ЛитМир - Электронная Библиотека

Старик пожевал губами, о чем-то размышляя. Потом он спросил:

— Ричард, о чем вы думали, что представляли перед стартом?

Разведчик напряг память. Мысленные картины побежали перед ним; они мчались все быстрее и быстрее, обгоняя одна другую. Зоэ, такси, в которое она садится, он сам — за рулем автомобиля, надвигающийся портал музея, залы, галереи — и, наконец, мраморный фриз — Барельефы Скопаса! Нагие тела амазонок, неслышимый грохот битвы, ярость, страх, надежда… Потом… потом все заволокло белесым туманом.

Он очнулся; янтарные зрачки Лейтона впились в его лицо.

— Я думал о белом… о белой мраморной стене, о тумане…

— И попали в мир, где главный цвет — белый, ведь так? — Блейд послушно кивнул. — Представьте, Ричард, что произойдет, если в следующий раз вы подумаете о красном? — Лейтон помолчал; видимо, для того, чтобы до подопытного кролика дошла вся опасность ситуации. — Да, о красном, — повторил он, — или просто представите себе преисподнюю в языках пламени и потоках льющейся крови… Вы очень хотите туда попасть?

Блейд содрогнулся — Нет, с него хватит и белого мира! Конечно, он может вообразить не ад, но рай; однако где гарантии, что за райским фасадом не скрывается нечто похуже Альбы, Ката, Меотиды и Берглиона вместе взятых? Нет, пусть лучше выбор будет случайным и не зависящим от его желаний ни на йоту!

Лейтон, внимательно следивший за его лицом, довольно кивнул.

— Вижу, вы все поняли. Так что спейсер мы сдадим в архив. — Он вытащил из кармана блестящий шарик, который обычно использовал, гипнотизируя Блейда, и приподнялся. — Ну, приступим…

Блейд допил свой коньяк — небольшая доза алкоголя снимала напряжение перед сеансом. Он лег в постель и блаженно вытянулся, прислушиваясь к бормотанию старика, возившегося с магнитофоном. Сейчас он уснет… наконец-то уснет в безопасности, на Земле…

Лейтон шагнул к кровати.

— Да, Ричард, еще одно… Как пользоваться этой штукой? — он похлопал себя по карману, из которого торчал флакон.

— Кажется, сэр, вы хотите провести испытание? — разведчик усмехнулся.

— Нууу… — его светлость отвел взгляд, — перед тем, как рекомендовать этот препарат одной персоне… очень важной персоне, должен заметить, я хотел бы проверить его на себе.

Блейд прикрыл глаза; его подозрения подтверждались.

— Его надо втирать… в кожу головы, я полагаю. И тщательно следить, чтобы бальзам не попал на пальцы.

— Доза? — деловито спросил Лейтон.

— Крошечная.

— Крошечная — это сколько?

Блейд вспомнил тонкие изящные пальчики Аквии и уточнил:

— С просяное зернышко.

— Хорошо. А теперь…

— Простите, сэр, у меня тоже есть вопрос, — Блейд скосил глаз на мешок с шерстью. — Что вы собираетесь делать с этим?..

— У вас имеются какие-нибудь предложения?

— Вообще-то я хотел заказать свитер… вязаный свитер, на память…

— Ха, свитер! — Лейтон сунул ему в руки тонкую волосяную косичку, сплетенную во время их беседы. — Ну-ка, попробуйте порвать!

Блейд, улыбнувшись, дернул — витой шнурок не поддавался. Он дернул сильнее, потом напрягся так, что вздулись жилы на висках. Без всякого результата!

— Так-то, — поучительно произнес Лейтон, отбирая свое изделие. — А вы говорите — свитер!

Что-то проворчав, он включил магнитофон и, держа блестящий шарик перед глазами разведчика, начал:

— Сейчас, Ричард, вы уснете. Ваши веки тяжелеют, ваши мышцы расслабляются, дыхание становится ровным. Вы засыпаете, вы засыпаете, вы уже спите. Вы спите и слушаете мою команду…

* * *

Лорд Лейтон и Дж. были приглашены к премьер-министру на двенадцать часов — только не дня, а ночи. Несколько поздновато для визитов к главе правительства, но ходили слухи, что сей государственный муж обожает таинственность. Видимо, предстоящее совещание чудилось ему чем-то вроде сборища заговорщиков; а они, как известно, предпочитают темное время суток.

