ЛитМир - Электронная Библиотека

– Забавное положение, не так ли, господин мой? – в его голосе звучала насмешка. Он бросил взгляд на Мойну. – Я сказал – иди! Пока что к тебе проявлено снисхождение. Не подчинишься – будешь уничтожен по второй категории! Ты хочешь этого, Мойна?

Мойна всхлипнул и заполз на площадку. Ярость охватила Блейда, первобытная ярость и жажда крови, что делали его столь опасным противником. Клинок со свистом разрезал воздух, он прыгнул вперед и нанес удар – глубокий выпад, нацеленный прямо в сердце Хончо. И в тот момент, когда лезвие коснулось груди ньютера. Блейд ощутил пьянящую вспышку победного торжества – словно зверь, сомкнувший клыки на горле врага.

Затем он покатился по каменным плитам, меч выпал из его рук и со звоном отлетел к стене. Клинок, не встретивший сопротивления живой плоти, был чистым; Блейд пронзил воздух, привидение, призрачный фантом.

Хончо, невредимый, стоял в десяти ярдах по другую сторону матового диска, с иронией взирая на противника.

– Забавное положение, мой повелитель, – зеленые глаза ньютера были прищурены, голос источал яд. – В такое даже трудно поверить! Ты хотел убить симлу? Или ты не в своем уме, или выпил слишком много слипа. А может… Ладно, мы поговорим об этом позже. Мойна!

Блейд выругался и встал, скрипнув зубами. Он кипел от ярости, понимая, что здесь не помогут ни его сила, ни опыт дуэлянта. Этот Хончо был иллюзией, духом, бесплотным фантомом, которого какой-то дьявольский прибор проецировал в подземную камеру. Настоящий Хончо, живой и неуязвимый, скрывался в другом месте – и там, в полной безопасности, хохотал над Ричардом Блейдом.

Мойна, дрожа и поскуливая, лежал ничком в центре платформы. Хончо – вернее, фантом, находившийся в зале – поднял руку. Блейд понял, что то был сигнал невидимому помощнику. Причитания Мойны внезапно оборвались. Маленький ньютер исчез; лишь над площадкой расплывалось облачко голубоватого тумана. В воздухе запахло горелым. Это был конец.

Не глядя на Блейда, Хончо произнес:

– Уничтожен Мойна, хронос 4013АГ. Отметить ликвидацию в соответствии с правилами. – Казалось, он обращается к недвижным каменным стенам.

Блейд поднял меч и сунул его в ножны. Он побежден, но не сломлен. Конечно, нельзя убить симлу, как назвал Хончо свое изображение. Но, рассуждая здраво, каждой симле должен соответствовать реальный участник игры. Живой ньютер. Настоящий Хончо. И до него можно добраться, если подождать благоприятного случая. Вопрос времени, не больше.

Хончо повернулся к Блейду.

– А сейчас, господин мой, поговорим о тебе. Ты ответишь на мои вопросы. Ты – один из Двадцати, не так ли? И ты сбежал из Клетки в Урсите?

Придется снова блефовать, решил Блейд, так же, как с Мойной. Бедный глупыш!

– Да, – кивнул он, – все было так. Я сбежал, но подвернул ногу, свалился и сильно ушиб затылок. Что-то случилось с головой… я почти ничего не помню.

Хончо с сомнением глядел на него. Однако Блейд чувствовал – принципат до конца не уверен, что его кормят сказками. Казалось, он колеблется, не в силах сделать некий решительный шаг, который прояснил бы ситуацию. Наконец он протянул руку к юбочке, облегавшей талию Блейда и выдавил:

– Подними край. Я должен посмотреть.

Блейд молча повиновался и обнажил гениталии. Ньютер изумленно приоткрыл рот, отступив на шаг. На какое-то мгновение Блейду показалось, что сейчас он грохнется на колени и, подобно Мойне, воздаст божественные почести его фаллосу.

Но нет, этого не случилось. Зеленые глаза сузились еще больше, превратившись в едва заметные щелочки. Хончо кивнул головой, его длинные гибкие пальцы стиснули подбородок, на высоком лбу пролегли морщины. Блейд запахнул кильт, чувствуя, что этот раунд он проиграл.

