабре, сейчас май, премьер-министр требует отдачи от вложенных в проект миллионов. Да и проверить новые изобретения хочется до зуда в ладонях. Если выкладки подтвердятся (а они должны, просто обязаны подтвердиться) – сотни опытных разведчиков отправятся за необычными артефактами, за трофеями, за новыми идеями и технологиями… Лейтон мечтательно закрыл глаза. Он будет отправлять в день по десять агентов, (подготовить их – забота Дж.), и тогда уж премьер-министр будет доволен. А это означает новые субсидии, воплощенные в аппаратуру замыслы… Эх, мечты, мечты… Работать надо!

– Ричард, – сказал профессор, – телепортатор функционирует безукоризненно. Должен функционировать безукоризненно. Во всяком случае, так утверждает Макдан. – Профессор подошел к рубильнику и по пути вспомнил: – Если тебе будет угрожать гибель, пошли записку или любой предмет, кроме оружия, вымазанный в крови – я тебя вытащу оттуда.

– Слушаюсь, сэр. Счастливо оставаться.

– Доброго пути, Дик, – улыбнулся Дж. Шеф волновался куда больше Блейда – у висков выступили капельки пота. – Сегодня боли не будет. И используй для защиты Сынка Ти. Приемная камера впечатляет, поздравляю, ваша светлость.

Дж., пока Блейд готовился к путешествию, самым внимательным образом рассмотрел видимую часть компьютера. Ничего, конечно, он не понял, но окно с пуленепробиваемым стеклом, выходящее в специально выбитую в породе пещеру, рассмотрел. В новой приемной камере (думать не хочется на тему, сколько она стоила) поместилось бы не менее пяти танков. А стены не пробила бы и стомиллиметровая пушка прямой наводкой. Одной из полезных особенностей телепортатора, как показала практика, была возможность для Блейда отправлять подальше от себя не только дорогие трофеи, но и малоценные каменные-железные предметы, летящие ему в голову… Пусть теперь отправляет – стены выдержат, а лорд Лейтон, довольно потирая руки, оприходует и утащит в лабиринт своих лабораторий все, что угодно – от костяной сломанной иглы или дубины дикаря, до абсолютно непонятного назначения предметов.

– Да, – подтвердил Лейтон гордо слова Дж. и взялся за громоздкий рычаг. – Камера вроде не очень плоха. – И не стерпел, похвастался: – С помощью шести телекамер я в своем кабинете разгляжу во всех подробностях даже муху, попавшую туда. – Он повернулся к Блейду. – Ну, закрой глаза и когда откроешь вновь увидишь солнце иного мира. И забудь про былую боль, надейся на Сынка Ти!

Лейтон легким движением руки отправил разведчика в неведомое.

Блейд одновременно с этим движением закрыл глаза, доверившись его светлости.

И тут же конус коммуникатора, увеличившись в весе на несколько тысяч тонн рухнул разведчику на голову. Глаза словно взорвались миллионами огненных струй, причем все эти обжигающие лучи устремились внутрь – в мозг. Так больно не было еще никогда. Грохот от провала изобретения его светлости раздирал Блейду внутренности, проклятые электроды, прикрепленные по всему телу, превратились в ненасытно-прожорливых вампиров, миллионами острых зубов крушащими его плоть.

Блейд умирал.

Умирал уже в пятнадцатый раз. Но сейчас у него не было уверенности, что он выкарабкается из этого обжигающего безумия.

2

Боль исчезала долго. Очень долго. Невероятно долго – часы, сутки, месяцы, годы, а может и еще дольше. Блейд лежал на чем-то твердом и холодном и боялся пошевелиться или даже открыть глаза, чтобы не потревожить боль: уходит – и пусть уходит. Что-то мелкое и острое впивалось в спину и Блейд не мог понять: остатки ли это прежней боли от перехода, либо уже боль местного происхождения.

Тишина давила уши. Но это было лучше, чем он услышал бы крики нападающих, свист летящих камней, копий, стрел, пуль или молний бластеров.

Разведчик «Измерения Икс» лежал в новом чужом мире – на спине, широко раскинув руки и закрыв глаза. Ни один звук не доносился до него. Блейд приходил в себя после кошмара перерождения и, вспоминая легкомысленное напутствие лорда Лейтона, думал: все ли подобающие по такому случаю эпитеты в адрес его светлости он употребил, или какие-либо наиболее изощренные запамятовал?

Но, самое смешное, одно из важных (то есть из двух) заданий данной экспедиции выполнено. Отрицательный результат – тоже результат. Что случилось бы с бедолагой, которого ненасытный экспериментатор усадил бы под идиотский колпак компьютера? Да только пепел бы разлетелся по подземному залу!

Но теперь перед Блейдом в полный рост вставала задача номер три: сообщить об этом сокрушительном фиаско его светлости. Для этого надо всего-лишь-навсего выжить и вернуться.

Ричард Блейд сел и открыл глаза.

Ничего не изменилось – со всех сторон разведчика обволакивала густая чернота. Даже стало еще чернее, ибо когда глаза были закрыты пред мысленным взором Блейдом кружились голубоватые светляки, умирающие наследники прожитой боли.

Блейд встал, в кромешной тьме вытянул вперед руку и сделал осторожный шаг. Рука наткнулась на холодную стену. Он подошел вплотную и ощупал ее. Стена оказалась ровной, из какого-то шершавого на ощупь камня, возможно гранита. Или известняка, в темноте не определить. Разведчик, медленно ведя левой ладонью по стене, двинулся направо. И через несколько шагов обо что-то споткнулся.

Ричард сел и пошарил руками. Пальцы натолкнулись на круглый, легкий предмет. Через несколько секунд изучения сомнений не осталось: он держал в руках череп. Человеческий череп, отшлифованный временем, лучше любого ювелира.

Весело начинается очередная экспедиция. Не успел придти – и сразу попал в темницу! Еще один эпитет в адрес лорда Лейтона непроизвольно всплыл из подсознания.

Служба есть служба, никогда не рано проверить на что он может рассчитывать. Ментальное усилие – и тяжесть неприятной находки исчезла из рук. Сынок Ти действительно работает безукоризненно. Что ж, его светлость совсем не так уж заслужил те слова, что выплыли из подсознания, жизнь продолжается. Блейд с удовольствием представил, как Лейтон ломает сейчас голову глядя в монитор – что может означать сей странный, зловещий сувенир. Намек? Блейд усмехнулся. И вернулся к первоочередным задачам – следовало находить выход. В прямом и в переносном значении слова.

Через минуту размышлений, опытный разведчик обратил внимание, что уж больно свеж воздух, и он вроде бы даже заметил легкое дуновение ветерка. Последнее, впрочем, ему могло показаться. Но воздух действительно чересчур чист для мрачной подземной темницы. А может быть, он попал в каземат каких-нибудь сверхразвитых инопланетян, вроде менелов, паллатов или палланов, с которыми его величество случай уже сводил Блейда? Или каких-либо других гуманоидов, стоящих на не менее высокой (несравненно выше землян) ступени развития? Все могло быть.

Блейд аккуратно (насколько это было возможно в полной темноте) переступил обезглавленный им скелет и двинулся дальше в надежде найти выход из темницы. Пусть запертый. Но тогда уже можно будет что-то предпринять. Например, стучать в дверь пока не откроют и требовать объяснений. Не убили когда он был без сознания, значит его пленителям есть о чем говорить с ним, значит есть шансы, значит будем бороться! И не в таких ситуациях бывали…

3
{"b":"18048","o":1}