ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако не прошло и двух лет, как старый ученый опять вернулся к этой идее, причем – в наихудшем варианте. Теперь усовершенствованный спейсер нужен был вовсе не для того, чтобы Блейд мог подать сигнал «СОС»; нет, он предназначался для предельного усиления ментальной связи испытателя с машиной именно в миг отправки. Тогда, как полагал Лейтон, подопытный кролик попадет в мир, предельно близкий к тому, который предстал перед его воображением – желательно, в мир звездолетов, бластеров, универсальных роботов, супермощных компьютеров и прочих чудес. Дело оставалось за малым – представить такой мир в момент старта. И, кстати, не вообразить чего-нибудь другого – ужасного, чудовищного и неприятного!

Вот почему Ричард Блейд уже вторую неделю усердно поглощал фантастические романы определенного сорта и с каждым днем все больше погружался в пучину сомнений. У Гернсбека, Смита, Гамильтона и Ван Вогта хватало и космических кораблей, и бластеров, но вся эта техника использовалась по прямому назначению – для смертоубийства. Везде шли войны – как правило, в галактических масштабах, – и Блейд очень опасался, что угодит в подобную же вселенскую мясорубку. А там все его таланты бойца и фехтовальщика, вся его ловкость разведчика будет стоить меньше, чем ломаный грош. Вероятно, его примут за шпиона; потом – один допрос под каким-нибудь ментаскопом или телепатической линзой – и дело кончится веревкой. Возможные варианты – пуля, луч бластера, казнь в гиперпространственной дыре – его тоже не вдохновляли.

С тяжелым вздохом Блейд опять вернулся к книге, к устрашающим эпизодам, где гиганты-патрульные под командой ленсмена Киннисона добивали сверкающими топорами остатки боскомиан. Его мучили дурные предчувствия

– Ну, мой дорогой, вы готовы? – Лейтон, закрепив последний контакт, жизнерадостно потер сухие ладошки и уставился на разведчика, восседавшего в кресле под раструбом коммуникатора. Мрачное лицо Блейда явно говорило о том, что он не разделяет энтузиазма старого профессора.

– Готов… – сквозь зубы выдавил он, пытаясь привести в порядок разбегавшиеся мысли. Мысли, мысли… Кто же сумеет их контролировать? Разве что ленсмены с их телепатическими линзами, ментальными экранами и блокировкой сознания? Но у Блейда такого оснащения не имелось; только одна голова с мозгами, которые проклятый компьютер Лейтона перетряхнул уже добрую дюжину раз.

– Что-то не нравитесь вы мне сегодня… – пальцы старика нерешительно легли на ребристую рукоять рубильника. – Не отложить ли запуск? Мы можем выбрать иной прототип…

Блейд, испугавшись теперь по-настоящему, отчаянно замотал головой, всколыхнув нависавшие над ним кабели. Что угодно, только не это! Никаких изменений!

Прототипом вселенной, в которую он сейчас отправлялся, был выбран мир Патруля и Боскома. Конечно, реальность окажется совсем иной; Блейд не верил, что где-то в измерении Икс может существовать хотя бы приблизительный аналог столь бредовых измышлений. Однако общая схема должна совпадать: сверхмощная технология, космические полеты и – как бесплатное и нежелательное приложение – две силы, Добра и Зла, схватившиеся в смертельном единоборстве. Их мощь была примерно равна, что в определенном смысле гарантировало Блейду наибольшую безопасность.

Но если отложить эксперимент, кто знает, что придет завтра в голову Лейтону? Например, он может остановиться в качестве прототипа на мире Звездных Войн Лукаса – тем более, что в сем случае есть телевизионная версия. По большому счету, антураж этих творений почти не отличался от патрульно-боскомских историй – те же корабли и бластеры, те же джидаи-ленсмены, и такое же межзвездное побоище, – однако существовал маленький нюанс. Империя Зла у Лукаса была куда мощнее сил Восставших Миров, и с вероятностью, близкой к ста процентам, Блейд мог угодить в лапы к жутким злодеям. Конечно, не к тем, что описаны в книге и воспроизведены в фильмах; просто он попал бы в реальность, где царит нечто вроде ужасающего глобального террора в галактических масштабах.

Итак, устрашенный предложением Лейтона, он дернулся в кресле, быстро оценив предстоящие неприятности.

