ЛитМир - Электронная Библиотека

Не колыхнув ни одним листом, он соскользнул ниже, на ветвь, что нависала над самой почвой. Зеленое марево кроны прикрывало его; пальцы, превратившиеся в когтистые лапы, впились в темную кору, в пасти холодно поблескивал клык – он стиснул в зубах топорище одного томагавка, прижимая второй локтем к телу. Леопард замер, чуть выгнув спину, уставившись яростными глазами на охотников. Три человека, три лошади… Каждый шаг приближал их к смерти!

Они остановились под самым деревом; одна из лошадей, фыркнув, ткнулась носом в ствол, почти в то самое место, где в коре темнела свежая зарубка. Ее всадник пригляделся, потом с гортанным возгласом вытянул вверх руку с копьем, указывая на крону, и двое остальных покорно задрали головы. Этот воин, самый рослый, находился сейчас прямо под укрытием Блейда; его компаньоны отъехали чуть подальше, чтобы разглядеть верхние ветви. Леопард, замерший на толстом суку, озирал их холодным и уверенным взглядом.

Рослый чуть развернул лошадь коленями и, слегка привстав, отвел дротиком в сторону густую листву, горящие зрачки зверя уставились прямо ему в лицо. Он вскрикнул.

Но леопард уже был за его спиной. Шейные позвонки хрустнули под ударом топора и бездыханное тело свалились на землю. Затем в воздухе сверкнул второй томагавк, свистнуло копье, и зверь стремительно соскользнул по лошадиному крупу, прячась от нацеленных в него стрел. В следующий миг он поднялся на ноги, обозревая поле боя.

Животное, послужившее ему защитой, умирало одна стрела торчала в шее, вторая между ребрами. Его удары оказались точнее – дротик пронзил грудь одного из скакунов, и тот замертво рухнул в траву, придавив всадника; лезвие томагавка разбило череп другой лошади. Ее хозяин, покачиваясь, стоял на ногах, сжимая в правой руке топор, а в левой бесполезный сейчас лук; в глазах его застыл ужас.

Блейд усмехнулся. Звериная ярость ушла, он снова был человеком, спокойным и расчетливым бойцом. Итак, план его сработал – всадники остались без лошадей, и один, по видимому, контужен. Пути к бегству отрезаны, и схватка завершится быстро.

Разведчик наклонился и выдернул томагавк из шеи рослого, перерубленной почти до самого горла. Потом сделал три гигантских шага, почти прыжка, и раскроил череп поверженному воину. Тот был без сознания или мертв – его скакун в агонии поднялся на дыбы, а потом рухнул всей тяжестью на седока. Во всяком случае, этот преследователь уже не стонал и не шевелился, и Блейд отправил его в Поля Счастливой Охоты, где не водится ни леопардов, ни опасных пришельцев из чужих измерений. Затем он начал подбираться к последнему врагу.

Между ними было не больше пяти ярдов, и воин даже не пытался достать стрелу из колчана за спиной – понимал, что страшный противник воспользуется секундным промедлением и всадит ему в грудь топор. Чуть поколебавшись и не спуская с Блейда настороженного взгляда, он отшвырнул лук и спустил с плеча ремень колчана. Пригнувшись, вытянув вперед руки, мужчины начали медленно кружить вокруг трупа лошади, разделявшего их, словно некий пограничный рубеж. Блейд знал, что схватка выиграна, хотя туземец выглядел крепким бойцом, он боялся. Разведчик заметил, что он изо всех сил пытается побороть страх – а этот человек, безусловно, не был трусом. Но только что на его глазах свершилось непостижимое – загнанный зверь превратился в охотника, растерзав двух воинов и трех лошадей. А там, позади, у подножия холма, стыла еще пара трупов. Что за злого духа преследовал их отряд? Оборотня, который умел убивать стремительней, чем небесная молния?

Воин лесного племени не успел закончить своих размышлений. Блейд, перепрыгнув через труп лошади, ребром левой ладони ударил его по запястью, выбил томагавк и всадил свой топор ему в шею.

Две-три секунды победитель следил за тускнеющими глазами побежденного; потом он выпрямил спину и прислушался. Он не мог подарить жизнь никому – ни людям, ни животным. Наверняка не только эти пятеро выслеживали его, и чем меньше охотники будут знать о своей добыче, тем лучше. Преследователей оставалось не меньше двух дюжин, у них – оружие, лошади, запасы пищи и самое главное – знания. Пусть это знания дикарей, но они свободно ориентировались в мире, который для него пока что был чужим и незнакомым. Все преимущества Блейда сводились к изощренному боевому искусству и неожиданности; он не хотел лишаться ни того, ни другого.

