ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мертвый вор
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество
Станция «Эвердил»
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Стеклянная магия
Ветер над сопками
Ищи в себе
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Крушение пирса (сборник)

Так говорили пророки, и с тех пор хранит народ пильгуев их мудрость и ждет пришествия Великого Мориона…"

Блейд слушал очень и очень внимательно, этот Морион, судя по всему, должен был сыграть тут роль Авраама Линкольна и генерала Шермана, вместе взятых.

Рассказчица смолкла; на странника с надеждой уставились десятки глаз – и еще больше народу толпилось вокруг Ксантова дома, вытягивая шеи и вставая на цыпочки.

– Хорошо! – наконец изрек он. – Я бы с радостью задержался в вашей гостеприимной деревне, но мне надо спешить на юг. Вы снабдите меня припасами, и я двинусь дальше. Время не ждет.

Правда, от поданного обильного обеда он не отказался.

К окончанию трапезы заплечный мешок Блейда был уже полон. Странник закинул его на плечо и зашагал по улице, сопровождаемый распевающей радостные песни толпой. К некоторому его удивлению, никто не выразил желания взять меч и последовать за ним к южной границе – никто, если не считать той самой девушки, что читала ему пророчество. Вся толпа остановилась на краю деревни, и Блейд уже вскинул руку, прощаясь, когда из рядов деревенских жителей вырвалась растрепанная фигурка, бросившаяся к нему так, словно за ней гналась целая стая голодных волков. Девушка с размаху упала на колени перед Блейдом.

– О Великий Морион! Молю, возьми меня с собой! Я готова стать пылью под твоими стопами, только возьми меня с собой! Ты обратил на меня свой благосклонный взор – так не отвращай же от меня своего солнцеподобного лика!

– Погоди, давай отойдем подальше, – Блейд заметил пугливые взгляды, которые девушка бросала себе за спину. На лице ее алело несколько свежих царапин, через плечо висела небольшая котомка. Судя по всему, она уже приняла решение и ни за что бы не повернула назад.

– Я не вернусь, все равно не вернусь, – стуча зубами, бормотала девушка. – Меня затравят… от зависти… вон, бабы всю уже исцарапали…

Блейд раздумывал недолго.

– Хорошо! Пойдем вместе Как тебя звать-то?

– Лиайя…

– Красивое имя, – одобрил странник. – Хорошо, раз у меня теперь есть проводник, показывай дорогу! По пути можешь рассказать мне еще пару историй

Однако повествования Лиайи, увы, не отличались богатством деталей. На юге она была один раз с отцом, еще до того, как он погиб в схватке с имперцами, но самих кабарских воинов никогда не видела и мало что могла о них рассказать. Бабьи же сказки о том, что они ростом с дерево и умеют плеваться огнем, словно мифические драконы, Блейд пропустил мимо ушей.

Мало-помалу Лиайя разговорилась. Блейд по-прежнему оставался для нее Морионом, сверхъестественным существом, Освободителем и Избавителем, но идти вместе многие часы и не перемолвиться ни единым словом все равно совершенно невозможно. К вечеру, когда путники добрались до следующей деревни, странник знал о своей провожатой все.

В ее короткой жизни не случилось до сих пор ничего существенного, если не считать давнишнего похода на юг. С той поры, после гибели отца, жила с матерью и братьями в ожидании дня, когда ее определят замуж – скорее всего, младшей женой кого-нибудь из сельчан позажиточнее. Кое-кто из местных ротшильдов имел настоящие гаремы.

– Я всегда хотела убежать… убежать на юг, к Ульбаду… но на это у меня не хватало смелости… да мне и не дали бы уйти далеко. Одинокой девчонке на дорогах делать нечего! Поймают да продадут, вот и вся недолга…

Блейд пожал плечами. Вероятно, с этими пильгуями тоже следовало разобраться.

Дракуле Лиайя понравилась, ибо говорила правду, чистую правду. Но мохнатого ату малышка явно побаивалась, так и не решившись погладить.