– Ни в коем случае, сэр! Я действительно готов, и не принимайте мои попытки сосредоточиться за неуверенность и колебания.

– Ну-ну, – старик бросил на Блейда проницательный взгляд. – Простите, Ричард, если бы я не знал вас так хорошо, я бы счел… хмм… – он нерешительно замолк.

– …что я боюсь? – продолжил разведчик и усмехнулся. – Что ж, вы правы – я действительно боюсь. Однако это не помешает делу… Я буду вести себя осторожнее – и только.

С полминуты его светлость задумчиво разглядывал Блейда, словно питался взвесить его упрямство и решимость. Наконец он прервал молчание:

– Могу ли я поинтересоваться, чем вызваны столь несвойственные вам ощущения?

– Почему бы и нет? – на губах Блейда по-прежнему играла улыбка. – Мне кажется, предстоящее путешествие будет не совсем обычным… как-никак, впервые я смогу влиять на избранный маршрут.

– Разве это плохо?

– Плохо или хорошо, я увижу, когда окажусь ТАМ, – разведчик поднял глаза к потолку, словно собирался вознестись прямиком на небеса. – А сейчас, сэр… сейчас я изо всех сил сдерживаюсь, чтобы не представить нечто этакое… – он неопределенно пошевелил пальцами.

– Гарем турецкого султана? – с тревогой спросил Лейтон. – Ричард, вы не должны…

– Прекрасно знаю, что не должен! – прервал старика Блейд. – Я же сказал: сдерживаюсь изо всех сил! И вместо фонтанов, одалисок и кувшинов с щербетом представляю себе этот дурацкий звездолет с торчащими во все стороны бластерами… – он сделал паузу и со значением добавил: – Но если вы будете тянуть, сэр, надолго меня не хватит.

Похоже, ему и в самом деле удалось напугать Лейтона; сухие пальцы сжали рубильник, и его светлость решительно заявил:

– Не собираюсь больше вас мучить, Дик. Вперед!

Где-то под черепом у Блейда вспыхнуло ослепительное пламя, его языки расплылись, превратившись в розовый туман, и накрыли разведчика с головой. «Странно, что нет боли,» – подумал он, проваливаясь в мягкое и на удивление уютное беспамятство.

ГЛАВА 2

Боли действительно не было.

Он находился на каком-то возвышении, крепко, до ломоты в суставах, сжимая полированный металлический поручень. Внизу тянулся довольно обширный зал с округлым потолком, походивший на срезанный у вершины и поваленный на бок конус; в узком его конце мерцал огнями огромный пульт. Перед ним стояли три глубоких кресла, и Блейд видел торчавшие над их спинками голубоватые макушки шлемов. Слева и справа от пульта пестрели стены, плавно переходившие в потолок; они были забраны чем-то похожим на узкие пластмассовые панели – полоса красная, полоса серебристая. Над пультом управления – а он уже не сомневался в назначении этого устройства – тянулись в ряд мониторы; над ними, еще выше, темнел гигантский экран, залитый космическим мраком.

Казалось, это огромное окно распахнуто в бесконечное, неизмеримое и холодное ничто, в вековечную тьму, в пространство, протянувшееся на миллионы, миллиарды миль, в ледяную бездну, которую человеку не объять ни чувством, ни разумом. Но мрак не был совершенно непроницаем: на этом покрывале вечной ночи яркими искрами горели звезды. Сперва они показались Блейду одинаковыми – просто белыми точками на черном фоне; потом разведчик начал различать цвета: пронзительное и льдистое изумрудное сияние, угрожающий багровый свет, голубоватый блеск алмазов чистой воды, теплые лучи золотистых и желтых огоньков, хороводы алых, синих, зеленых пятнышек, что складывались в рисунок незнакомых созвездий

Это фантастическое зрелище приковало его взгляд, и он не сразу рассмотрел то, что находилось вблизи; обнесенный перилами балкой, нависавший над залом; какие-то сложные устройства – с мониторами, кнопками и рычагами – располагавшиеся рядом; большое кресло с подлокотниками и сложной системой креплений; две металлические лестницы, изящными полукружиями спускавшиеся с балкона вниз. Когда он смог отвести глаза от центрального экрана, все эти детали словно проявились сразу и вдруг, обрели четкость, наполнились смыслом и глубиной.

2
{"b":"18052","o":1}