Разведчик обвел взглядом залитый кровью мох и мертвые тела, застывшие в странных изломанных позах. Итак, внезапность и умение сражаться, добрые его союзники… Но в балансе сил уже стоило учитывать не только это. Оружие – луки, стрелы, метательные копья, топоры, одежда – штаны из тонкой замши, накидки, кожаные сапожки вроде индейских мокасин, ремни, вероятно, пища и вода – Блейд видел объемистые мешки и фляги, притороченные к седлам. Он раздобыл снаряжение, и это намного повышало шансы на победу в смертельной игре, навязанной ему случаем.

Быстро, но внимательно Блейд осмотрел тела своих противников. Рослые смуглые люди, черноволосые, с европеидными чертами. Они были мускулистыми, длинноногими и, на первый взгляд, ничем не отличались от самого Блейда и любого из крепких загорелых парней, которых можно лицезреть на пляжах южноевропейских курортов. Пожав плечами, разведчик стянул мокасины, одежду и ремни с самого рослого и начал облачаться; затем проверил переметные сумки у седел, выбрал оружие. Эти туземцы не были дикарями. Безусловно, их даже нельзя было сравнивать с американскими индейцами доколумбова периода; скорее уж – с конными варварами, волны которых прокатывались по Европе в первом тысячелетии новой эры.

Наконечники стрел и пятифутовых дротиков оказались стальными – как и лезвия топориков, стремена, пряжки ремней и бляхи на поясах. Вся одежда была кожаной, но ее изготовили не из грубых, кое-как продубленных шкур, а из отличной оленьей замши. И, наконец, упряжь! Седла, попоны, стремена, поводья, шенкеля! Непривычной формы, необычного вида, однако превосходного качества. На миг Блейда кольнуло сожаление – возможно, стоило поберечь для себя одного скакуна… Но он не был уверен, что сумел бы справиться с этим животным; а если б оно вырвалось, то привело преследователей прямо к нему – не хуже охотничьего пса.

Нет, он поступил верно. Лес становился все более густым, траву сменяли кусты и подлесок, так что лошадь вскоре превратилась бы в обузу. Другое дело, если б он наткнулся на тропу… но в его положении лучше держаться от троп подальше.

Где-то за деревьями звонко заржал скакун, и Блейд вздрогнул. Затем, забросив за спину лук с колчанами и туго набитый мешок и сжимая в левой руке томагавк, а в правой – копье, он метнулся в самую чащу, обогнул плотные заросли довольно высокого кустарника и полушагом-полубегом двинулся к северу, к горам. Прошло минут пятнадцать, когда он вдруг сообразил, что Лейтону давно пора выписывать обратный билет. Однако билетная касса оставалась закрытой, и пронзительный гудок экспресса не сверлил его виски привычной болью.

* * *

До вечера он убил еще четверых: двух – стрелами, одного – дротиком и еще одного – ловко брошенным томагавком. Все четверо были пешими, и немудрено; лес постепенно превратился в настоящие джунгли, перемежавшиеся с высокими голыми холмами и скалами. Блейд слышал, как в отдалении перекликаются охотники, и ему показалось, что их стало больше. Возможно, из стойбища на поляне подошли еще воины, а это значит, что ситуация ухудшается с каждой минутой.

Подумав, он вытащил из туго набитого колчана три стрелы, сломал их и отправил Лейтону одну за другой с пятисекундными интервалами. Только идиот не догадался бы, что он подает сигнал СОС, а его светлость отнюдь не был глупцом; однако никаких действий не воспоследовало. Это было совсем странно! Согласно договоренности, Лейтону полагалось забрать его через час – независимо от результатов испытаний Старины Тилли. Он мог забрать его и раньше, если бы опыт увенчался успехом и профессора удовлетворили те артефакты – сучья, листья, камни – и Бог знает, что еще, которые Блейд переслал бы ему в первые минуты. Однако прошло уже часов семь, а разведчик все еще пребывал в этом безымянном мире, петляя в лесу подобно хищнику, которого загоняет собачья свора!

13
{"b":"18054","o":1}