Молчаливый секретарь провел обоих гостей по длинному безлюдному коридору старинного здания на Даунинг-стрит и осторожно приоткрыл дверь кабинета. Затем, по его вежливому кивку, посетители перешагнули порог и направились к большому овальному столу. Их явно ждали; графинчик с бренди, хрустальные креманки и пепельницы, коробка с сигарами и покойные кресла находились в полной боевой готовности. Сам хозяин поднялся навстречу, жестом предложив гостям раздеваться. Дж. поставил в угол зонт и бросил на диван шляпу; лорд Лейтон, однако, остался в головном уборе и свой пухлый портфель прислонил к ножке кресла.

— Рад видеть вас, господа, — премьер пожал каждому руку, еще одним округлым величественным жестом приглашая садиться. — У нас намечается что-то вроде собрания акционеров?

— Компании «Лейтон Инкорпорейд», — усмехнулся Дж.

— Простите, но председатель правления не я, — старый ученый расположился в кресле и расстегнул портфель.

— Вот как? — премьер-министр приподнял бровь. — Кто же?

— Вы, сэр. Контрольный пакет акции — у правительства Ее Величества.

Министр покачал головой.

— Я полагаю, что главный вкладчик тот, кто генерирует идеи, а не дает деньги. И в этом смысле наш дорогой Дж. не ошибся с названием.

— Возможно, сэр, возможно… Но деньги на данный момент тоже были бы для нас неплохим подспорьем. Кроме того, я хотел бы получить… ммм… — он неопределенно помахал рукой, — нечто вроде карт-бланш.

— Надеюсь, вы не собираетесь поднять Лондон на воздух? — премьер заговорщицки усмехнулся.

— Нет, сэр. В крайнем случае, я ограничусь Тауэром.

— Тогда что вы понимаете под карт-бланш? Если не ошибаюсь, полгода назад проекту присвоен высший код секретности. Что же еще надо?

— Надо распараллелить работы. Намечаются новые интересные направления — скажем, телепортатор… ну, и еще кое — что, — Лейтон любовно погладил свой портфель. — Я хотел бы организовать несколько групп — в Шотландии и Уэльсе, возможно — в Ирландии. Все это требует денег, сэр. И полномочий! Мне некогда ходить по инстанциям и объяснять, почему мне требуются именно эти здания или именно эти люди. Я должен получить все необходимое — быстро и сразу.

— Сколько это стоит — «все необходимое»? — премьер так точно воспроизвел требовательную интонацию его светлости, что Дж. невольно ухмыльнулся.

— Ну… я полагаю… миллиона два или три…

— Лейтон, вы сошли с ума! Времена империи канули в вечность; мы — маленькая страна на маленьком островке и не можем…

— Не такой уж он и маленький, — пробормотал старый ученый, бесцеремонно прервав первого министра Ее Величества. — И мне есть что предложить за ваши деньги!

Он сунул руку в портфель, и на свет божий появился флакон с голубоватым эликсиром. Премьер подозрительно уставился на него, склонив голову к плечу и разглядывая то одним глазом, то другим — точь-в-точь недоверчивая курица, размышляющая над тем, глотать ли ей червяка. Наконец он нерешительно произнес:

— Что это, Лейтон? Средство от драконов? Раствор философского камня? Слезы Иуды Искариота? Или бальзам вечной молодости?

— Почти угадали, сэр с четвертой попытки. — И Лейтон, поудобнее примостив горб на мягкой спинке кресла, приступил к объяснениям.

Когда его светлость закончил свою речь, премьер поглядывал на него в изрядном ошеломлении.

— Вы уверены, что не выдаете желаемое за действительное? — вымолвил он, машинально поглаживая свои редеющие волосы.

— Я произвел контрольный эксперимент, — Лейтон коснулся полей своей просторной велюровой шляпы, — и…

— И?..

— Вот результат.

Старый ученый был неплохим психологом; он медленно снял головной убор, и седая львиная грива вспыхнула серебристым сиянием в ярком свете люстры. Премьер издал восторженное «Ах!» и застыл в благоговейном молчании.

Прошло минут пять, наполненных лицезрением чуда. Затем хозяин кабинета откашлялся и слегка севшим голосом проговорил:

— Итак, вы просите два миллиона фунтов и карт-бланш? — Лейтон молча кивнул, и благородные седые пряди, обрамлявшие его лицо, исполнили медленный торжествующий танец. — Хорошо, я подумаю… Представьте доклад о всех аспектах этого дела — ну, скажем, через месяц, — и мы решим этот вопрос. Теперь, что касается вашего зелья, — он бросил алчный взгляд на флакон. — Полагаю…

24
{"b":"18051","o":1}