Во второй деревне церемония встречи повторилась. Когда с восторгами было покончено, Блейда и его спутницу постарались устроить на ночлег как можно лучше, на долю Лиайи при этом выпало немало завистливых взглядов. Устраиваясь на ложе Блейд покосился было на свою юную спутницу… Нет, подумал он, пока еще нет. Она не видит в нем мужчину, только Великого Мориона…

Странник не собирался разубеждать на сей счет местных жителей. По опыту он знал, что подобное невозможно; люди будут верить в то, во что им хочется верить. Вдобавок поразительное совпадение пророчества и реальности было налицо!

Ничего не поделаешь, подумал он, в который раз примеряя на себя личину Мориона, если ему выпала роль героя, придется сыграть ее до конца. Не очень выгодное амплуа! Жаль, если ожидания Хейджа провалятся… Может, хотя бы добраться до здешней имперской сокровищницы, чтобы окупить затраты на электроэнергию, сожранную компьютером при запуске?

Дальнейший путь Блейда и его спутницы пролегал по достаточно населенным местам с приличными дорогами; попадались даже постоялые дворы. Мало-помалу странник укрепился во мнении, что здешний народец так же подходит для освободительной войны, как бутылка – для забивания гвоздей. Он мог бы попытаться сформировать из лесных обитателей нечто вроде пешего войска; но, во-первых, пильгуи и впрямь отличались сварливым характером, постоянно затевая свары и распри, а во-вторых, Ричард Блейд отнюдь не собирался громоздить здесь горы трупов. Победить, лишившись всего войска, – удел новичков и дилетантов; Блейд же являлся профессионалом и, следовательно, должен был найти иной способ. Он больше верил в убров-изгоев, чем в шумных и буйных пильгуев. Никогда не надо спешить с принятием решений, если позволяет обстановка, и странник собирался сделать окончательные выводы, как следует осмотревшись на южной границе. В конце концов, сдерживали же как-то обитатели Заркии имперский натиск на свои земли!

Мало-помалу Дракула, сперва сонный и благодушный, начал проявлять все большую и большую нервозность. Там, впереди, их ждали загадочные «видящие в головах», согласно определению ата. Блейд удивился – до южного рубежа еще оставалось не меньше двух дней ходу.

Лиайя внесла ясность – дорога делала тут широкий крюк, огибая владения загадочных улфов. Блейд вспомнил не отличавшиеся ясностью слова гнома Харгатора и потребовал от девушки обстоятельного рассказа.

Увы, его любопытство вновь осталось неудовлетворенным. Улфы обычно не переступали границ своих владений – разве лишь в тех случаях, когда всей лесной стране и впрямь грозила смертельная опасность. К себе в гости они тоже никого не приглашали, и пильгуи, которые вообще не отличались любовью к странствиям, очень редко бывали в тех краях. Правда, деревья там, где жили улфы, были куда выше, чем в остальных лесах Заркии; ходили слухи, что улфы и дома себе строили среди ветвей. Тракт огибал владения загадочных пильгуйских союзников – верный признак того, что улфов здесь уважали и побаивались. Судя по кратким сообщениям Дракулы, эта раса обладала некими телепатическими способностями; не в них ли крылся секрет того, что отряды улфов всегда оказывались в нужном месте и в нужное время?..

– Ну что ж, тогда отложим визит к ним, – заметил Блейд, выслушав краткий рассказ Лиайи. Девушка страшно поразилась.

– Как? Почему? Ведь ты же – Морион! Вся Заркия должна склониться перед тобой – и гномы, и улфы, и убры! Ты не должен сворачивать со своего пути!

Выслушав эту страстную тираду, Блейд подумал, что в ней содержится рациональное зерно, и свернул с утоптанного тракта на заросшую мягкой травой тропинку. Они шли в гости к улфам.

Глава 5

Лес изменился словно по волшебству. Еще с четверть часа назад путников окружали совершенно обычные деревья, очень похожие на земные березы, тополя и клены, но вот кусты раздвинулись, и Блейд оказался словно бы в голливудском павильоне на съемках масштабной киносказки. За нешироким говорливым ручьем вздымались настоящие лесные исполины, коим самое место было бы в лесах Иглстаза или Гартанга. Вершины их, окутанные густыми облаками листвы, уходили к небесам, чудовищной толщины стволы могли выдержать на своих мощных ветвях сооружение любой тяжести. Коричневая кора была изборождена глубокими трещинами, в которых легко сумел бы укрыться худощавый человек. Под деревьями царил приятный полумрак.

8
{"b":"18055","o":1}