Хончо сцепил руки за спиной и шагнул к разведчику. Теперь глаза ньютера светились в полумраке как два зеленых огонька. Медленно он обошел вокруг Блейда, еще и еще раз рассматривая и изучая его со всех сторон. Внезапно он замер, склонив голову к плечу, и произнес:

– Ты не господин! В этом я совершенно уверен. Но ты – гомид, один из НИХ. Непостижимо! Я не понимаю этого – хотя должен, обязан знать все! Символы на моем теле лгут – мой уровень выше четырнадцатого, о чем ОНИ не догадывались никогда. Я должен понять, должен, – Хончо с силой потер безволосый череп, и этот жест, такой естественный для человека, пробудил у Блейда неясные воспоминания.

– Тут какая-то тайна, великая тайна мне надо познать ее… возможно, она приблизит меня к цели – голос Хончо затих, лишь тонкие бледные губы едва заметно шевелились, словно он что-то шептал самому себе.

Ладонь Блейда легла на эфес; потом, нахмурившись, он резко отдернул руку. Перед ним стояло не живое существо – всего лишь симла, бесплотный фантом. В это было трудно поверить, но правила игры тут устанавливал не он.

Разведчик измерил взглядом тощую фигуру ньютера и пожал плечами.

– Ладно, Хончо, я скажу правду. Да, я не из ваших повелителей. Ты назвал меня гомидом – может быть, это так, хотя я не знаю, кого ты имел в виду. Я солгал тебе. С моей головой все в порядке, просто я чужой – чужой в вашей земле, в Тарне. – Он заставил себя улыбнуться, губы с трудом повиновались ему. – Прости, что я пытался убить тебя. Теперь я вижу, что встретил действительно разумное существо. А два разумных создания способны обо всем договориться. Ты узнаешь о моем мире, я – о твоем. И, быть может, мы станем друзьями.

Хончо задумчиво теребил подбородок.

– Странно, очень странно. Ты говоришь на нашем языке и мне понятно почти все… Но некоторые слова… я их не знаю! Друзья? Что это значит?

Блейд продолжал старательно улыбаться.

– Это значит, что мы не причиним друг другу вреда Окажем помощь. Будем работать вместе и действовать так, чтобы и ты, и я достигли того, к чему стремимся.

Ньютер медленно кивнул.

– Да, теперь я понимаю. И замечу, что ты вряд ли сумеешь причинить мне вред таким оружием, – он обвел рукой зал. – Древний хлам, которому миллион хроносов… Мы сохраняем это как реликвии или игрушки для солдат.

Блейд не ответил. Интуиция подсказывала ему, что Хончо принял решение, и то, что говорилось сейчас, было всего лишь маскировкой, дымовой завесой, скрывающей мысли принципата. Внезапно Хончо едва заметно кивнул Блейду, коснувшись губ указательным пальцем, словцо ставил на них незримую печать молчания. Он поднял голову и заговорил – повелительно, отрывисто, будто отдавал приказ каменным стенам подземелья.

– Отключить все следящие экраны в прово Северного ущелья. Я, принципат прово, приказываю вам! – ритуальная формула громом раскатилась под нависшими сводами. – Информацию о последних минихроносах стереть! Думать об этом запрещено! Повторяю – запрещено! Исполните – во имя ВЫСОЧАЙШЕГО и ЕГО воли!

Ньютер резко хлопнул в ладоши, и Блейд почти физически ощутил, как что-то вокруг изменилось, – вероятно, исчезли невидимые слушатели и наблюдатели. Лишние уши и глаза были не нужны Хончо.

Фантом повернулся к нему стройный, худощавый, неотличимый от живого существа в своей призрачной реальности.

– Пойдем, – он кивнул в сторону матового диска. – Через миг мы окажемся там, где сможем поговорить наедине.

Блейд колебался; это непостижимое устройство пугало его. Губы Хончо искривились в усмешке.

– Ты боишься? Того, что случилось с Мойной? Напрасно. Сейчас установка работает в режиме обычной телепортации, а не уничтожения. Иди смелей, все будет в порядке. Ведь мы друзья, не так ли?

Блейд осторожно ступил на площадку. Теперь, когда он находился на расстоянии вытянутой руки от Хончо, поразительная реальность фантома уже не могла обмануть его. Хотя иллюзия оставалась безупречной, отсутствовало ощущение живой, теплой, наполненной кровью плоти. Не удержавшись, он провел ладонью на уровне груди, кончики пальцев задели изображение, бесследно прошли сквозь него, словно через столб раскрашенного дыма.

Хончо тихо рассмеялся.

– Значит, ты ничего не понял. Такую простую вещь! Теперь я убедился: ты – не ОН!

9
{"b":"18053","o":1}